01.02.2022 ВС: Нельзя снять публичный сервитут с земли через мировое соглашение ее собственника с муниципалитетом АГ НОВОСТИ

Как счел Суд, при решении вопроса об утверждении мирового соглашения суд вправе исследовать фактические обстоятельства дела, если такой документ затрагивает права и законные интересы неопределенного круга лиц или публичные интересы

27 января Верховный Суд вынес Определение № 310-ЭС21-18164 по делу № А68-1643/2020 касательно оспаривания несколькими жителями села мирового соглашения, утвержденного администрацией муниципального образования и организацией, на чьи земли был установлен публичный сервитут, об отмене последнего.

Ассоциация собственников недвижимости «Велегож» владеет рядом земельных участков в селе Велегож Тульской области, которые относятся к категории земель населенных пунктов и имеют вид разрешенного использования «для общего пользования территорией». Фактически такие земли являются улицами, сетью непрерывных проездов между земельными участками, купленными Сергеем Холмогоровым, Еленой Белокопытовой, Олегом Федотовым и Ольгой Антоновой. Доступ к их земельным участкам осуществляется только через земли ассоциации, иного доступа к ним не имеется. Граждане были лишены права свободно передвигаться по территории села и пользоваться объектами его инфраструктуры, поскольку ассоциация, владея землей под улицами и проездами (землями общего пользования), ограничивала их передвижение, требуя плату за пользование улицами.

В сентябре 2017 г. районный суд удовлетворил требования граждан и признал незаконным решение администрации муниципального образования Заокский район об отказе в установлении публичного сервитута на земельные участки, принадлежащие ассоциации. Суд обязал муниципальные власти провести процедуру по установлению публичного сервитута на спорных земельных участках, обеспечивающих свободный проход и проезд по сельской территории. В решении подчеркивалось, что установление публичного сервитута требовалось для обеспечения прав жителей села на благоприятные условия жизнедеятельности.

Во исполнение судебного акта 20 апреля 2018 г. администрация муниципального образования установила публичный сервитут на земельные участки ассоциации, а затем состоялась госрегистрация ограничения сервитута. Далее ассоциация обратилась в арбитражный суд с иском к администрации об установлении соразмерной платы за пользование земельным участком, обремененным сервитутом, и об обязании осуществить ежемесячную плату за пользование участком.

Впоследствии суд утвердил мировое соглашение, заключенное ассоциацией и администрацией, и прекратил производство по делу. По условиям соглашения истец отказывался от иска и обязался не чинить препятствия при осуществлении прохода и проезда неопределенному кругу лиц через его земельные участки. В свою очередь администрация обязалась снять публичный сервитут с земельных участков ассоциации ввиду отсутствия общественных нужд, для которых он был установлен (а именно для обеспечения проезда и прохода). При этом стороны договорились сохранить публичный сервитут на один из земельных участков без предъявления требования соразмерной платы за пользование им.

Впоследствии Сергей Холмогоров, Елена Белокопытова, Олег Федотов и Ольга Антонова, не участвовавшие в рассмотрении этого дела, обратились в окружной суд с кассационной жалобой. Они сослались на то, что оспариваемый ими судебный акт нарушает их права и обязанности, поскольку администрация, приняв на себя обязательство по отмене публичного сервитута, направила им требование о заключении договора, предполагающего внесение платы за пользование сельскими улицами.

Окружной суд прекратил производство по кассационной жалобе со ссылкой на то, что утвержденное мировое соглашение порождает права между администрацией и ассоциацией и не может затрагивать права и обязанности заявителей. Кроме того, подчеркнула кассация, снятие публичного сервитута, установленного в отношении ряда земельных участков, не может быть исполнено без проведения публичных слушаний с участием всех заинтересованных лиц.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Сергей Холмогоров, Елена Белокопытова, Олег Федотов и Ольга Антонова сослались на нарушение окружным судом норм материального и процессуального права. После изучения материалов дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что лица, не участвующие в деле, как указанные, так и не указанные в мотивировочной или резолютивной части судебного акта, вправе обжаловать его в порядке кассационного производства, если он затрагивает их права и обязанности, в том числе создает препятствия для реализации их субъективного права или надлежащего исполнения обязанности по отношению к одной из сторон спора. На суд возлагается обязанность по проверке заключенного сторонами спора мирового соглашения на соответствие его положений закону, а также в целях соблюдения прав и законных интересов других лиц в силу ч. 5 ст. 49 и ч. 3 ст. 139 АПК РФ.

