01.04.2022 Когда лицо, не являющееся стороной исполнительного производства, вправе оспорить акт пристава-исполнителя? АГ НОВОСТИ

ВС указал, что владелец поврежденной из-за выполненной соседом перепланировки квартиры вправе оспорить действия пристава-исполнителя, препятствующие скорейшей продаже перепланированной квартиры с торгов, в целях восстановления своего жилья

16 марта Верховный Суд вынес Кассационное определение № 67-КАД22-1-К8 по делу об оспаривании постановления пристава-исполнителя о принятии результатов оценки квартиры, подлежащей реализации с торгов в рамках исполнительного производства, владельцем соседней квартиры.

Житель Новосибирска Александр Нежданов является собственником квартиры, расположенной над квартирой Елены Паршуковой, которая в 2013 г. самовольно произвела перепланировку и переустройство своего жилья. В результате ее действий были снесены несущие стены, перенесены санузлы, демонтирована вентиляционная система, что привело к разрушению межэтажных перекрытий дома. Из-за сноса несущих стен в нескольких местах произошел провал пола квартиры Александра Нежданова, на стенах и оконных проемах появились трещины и деформации, которые со временем лишь увеличивались.

В сентябре 2014 г. районный суд частично удовлетворил иск Александра Нежданова к Елене Паршуковой об устранении нарушений прав собственника, не связанных с лишением владения, и взыскании ущерба. Суд признал произведенную реконструкцию незаконной, в частности отметив, что перепланировка снижает прочность и устойчивость конструкций несущих стен жилого дома, создает угрозу жизни и здоровью жильцов, проживающих в квартире сверху. На Елену Паршукову была возложена обязанность своими силами и за свой счет привести принадлежащую ей квартиру в первоначальное состояние.

Поскольку женщина не выполнила судебное решение, в октябре 2018 г. суд удовлетворил иск администрации Октябрьского района Новосибирска о продаже ее квартиры с публичных торгов, 5 марта 2019 г. в отношении Елены Паршуковой было возбуждено исполнительное производство. Сотрудники отделения судебных приставов по Октябрьскому району УФССП по Новосибирской области наложили арест на ее квартиру, для определения ее рыночной стоимости был привлечен независимый оценщик ООО «Оценка Алтая», который подготовил отчет оценки в декабре 2019 г. После этого квартира была передана на реализацию в Территориальное управление Росимущества в Новосибирской области, которое в мае 2020 г. уведомило о невозможности проведения торгов в связи с необходимостью устранения недостатков оформления документов.

В октябре 2021 г. Александр Нежданов обратился в суд с административным иском о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки в рамках исполнительного производства и об обязании вынести новое постановление о принятии результатов оценки квартиры. По его мнению, оценка квартиры, принятая оспариваемым постановлением, не является достоверной, так как с ее даты прошло более шести месяцев.

По ходатайству административного истца была проведена судебная экспертиза, результаты которой показали текущую рыночную стоимость квартиры ниже обозначенной в отчете оценщика. Суд первой инстанции удовлетворил его требования, а апелляция поддержала это решение. Обе инстанции сочли, что шестимесячный срок действия оценки, установленный ст. 12 Закона об оценочной деятельности, истек, поэтому указанная в постановлении судебного пристава рыночная стоимость имущества должника стала неактуальной.

Впоследствии Восьмой кассационный суд общей юрисдикции отменил судебные акты и направил дело в суд первой инстанции на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Кассация сочла, что нижестоящие суды пришли к необоснованным выводам о наличии у административного истца права на оспаривание постановления судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки наряду со сторонами исполнительного производства. При этом Восьмой КСОЮ указал, что нарушение прав и законных интересов Александра Нежданова по определению оценщиком стоимости имущества по приведенным им основаниям должно быть оценено в порядке искового производства, в связи с чем заявленные требования подлежали разрешению в рамках ГПК.

В кассационных жалобах в Верховный Суд Александр Нежданов и администрация Октябрьского района Новосибирска сослались на существенное нарушение кассацией норм процессуального права.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по административным делам ВС РФ напомнила, что стороны исполнительного производства вправе оспорить в суде постановление судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника в порядке, предусмотренном гл. 22 КАС РФ, гл. 24 АПК РФ, либо в срок не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке в исковом порядке оспорить стоимость объекта оценки, указанную оценщиком в отчете (п. 3, 4 ч. 4 ст. 85 Закона об исполнительном производстве). При этом право выбора способа защиты нарушенного права принадлежит административному истцу. Гражданин вправе обратиться в суд с требованиями об оспаривании действий (бездействия) органа госвласти, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, если нарушены его права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов (ч. 1 ст. 218 КАС РФ).

В рассматриваемом деле, пояснил ВС, более восьми лет с момента осуществления Еленой Паршуковой перепланировки жилье Александра Нежданова продолжает оставаться в аварийном состоянии без возможности проведения ремонтных работ, работ по восстановлению несущих конструкций дома, приведения квартиры в пригодное для безопасного проживания состояние. Вместе с тем истец указывал, что определение достоверной рыночной стоимости позволит достичь цели исполнительного производства – своевременной и быстрой реализации перепланированной квартиры, а также приведения ее в первоначальное состояние. «Поскольку в силу судебного решения обязанность по приведению помещения в первоначальное состояние перейдет к покупателю, то у Александра Нежданова имеется право на обращение в суд с настоящим административным исковым заявлением как у иного лица, которое считает, что нарушены его права и законные интересы», – отмечено в кассационном определении ВС.

