В ПОЛЕЗНОЕ — 20.03.20. С позиции Верховного Суда РФ. О новых тенденциях развития корпоративного права. АГ.

Как ранее сообщала «АГ», 25 декабря 2019 г. Президиум Верховного Суда РФ утвердил обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах (далее – «Обзор»). ВС РФ затронул отдельные сложные вопросы о нотариальном удостоверении решений собраний, об отчуждении долей и акций, об исключении участника, о принудительной ликвидации, о недействительности сделок и решений собраний. Материал, содержащий общую информацию об этом документе, и комментарии экспертов «АГ» к его положениям были опубликованы на advgazeta.ru 27 декабря 2019 г. в рубрике «Обзоры и аналитика». Настоящая статья представляет собой аналитический авторский комментарий к данному документу.

Читайте также комментарии к данному материалу советника АБ «Бартолиус» Сергея Будылина, руководителя практики «Корпоративное право: сопровождение сделок и процедур» юридической фирмы INTELLECT Екатерины Ковтун и Анны Ветлужских, юриста INTELLECT.

Позиции, которые содержатся в Обзоре, могут быть разделены на две группы. Во-первых, Обзор закрепляет подходы, ранее сформировавшиеся в судебной практике. Во-вторых, в него включен ряд разъяснений, которые существенным образом влияют на сложившуюся практику и изменяют ее.

Среди первой группы разъяснений Обзора можно выделить следующие:

  • Директор не обязан исполнять решение акционеров. Одобрение сделки акционерами не освобождает директора от ответственности за убытки, причиненные обществу такой сделкой.
  • Решение общего собрания участников (акционеров) подлежит признанию недействительным независимо от того, каким размером доли в уставном капитале (количеством акций) владеет истец, в случае если доказано существенное нарушение процедуры созыва общего собрания участников (акционеров), которое воспрепятствовало участнику (акционеру) реализовать право на участие в принятии решений, связанных с управлением обществом.
  • Суд может назначить в качестве ликвидатора арбитражного управляющего, а не одного из учредителей или участников общества.
  • При приобретении обществом доли в своем капитале может быть заключен договор.
  • Опубликование учредительного документа юридического лица, в том числе в сети «Интернет», само по себе не создает презумпцию знания контрагентом его содержания.

Разъяснения, которые, на наш взгляд, существенно изменяют сложившуюся практику, проанализированы ниже.

Новый подход к порядку подтверждения решений собраний

Верховный Суд РФ изменил устоявшийся подход и указал два новых случая обязательного нотариального удостоверения корпоративных решений общества с ограниченной ответственностью. Так, нотариальному удостоверению подлежат:

  1. решения единственного участника;
  2. решения (включая решение единственного участника), которые закрепляют альтернативный порядок подтверждения решений собраний.

Следует отметить, что до утверждения Обзора судебная практика, разъяснения нотариальной палаты, налоговой службы, Банка России подтверждали, что требование о нотариальном подтверждении решений, установленное подп. 3 п. 3 ст. 67.1 ГК РФ, не является обязательным (можно определить альтернативный способ) и не распространяется на решение единственного участника. Более того, в продолжение данной логики в ГК РФ были введены изменения, которые прямо исключали необходимость подтверждения решений собраний, принятых заочно.

После принятия Обзора Верховный Суд РФ дополнительно разъяснил, что новые правила применяются только в отношении решений, которые приняты после 25 декабря 2019 г., поэтому решения, принятые до данной даты (включительно) с нарушением вновь введенных правил, являются действительными (см. определение Верховного Суда РФ от 30 декабря 2019 г. № 306-ЭС19-25147 по делу № А72-7041/2018).

На практике возникают вопросы о том, применяются ли положения Обзора к решениям единственного акционера и можно ли принять решение о выборе альтернативного способа подтверждения корпоративных решений заочным голосованием.

Принимая во внимание позицию Верховного Суда РФ о том, что риску фальсификации подвержено решение единственного участника, полагаем, что разъяснения суда применяются и к решениям единственного акционера.

На наш взгляд, из требования Обзора о нотариальном удостоверении решения, которым закрепляется альтернативный порядок подтверждения решений собраний, следует, что такое решение не может быть принято заочно, поскольку заочные решения собраний не могут быть подтверждены нотариально.