Со ссылкой на п. 13 и 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 июля 2014 г. № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» Верховный Суд отметил, что мировое соглашение может содержать любые не противоречащие закону или иным правовым актам условия. При этом арбитражный суд не утверждает такой документ, если он противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц (ч. 6 ст. 141 АПК РФ). «Таким образом, при решении вопроса об утверждении мирового соглашения сторон суд вправе исследовать фактические обстоятельства дела, касающиеся действительных прав и обязанностей сторон, если имеются основания полагать, что мировое соглашение затрагивает права и законные интересы неопределенного круга лиц, публичные интересы», – подчеркнул ВС.

Он добавил, что на кассационную инстанцию, куда обращаются с соответствующей жалобой лица, ранее не участвовавшие в деле, возложена особая ответственность за проверку доводов кассаторов о нарушении их прав и законных интересов условиями мирового соглашения, заключенного сторонами спора и утвержденного судом. «Суд округа не дал оценку доводам подателей жалобы о том, что публичный сервитут был установлен с учетом решения суда общей юрисдикции в интересах неопределенного круга лиц для обеспечения права прохода и проезда жителей села Велегож к домовладениям; администрация, принимая на себя по мировому соглашению обязательство отменить публичный сервитут, нарушает нормы земельного законодательства, поскольку основания, в силу которых был установлен сервитут, не отпали; решение об отмене публичного сервитута не может зависеть от воли администрации и ассоциации, выраженной путем подписания мирового соглашения», – заключил ВС, который отменил определение окружного суда и направил дело в кассацию для рассмотрения по существу кассационной жалобы заявителей.

Юрист Land Law Firm Наталья Кашуркина пояснила, что при рассмотрении дела нижестоящие суды не учли правовую природу и назначение публичного сервитута. «Иными словами, любое соглашение о прекращении публичного сервитута затрагивает права неограниченного круга лиц – правообладателей сервитута в силу ст. 5 Земельного кодекса РФ, поэтому в том случае, когда основания для установления публичного сервитута не отпали, решение об отмене публичного сервитута не может зависеть лишь от воли органа местного самоуправления и собственника земельных участков», – отметила она.

По словам эксперта, на практике распространены случаи отказа лицу, не участвующему при утверждении мирового соглашения, в реализации права на обжалование судебного акта о мировом соглашении. «Как верно указал ВС, мировое соглашение не может создавать обязанности или прекращать права третьих лиц. Совершенно очевидно, что мировое соглашение о прекращении действия публичного сервитута не может не затрагивать права и интересы третьих лиц, поскольку круг третьих лиц в данном случае неограничен. При утверждении мирового соглашения именно суд в силу закона должен был проверить, не нарушает ли мировое соглашение права и законные интересы других лиц. Поскольку в данном деле мировое соглашение нарушало права заявителей на беспрепятственный и бесплатный доступ в любую часть населенного пункта и в том числе к своим земельным участкам, заявители на законных основаниях были вправе обжаловать определение об утверждении мирового соглашения. Стоит также отметить, что комментируемым определением устранена конкуренция судебных актов судов общей юрисдикции – о необходимости установления публичного сервитута и арбитражных судов – о прекращении действия публичного сервитута», – заключила Наталья Кашуркина.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что отсутствие четкого регулирования прав жителей индивидуальных домов на земельные участки, являющиеся, по сути, местами общего пользования, порождает множество споров, которые разрешаются, как правило, в «ручном режиме» исходя из конкретной ситуации. «В рассматриваемом споре земли общего пользования находятся в частной собственности, и возможность защиты интересов жителей была реализована путем установления публичного сервитута. В этом деле возник вопрос, вправе ли собственники индивидуальных домов в поселке участвовать в судебном споре по поводу установления публичного сервитута, в частности вправе ли они обжаловать вынесенные судебные акты. И несмотря на то что публичный сервитут устанавливается в интересах неопределенного круга лиц, Верховный Суд пришел к выводу о том, что в его установлении заинтересованы прежде всего жители соответствующего поселка и они имеют право вступить в дело и пользоваться правом на оспаривание судебных актов, касающихся публичного сервитута», – подчеркнул он.

Эксперт сообщил, что в его практике был случай оспаривания собственником земельного участка решения об установлении публичного сервитута и суд по ходатайству товарищества собственников жилья соседнего дома привлек его в качестве третьего лица. «При этом именно ТСЖ как лицо, наиболее заинтересованное в исходе дела, несло основную нагрузку в части доказывания правомерности установления сервитута», – отметил Алексей Силиванов.

Партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков предположил, что в рассматриваемом деле сложно представить, что окружной суд не понимал того, что заключенное мировое соглашение касается прав и законных интересов заявителей. «Вероятнее всего, у кассации имелось собственное представление о “социальной справедливости” и мерах ее восстановления в возникшем конфликте. Этот тренд, который я последние пару лет вижу в арбитражных судах округов, сводится к тому, что суды, отступая от формального применения правовых норм, возводят себя в роль не скованного материально-правовыми рамками арбитра», – отметил он.

Зинаида Павлова