Верховный Суд добавил, что требования административного истца заявлены в сфере публичных правоотношений, направлены на оспаривание постановления лица, наделенного административно-властными полномочиями. Спор о гражданских правах на имущество у Александра Нежданова отсутствует, его требования не связаны с установлением принадлежности имущества либо установлением гражданских прав и обязанностей сторон исполнительного производства, поэтому его заявление подлежит рассмотрению в соответствии с нормами КАС РФ. В связи с этим ВС отменил кассационное определение Восьмого КСОЮ и вернул ему дело на новое рассмотрение.

Адвокат АК «Бородин и Партнеры» Елизавета Любченко полагает, что в рассматриваемом деле Верховный Суд указал на главную «логическую» ошибку кассации, которая сочла, что фактически административным истцом был реализован гражданско-правовой интерес в определении иной оценки подлежащего реализации имущества при несогласии с ценой реализации на торгах, и сделала вывод об отсутствии законных оснований к обжалованию постановления судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки у административного истца, который является взыскателем убытков по делу. «В данном случае ВС РФ посчитал, что судами допущено как фактическое, так и процессуальное нарушение норм действующего права. Восстановление нарушенных прав истца возможно путем активного участия административного истца в рамках исполнительного производства, в том числе и путем обжалования действий судебного пристава-исполнителя», – заметила она.

По словам эксперта, ВС еще раз обозначил правовую позицию о проблеме определения вида судопроизводства: если действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя предположительно нанесен имущественный вред заявителю и если правоотношения будут иметь публично-правовой характер, несмотря на имущественный интерес заявителя, то такие дела следует рассматривать в рамках административного судопроизводства. «В свою очередь, в порядке искового производства надлежит рассматривать требования об оспаривании постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц ФССП, если от разрешения данных требований зависит определение гражданских прав и обязанностей сторон исполнительного производства, а также иных заинтересованных лиц. Подобное четкое разграничение процессуального порядка обжалования действий судебного пристава-исполнителя может быть сформировано лишь при условии соблюдения его судами общей юрисдикции и арбитражными судами», – убеждена Елизавета Любченко.

Председатель правления РО МОО «Ассоциация ветеранов Службы судебных приставов» Алексей Шарон отметил, что ключевой ошибкой кассационного суда стало неприменение п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 50 от 17 ноября 2015 г., в соответствии с которым оспорить постановление судебного пристава-исполнителя вправе не только должник или взыскатель, но и любое лицо, чьи права затрагиваются оспариваемым постановлением.

«В данном случае Александр Нежданов является наиболее пострадавшей стороной и в течение восьми лет не может добиться приведения в нормативное состояние квартиры соседа этажом ниже, который снес несущие перегородки», – отметил он. По словам эксперта, рыночная цена квартиры, которой добивается истец, влияет на скорость продажи ее на рынке. «Как итог, судам следует иметь в виду, что оспорить постановление может не только должник или взыскатель, но и иные лица, чьи права затрагиваются оспариваемым постановлением, а выбор способа защиты права всегда остается за истцом», – подчеркнул Алексей Шарон.

Заместитель директора по научной работе юридического института Кемеровского государственного университета, к.ю.н. Егор Трезубов выразил согласие с выводами Восьмого КСОЮ, которые, по его мнению, в большей степени отвечает критериям законности и обоснованности. «В рассматриваемом деле орган принудительного исполнения не торопился реализовывать возложенные на него функции – правильное и своевременное исполнение требований исполнительного документа с целью защиты нарушенного права. К сожалению, стремящийся к нулю КПД сотрудников ФССП в этой конкретной ситуации более чем очевиден. При этом в российском законодательстве об исполнительном производстве нет адекватных механизмов по исполнению обязанности в натуре», – полагает он.

По словам эксперта, в рассматриваемом случае Александром Неждановым избран в качестве способа защиты иск о признании незаконным постановления судебного пристава об утверждении цены арестованного имущества в соответствии с отчетом оценщика. «Но почему тогда истец оспаривает постановление об утверждении цены, а не постановление о передаче на реализацию? Почему не оспаривается бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в том, что вплоть до 13 августа 2020 г. квартира так и не была передана на реализацию? Как вообще завышенная, по мнению административного истца, цена квартиры, определенная на 7 декабря 2019 г., нарушала его права на дату подачи административного иска по настоящему делу?» – задался вопросами Егор Трезубов. Он добавил, что своим судебным актом Восьмой КСОЮ должен был заставить истца задуматься о применении прогибиторного иска (ст. 1065 ГК РФ) и избрать такой способ защиты своего права, который прекратил бы разрушение жилища.

«Пускать в административный процесс неограниченный круг лиц просто недопустимо. Александр Нежданов мог лишь пытаться воздействовать на ускорение исполнительного производства обращением в прокуратуру. В итоге соседский произвол, нерасторопность органа принудительного исполнения, отсутствие действенных механизмов принуждения к исполнению обязанности в натуре в этом деле свалились в одну “выгребную яму”. Решение у этой ситуации возможно одно, и оно никак не связано с правильным применением права, добросовестностью участников гражданского оборота, оно даже противоречит здравому смыслу и зависит лишь от “счастливого случая”. Квартиру выставят на продажу за искомые 870 тыс. руб., Восьмой кассационный суд общей юрисдикции оставит в итоге без изменения акты нижестоящих судов. Квартиру купит ответственный приобретатель и восстановит ее целостность. Если этого не случится, право Нежданова никак больше не будет защищено. Вероятно, понимая это, Верховный Суд РФ принял такое кассационное определение», – предположил Егор Трезубов.

Зинаида Павлова