01.06.20.Баланс интересов Практика рассмотрения дел по ипотечным кредитам, в которых задействованы средства материнского капитала. АГ.

Практика рассмотрения дел по ипотечным кредитам, в которых задействованы средства материнского капитала
Дергунова Виктория
Дергунова Виктория

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., медиатор, советник, руководитель практики семейного права BGP Litigation
Материал выпуска № 10 (315) 16-31 мая 2020 года.

Автор комментария к статье Татьяны Сустиной «Нарушение прав ребенка: миф или реальность?» (см.: «АГ». 2020. № 10 (315)) задается вопросом: что первично – право банка обратить взыскание на заложенное имущество при неисполнении родителями своих финансовых обязательств перед ним как кредитором или право детей на выдел доли в имуществе в связи с перечислением Пенсионным фондом средств материнского капитала в счет частичной оплаты приобретения этого имущества. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что погашение части кредита средствами материнского капитала не во всех случаях защищает интересы детей при обращении взыскания на ипотечное жилье при условии наличия просрочки платежей или невозврата кредита.

Зачастую рассмотрение судами споров о разделе недвижимого имущества, приобретенного с использованием средств материнского капитала, сопряжено с необходимостью достижения справедливого баланса интересов залогодержателей, родителей и детей. Ответ на вопрос: что первично – право банка обратить взыскание на заложенное имущество при неисполнении родителями своих финансовых обязательств перед ним как кредитором или право детей на выдел доли в имуществе в связи с перечислением Пенсионным фондом средств материнского капитала в счет частичной оплаты его приобретения, – остался за пределами внимания Обзора судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г.

Предполагается – с учетом того, что спорное жилое помещение является единственным жильем для семьи-заемщика, обратить взыскание на него нельзя, даже несмотря на то, что доли несовершеннолетних детей, чьи интересы непосредственно затрагиваются в подобных делах, в жилом помещении на день вынесения решения суда об обращении взыскания на ипотечное жилье не определены и не выделены.

Однако анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что погашение части кредита средствами материнского капитала не во всех случаях защищает интересы детей при обращении взыскания на ипотечное жилье при условии наличия просрочки платежей или невозврата кредита (постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 6 ноября 2019 г. по делу № А33-14272/2016, апелляционное определение Липецкого областного суда от 24 февраля 2016 г. по делу № 33-569/2016, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27 ноября 2019 г. № Ф09-7845/19). Изначально залог выполняет функцию стимулирования должника к надлежащему исполнению основного обязательства, его целью не является переход права собственности на предмет залога от залогодателя к залогодержателю. Обращение взыскания на этот предмет возможно только тогда, когда заемщик допустил существенные нарушения выплат по кредитному договору. Поэтому суд обращает взыскание на указанный в договоре ипотеки объект недвижимости, только если нарушения заемщиком выплат ежемесячных платежей по кредитному договору признаются соизмеримыми требованию кредитора об обращении взыскания на имущество. Именно данное обстоятельство является юридически значимым при рассмотрении дел по ипотечным кредитам, в которых задействованы средства материнского капитала. В остальных же случаях суды удовлетворяют требования банков при неисполнении заемщиком своих обязательств. Таким образом, судебную практику в этом вопросе можно оценить как сложившуюся и достаточно единообразную.

Например, в одном из дел банк обратился в суд с требованиями о взыскании суммы долга по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенную по договору ипотеки квартиру. Возражения заемщицы были основаны на том, что квартира была приобретена с использованием материнского капитала. Суд первой инстанции удовлетворил требование о взыскании суммы долга по кредитному договору, но отказал в обращении взыскания на заложенную квартиру. Судебная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции (Апелляционное определение Московского городского суда от 2 декабря 2013 г. по делу № 11-39562).

Данная позиция судов была основана на Обзоре Президиума Верховного Суда РФ от 22 мая 2013 г. по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, в котором указано, что при разрешении судом требований об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата долга по кредитному обязательству, юридически значимым обстоятельством, входящим в предмет доказывания и подлежащим исследованию судом, являются выяснение вопроса о существенности допущенного должником нарушения обеспеченного залогом обязательства, а также установление законных оснований для обращения взыскания на заложенное имущество. В приведенном примере юридически значимым обстоятельством стала также готовность заемщика исполнять свои обязательства по кредитному договору и вносить платежи в счет погашения задолженности.

При этом в ходе последующего определения размера долей детей в имуществе, приобретенном с использованием средств материнского капитала, во исполнение обязательств родителей перед детьми, предусмотренных положениями ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», правовое значение имеет принцип раздельного владения имуществом родителей и детей, установленный в п. 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ. Поскольку дети в погашении кредита родителей участия не принимают, то у них не возникает права собственности на совместно нажитое в браке имущество родителей. При таких обстоятельствах у судов отсутствуют правовые основания для признания долей супругов и детей в праве собственности на квартиры, приобретенные с использованием средств материнского капитала, равными (определения Верховного Суда РФ от 20 февраля 2018 г. № 11-КГ17-34, от 14 марта 2017 г. № 4-КГ16-73, определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 сентября 2018 г. № 46-КГ18-35, от 4 октября 2016 г. № 14-КГ16-19).