Нотариальная палата в связи с позициями, закрепленными в Обзоре, дала следующие разъяснения:

  • нотариус не может принять не удостоверенный нотариально протокол собрания, который закрепляет альтернативный порядок подтверждения решений собраний, если такой протокол оформляет решение собрания, принятое после 25 декабря 2019 г.;
  • решение единственного участника подтверждается путем свидетельствования подлинности подписи участника. Аналогичный подход применяется к подтверждению принятия решения единственным акционером.

Новые основания для оспаривания сделок общества

Решение общего собрания может быть признано недействительным, если будет доказано, что:

  • оно нарушает интересы общества или участника (акционера); и
  • участник (акционер), который повлиял на принятие решения, действовал исходя из собственной выгоды (например, одобренная сделка была заведомо невыгодна обществу).

При этом в доктрине или судебной практике не сложилось общее понимание того, что следует понимать под «интересами общества», в связи с чем данное разъяснение может применяться судами неединообразно.

Согласно другому разъяснению Верховного Суда РФ акционер может признать сделку недействительной, даже если она не причиняет убытки обществу. Для этого нужно доказать, что такая сделка не является разумно необходимой для общества, совершена в интересах только части участников, причиняет неоправданный вред остальным участникам, которые не выразили согласие на совершение соответствующей сделки. Такой сделкой может быть, например, получение обществом экономически необоснованного займа, за счет чего общество направляет свою прибыль (в виде процентов по займу) в пользу компании, неформально контролируемой мажоритарием, тем самым уменьшая свою прибыль, которая могла бы распределяться между участниками.

При этом если согласие всех остальных участников на совершение подобной сделки получено в рамках корпоративного одобрения или содержится в корпоративном договоре, то участники не вправе признавать такую сделку недействительной.

Новые подходы к исключению участника из общества

Верховный Суд РФ скорректировал позиции судов по вопросам исключения участника из общества.

Ранее Высший Арбитражный Суд РФ отмечал, что институт исключения не может быть использован для разрешения конфликта между участниками общества (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 мая 2012 г. № 151), а Верховный Суд РФ занимал позицию, что участник не может быть исключен из общества, когда с требованием об исключении обращается другой участник, в отношении которого имеются основания для исключения (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25). Однако в Обзоре сказано, что корпоративный конфликт и равное распределение долей между участниками сами по себе не являются основаниями для отказа в иске об исключении участника из общества.

В Обзоре также отмечается, что участник вправе требовать исключения из общества участника с долей более 50%, даже если устав общества предусматривает право участников на свободный выход из общества, хотя прежде Высший Арбитражный Суд РФ занимал позицию о том, что исключение из ООО участника, обладающего долей в размере более 50%, возможно только в том случае, если участники общества в соответствии с его уставом не имеют права свободного выхода из общества (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 мая 2012 г. № 151).

Кроме того, согласно позиции Верховного Суда РФ возможность исключения участника не зависит от того, могут ли последствия действий (бездействия) такого участника быть устранены без лишения его возможности участвовать в управлении обществом (например, путем оспаривания соответствующей сделки во вред обществу). Причинение существенного ущерба обществу само по себе достаточно для исключения участника. До Обзора в судебной практике была распространена позиция, что участник может быть исключен из общества, только если последствия совершенных им действий не могут быть устранены без лишения его возможности участвовать в управлении делами общества.

Действительность решений, которые приняты без необходимого большинства

Суд может отказать в признании недействительным значимого хозяйственного решения, отсутствие которого существенно затрудняет деятельность общества, несмотря на то что такое решение не получило необходимого большинства голосов на собрании. Это возможно, если участник без уважительных причин уклонялся от участия в собрании, блокируя принятие необходимых решений, которые без его голосов не могут быть приняты.

Данное разъяснение может применяться при оценке решений, принятых в рамках корпоративного конфликта.

В Обзоре прямо не говорится, действительно ли такое решение и, в частности, как данное разъяснение соотносится с положениями о том, что решение, принятое без необходимого кворума или большинства, является ничтожным.