Как найти компромисс При решении вопросов о разделе имущества супругов следует применять совокупность норм действующего законодательства. АГ.

При решении вопросов о разделе имущества супругов следует применять совокупность норм действующего законодательства
Зимина Ирина
Зимина Ирина

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс»
Материал выпуска № 10 (315) 16-31 мая 2020 года.

В комментарии к статье Татьяны Сустиной «Нарушение прав ребенка: миф или реальность?» (см.: «АГ». 2020. № 10 (315)) предлагается в условиях, когда региональные суды нередко отступают от подхода, последовательно применяемого Верховным Судом РФ к спорам, связанным с разделом имущества, приобретенного с использованием материнского капитала, мотивируя это стремлением увеличить долю несовершеннолетних детей в таком имуществе, применять совокупность норм действующего законодательства, а также рекомендовать судам содействовать супругам в мирном урегулировании таких споров путем заключения мировых соглашений.

В статье анализируется судебная практика по вопросу раздела совместно нажитого имущества супругов, приобретенного с использованием средств материнского капитала, и ставится вопрос о правомерности подхода региональных судов, идущего вразрез с позицией Верховного Суда РФ. Суды, используя свои дискреционные полномочия, определяют в спорах по разделу имущества супругов, приобретенного с использованием материнского капитала, долю детей, равной доле родителей в жилом помещении с учетом интересов детей, и устанавливают, что именно такое деление соответствует интересам ребенка, тогда как Верховный Суд РФ предписывает определять доли детей в общем имуществе исключительно пропорционально их доле в материнском капитале.

Автор рекомендует исключить произвольность судейского усмотрения и привести региональную судебную практику по делам, связанным с реализацией материнского капитала, к единообразию путем принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ или внесения изменений в действующий федеральный закон.

Действительно, нижестоящие суды нередко отступают от подхода, последовательно применяемого Верховным Судом РФ по спорам такого рода, в целом не безосновательно, стремясь защитить права несовершеннолетних детей и увеличить их долю в жилом помещении, приобретенном с использованием средств материнского капитала, которая в большинстве случаев является мизерной по сравнению с долей родителей. Поэтому, с моей точки зрения, необходимо законодательно проработать возможность отступления судами от указанного императивного подхода ВС РФ с учетом интересов несовершеннолетних детей, конкретных обстоятельств дела во взаимосвязи с нормами действующего законодательства и судебной практики.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 7 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям, в том числе на улучшение жилищных условий. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 10 этого же закона средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения.

В силу ст. 38, 39 СК РФ разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К нажитому во время брака имуществу (общему имуществу супругов) относятся в том числе полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (п. 2 ст. 34 СК РФ).

Верховный Суд РФ, обосновывая свои решения по подобным делам, указывает следующее (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 11 июня 2019 г. № 18-КГ19-57): «Имея специальное целевое назначение, средства материнского (семейного) капитала не являются совместно нажитым имуществом супругов и не могут быть разделены между ними.

Исходя из положений указанных норм права дети должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, приобретенный (построенный, реконструированный) с использованием средств материнского капитала.

При определении долей родителей и детей в праве собственности на жилое помещение необходимо руководствоваться частью 4 статьи 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ, а также положениями статей 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации.

Определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, потраченные на приобретение этой квартиры, а не на все средства, за счет которых она была приобретена.

Необходимо руководствоваться принципом соответствия долей в зависимости от объема собственных средств, вложенных в покупку жилья родителями (в том числе средств, принадлежащих каждому из родителей, не являющихся совместно нажитыми), а также средств материнского капитала. Материнский капитал должен распределяться на родителей и детей в равных долях. Доли детей в общем имуществе определяются пропорционально их доле в материнском капитале».

Такой подход представляется логичным и обоснованным.

Вместе с тем считаю, что в некоторых случаях можно было бы использовать указанные нормы и рекомендации Верховного Суда РФ во взаимосвязи с нормой п. 2 ст. 39 СК РФ, в соответствии с которой суд может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов.

Следует отметить, что Верховный Суд РФ уже высказывался по вопросу учета прав несовершеннолетних детей применительно к спорам о разделе имущества супругов в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3/2019 (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 27 ноября 2019 г.), указывая следующее: «В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”, при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в силу п. 2 ст. 39 СК РФ может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов».

При решении подобных споров необходимо также иметь в виду, что в силу ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению.

Исходя из изложенного, считаю, что при решении вопросов о разделе имущества супругов следует применять совокупность норм действующего законодательства. Кроме того, можно было бы рекомендовать судам содействовать супругам в мирном урегулировании такого рода споров путем заключения мировых соглашений в порядке, предусмотренном гл. 14.1 ГПК РФ, предоставляя супругам возможность определять доли в жилом помещении в равных долях с учетом долей несовершеннолетних детей, не отказывать в утверждении таких мировых соглашений, мотивируя отказ ссылкой на вышеуказанный подход Верховного Суда РФ. Таким образом, одновременно могут быть учтены права несовершеннолетних детей на жилое помещение, приобретенное в том числе на средства материнского капитала, увеличена доля несовершеннолетних детей в жилом помещении с учетом реальной необходимости использования его ими, а также добрая воля их родителей, решивших увеличить долю детей в совместно нажитом имуществе.