01.04.2021 ВС разрешил взыскивать неустойку с госорганов при неисполнении решения о передаче земельного участка АГ НОВОСТИ

Суд указал, что если госорган или орган местного самоуправления не исполняет решение, обязывающее совершить определенные действия, связанные с передачей истцу земельного участка, то по его требованию можно взыскать денежную сумму за каждый день неисполнения решения

В Определении № 306-ЭС20-12906 Верховный Суд разъяснил, что по требованию заявителя они вправе присудить денежную сумму, подлежащую взысканию с государственного органа или органа местного самоуправления, на случай неисполнения им судебного акта, обязывающего совершить определенные действия, связанные с передачей и оформлением прав заявителя на земельный участок.

Спор из-за участка

В 2016 г. ИП Григорий Деулин купил у ООО «МЖКстрой» два объекта недвижимости. В этом же году он обратился в администрацию городского округа Самара с заявлением о предоставлении в собственность за плату без проведения торгов участка, на котором расположены объекты недвижимости. В заявлении он сослался на п. 2 ст. 39.3 и ст. 39.20 Земельного кодекса.

Департамент управления имуществом городского округа 8 ноября 2016 г. отказал в рассмотрении заявления предпринимателя по существу, а в письме от 11 октября 2017 г. № 2959 отказал в предоставлении участка в собственность, сославшись на то, что в соответствии с Информационной системой обеспечения градостроительной деятельности (ИСОГД) часть испрашиваемого земельного участка расположена в границах территории общего пользования.

В последующем по административному иску предпринимателя суд признал недействующим с момента вступления решения суда в законную силу Генеральный план городского округа Самары в части установления красных линий в границах спорного земельного участка. Также суд признал недействующими с момента вступления решения суда в законную силу Правила застройки и землепользования, утвержденные постановлением Самарской городской Думы от 26 апреля 2011 г. № 61, в части нахождения земельного участка в двух территориальных зонах.

После этого Григорий Деулин обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий Департамента, выразившихся во внесении в ИСОГД сведений о наличии в границах земельного участка территории общего пользования и обязании устранить допущенные нарушения путем исключения из системы соответствующих сведений. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления, однако апелляция полостью удовлетворила требования. Кассация оставила в силе судебный акт второй инстанции.

По этому делу предприниматель заявил требования о признании незаконными отказа Департамента в рассмотрении заявления о выкупе участка и отказа в выкупе земельного участка, а также об устранении последствий допущенных нарушений путем направления в его адрес проекта договора купли-продажи земельного участка по цене 40% кадастровой стоимости.

12 октября 2019 г. суд признал незаконными решение Департамента от 8 ноября 2016 г. и приказ от 11 октября 2017 г., обязал главу городского округа и Департамент устранить последствия допущенных нарушений путем направления Григорию Деулину проекта договора купли-продажи земельного участка по цене 50% кадастровой стоимости. Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе.

Департамент не исполнил решение суда

В 2020 г. предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о присуждении в его пользу в порядке ст. 308.3 ГК и 174 АПК денежных средств в размере более 5 тыс. руб., подлежащих взысканию с Департамента за каждый день неисполнения решения суда от 12 октября 2019 г., начиная с 13 января 2020 г. до его фактического исполнения. Он указал, что с 2016 г. Департамент создавал препятствия в выкупе участка и так и не исполнил решение суда от 12 октября 2019 г.

При вынесении решения суд руководствовался ст. 16, 119, 174, 318 АПК, ст. 308.3, 330 ГК, Законом от 3 августа 2018 г. № 340-ФЗ, которым были внесены изменения в Градостроительный кодекс и ряд отдельных законодательных актов, а также разъяснениями, приведенными в п. 27, 28, 31, 32, 33 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств». Не установив затруднений для исполнения судебного акта, суд пришел к выводу о том, что Департамент необоснованно уклоняется от исполнения вступившего в законную силу судебного акта, и взыскал с него денежную сумму в размере 1000 руб. за каждый день просрочки исполнения решения суда с момента ее присуждения – 30 января 2020 г. (дата объявления резолютивной части определения по заявлению о присуждении судебной неустойки) и до его фактического исполнения.

Суд отметил, что Законом № 340-ФЗ ст. 174 АПК дополнена ч. 4, которой предусмотрено право суда по требованию истца присудить в его пользу денежную сумму, подлежащую взысканию с ответчика на случай неисполнения судебного акта. Первая инстанция указала, что предусмотренное в ч. 4 ст. 174 АПК правовое регулирование сходно по своей сути с регулированием, установленным ст. 308.3 ГК для защиты прав кредитора в случае неисполнения должником гражданско-правового обязательства. Включение данной нормы в закон, определяющий порядок судопроизводства в арбитражных судах, в отсутствие установленных этим законом каких-либо изъятий позволяет применить это положение и при рассмотрении споров административного характера. Суд посчитал, что исходя из предмета спора, характера действий, которые должно совершить обязанное лицо, необходимости обеспечения баланса интересов сторон и недопустимости использования правовых инструментов, предоставленных стороне для защиты нарушенных прав и законных интересов, в целях необоснованного обогащения, справедливым и обоснованным является присуждение 1000 руб. за каждый день неисполнения решения суда. Апелляция оставила решение первой инстанции в силе.

Кассация посчитала, что поскольку нижестоящие суды рассмотрели спор, возникший из публичных правовых отношений, и, признав незаконным отказ Департамента в приватизации участка, в соответствии с ч. 5 ст. 201 АПК обязали заинтересованное лицо совершить определенные действия в качестве устранения нарушения прав и законных интересов предпринимателя, присуждение по делу, рассмотренному в порядке гл. 24 АПК, судебного штрафа (неустойки) по правилам ст. 308.3 ГК не предусмотрено. Таким образом, суд округа отказал в удовлетворении заявления предпринимателя о присуждении неустойки.

Верховный Суд не согласился с позицией кассации

Григорий Деулин обратился в Верховный Суд, который напомнил, что дела об оспаривании ненормативных актов, перечисленных в ч. 1 ст. 197 АПК, затрагивающие права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, рассматриваются судом по общим правилам искового производства, предусмотренным АПК, с особенностями, установленными гл. 24 АПК.

При этом, заметил ВС, эта глава не содержит изъятий относительно возможности применения положений ч. 4 ст. 174 АПК о праве истца требовать присуждения денежной суммы на случай неисполнения судебного акта, которым признан недействительным (незаконным) акт государственного органа или органа местного самоуправления и в порядке устранения допущенных нарушений гражданских прав и законных интересов заявителя на данный орган возложена обязанность в установленный судом срок совершить определенные действия, в том числе принять решение о продаже публичного имущества в случаях, предусмотренных законом, подготовить договор купли-продажи и направить заявителю. Таким образом, суд на основании положений ч. 4 ст. 174 АПК вправе по требованию заявителя присудить денежную сумму, подлежащую взысканию с государственного органа или органа местного самоуправления, на случай неисполнения им судебного акта, обязывающего совершить определенные действия, связанные с передачей и оформлением прав заявителя (истца) на земельный участок. Названная сумма определяется на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

Верховый Суд указал, что арбитражные суды, рассмотрев требования предпринимателя в порядке гл. 24 АПК, признали незаконными отказы Департамента в приватизации заявителем земельного участка. При этом возложенная судами на уполномоченные органы обязанность по устранению последствий допущенных нарушений по предоставлению проекта договора купли-продажи участка по цене, установленной судом, является гражданско-правовой и ее исполнение влечет у заявителя возникновение гражданских прав.

ВС отметил, что первая и апелляционная инстанции правомерно удовлетворили заявление предпринимателя и признали справедливым и обоснованным взыскание с Департамента денежной суммы в размере 1000 руб. за каждый день неисполнения решения, начиная с 30 января 2020 г. (даты объявления резолютивной части определения по заявлению о присуждении судебной неустойки), поэтому у окружного суда не имелось предусмотренных ст. 288 АПК оснований для отмены законных судебных актов судов первой и апелляционной инстанций.

На основании этого Верховный Суд отменил постановление кассации и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Определение может изменить практику

Адвокат, партнер АБ «Резник, Гагарин и Партнеры» Сергей Косоруков посчитал, что позицию ВС о допустимости применения астрента, предусмотренного ч. 4 ст. 174 АПК, по делам, возникающим из публичных правоотношений, следует поприветствовать.

«Помимо очевидного довода в пользу данной позиции, приведенного в самом определении (отсутствие в ч. 4 ст. 174 АПК ограничения сферы ее действия только гражданско-правовыми спорами), обоснование данной позиции можно усмотреть также и в большем политико-правовом значении астрента для публичных правоотношений как одного из немногочисленных действенных средств правовой защиты частного лица против публичного образования», – указал он.

Вместе с тем, полагает Сергей Косоруков, необходимо отметить и определенный недостаток мотивировки определения, в котором Верховный Суд связал применение астрента в конкретном деле с итоговым нарушением гражданско-правовой обязанности публичного образования (по предоставлению проекта договора купли-продажи земельного участка в порядке приватизации), что оставляет открытым вопрос о применении астрента в случаях, когда на стороне публичного образования лежит сугубо публично-правовая обязанность (например, осуществить возврат излишне уплаченного или взысканного налога).

По мнению адвоката АП г. Москвы Василия Котлова, определение демонстрирует, что в правоприменительной практике нет единого подхода к пониманию правовой природы судебной неустойки, а также к такому распространенному явлению, как неисполнение вступившего в законную силу решения суда государственным органом. Между тем, заметил он, ответственность государственных органов за неисполнение судебных решений приобрела актуальность, поскольку препятствует произволу со стороны государства.

Василий Котлов указал, что суды, рассматривая дела о присуждении неустойки с госорганов, как правило, учитывают разъяснения, содержащиеся в п. 30 Постановления Пленума ВС № 7, и исходят из того, что спор возник в сфере публично-правовых отношений и рассмотрен судом по правилам гл. 24 АПК, в то время как судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей. При этом суды ссылаются на норму ст. 308.3 ГК, согласно которой суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму (п. 1 ст. 330) на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК).

По мнению судов, отметил адвокат, норма направлена на стимулирование ответчика к исполнению судебного акта посредством взыскания с него судебной неустойки и подлежит применению в случае неисполнения ответчиком возложенной на него гражданско-правовой обязанности по заключению договора. «В этой связи определение Верховного Суда демонстрирует тенденцию к изменению такого подхода», – подчеркнул он.

Марина Нагорная