01.06.20. Нарушение прав ребенка: миф или реальность? Раздел совместно нажитого имущества супругов, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала. АГ.

Раздел совместно нажитого имущества супругов, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5
Материал выпуска № 10 (315) 16-31 мая 2020 года.

В статье рассматриваются проблемы, связанные с выделением доли детям при разделе имущества, приобретенного на средства материнского капитала. Как отмечает автор, региональная судебная практика изобилует достаточно «разномастными» решениями: одни суды признают за членами семьи право собственности на доли в имуществе в равных размерах, другие выделяют детям доли, размер которых по стоимости равен стоимости материнского капитала, и производят раздел оставшейся части имущества в равных долях между супругами, третьи признают равное право родителей и детей на средства материнского капитала. Вышедший в 2016 г. Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г., не поставил точку в этом вопросе, в связи с чем есть необходимость принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ или внесения изменений в действующий федеральный закон.

Читайте также комментарии к данному материалу адвоката АП г. Москвы, к.ю.н., медиатора, советника, руководителя практики семейного права BGP Litigation Виктории Дергуновой и адвоката АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирины Зиминой.

Судебная практика – в стадии формирования

Материнский капитал – мера государственной поддержки семьи. В данном термине, отражающем социальную ориентированность государства на защиту прав семьи, кроется достаточно серьезная проблема, допускающая на практике неоднозначность правоприменения по имущественным спорам.

Если материнский капитал – это поддержка семьи, то и денежные средства являются собственностью семьи, т. е. признаются общей совместной собственностью. Является ли материнский капитал общей совместной собственностью? Любая ли квартира, полученная с использованием материнского капитала, автоматически становится общей совместной собственностью, даже если при ее приобретении вкладывались также средства, скажем, военной ипотеки? Или же все-таки материнский капитал – это собственность детей? Правоприменители не могут дать на эти вопросы однозначный ответ.

Региональная судебная практика изобилует достаточно «разномастными» решениями: одни суды признают за членами семьи право собственности на доли в имуществе в равных размерах, другие выделяют детям доли, размер которых по стоимости равен стоимости материнского капитала, и производят раздел оставшейся части имущества в равных долях между супругами, третьи признают равное право родителей и детей на средства материнского капитала.

Сложность заключается в том, что при разделе имущества, приобретенного на средства семейного капитала, суду необходимо выделить доли детям. Если родители в состоянии решить этот вопрос самостоятельно, то проблема не возникает, однако в подавляющем большинстве случаев дошедшие до суда члены семьи уже находятся в стадии острого конфликта и не готовы договариваться друг с другом, считая судебное решение единственно возможным способом разрешения спора.

Казалось бы, в любом неоднозначном вопросе точку ставит Верховный Суд РФ, он же обеспечивает единство судебной практики, отменяя незаконные решения и приводя их к общему знаменателю. Вышедший в 2016 г. Обзор судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г. (далее – Обзор), мог бы стать разделительной чертой между разрозненной практикой толкования закона регионами и единой практикой применения. Однако как до, так и после выхода Обзора, даже несмотря на многочисленные отмененные Верховным Судом РФ региональные решения, практика все еще находится в стадии формирования.

Подход Верховного Суда РФ к проблеме

Анализ судебной практики за период с 2015 по 2019 г. показывает, что результаты рассмотрения данных споров разнятся в зависимости от региона. Почему же региональные суды выносят решения, игнорируя позицию Верховного Суда РФ. Причина в человеческом факторе? В отдаленности регионов от Москвы? Или в том самом судейском усмотрении?

Для того чтобы попытаться ответить на этот вопрос, вначале надо разобраться, как суды выносят решения, какие существенные обстоятельства учитывают?

Существуют три кита, на которых держится гражданское судопроизводство:

1. Суды оценивают доказательства на основе своего внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Решения, принимаемые судьями, должны быть законными и обоснованными.

3. Судьи независимы и подчиняются только требованиям Конституции РФ и федеральному закону.

В силу ч. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» недвижимое имущество, приобретенное с использованием средств семейного капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей с определением размера долей по соглашению.

В соответствии со ст. 38, 39 СК РФ разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К нажитому во время брака имуществу (общему имуществу супругов) относятся в том числе полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (п. 2 ст. 34 СК РФ).

Это, пожалуй, все основные правовые нормы, относящиеся к данной категории споров. Между тем средства семейного капитала, имеющие специальное целевое назначение, не являются совместно нажитым имуществом супругов и не могут быть разделены между ними. Обзор Верховного Суда РФ, установив подход к выделению долей детям в размере, соответствующем праву на материнский капитал, направил суды по общему вектору правоприменения, значительно снизив процент нестандартных решений, однако полностью их не искоренив.

В соответствии с судейским усмотрением

Вынося решение о разделе имущества с использованием средств материнского капитала, все суды признают существенными условиями приобретение имущества на основе возмездной сделки и направление материнского капитала на это приобретение.

Ввиду того, что прямое правовое регулирование такого раздела закон не предусматривает, суды толкуют его по своему усмотрению.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 ноября 2018 г. оставлено без изменения решение, где право двух детей в имуществе супругов, приобретенном с использованием средств семейного капитала, определено в размере 1/4 доли на каждого. Президиум краевого суда поддержал коллег, однако решения были отменены Верховным Судом РФ. Апелляция и кассация поддержали своих коллег из районного суда, несмотря на то, что на тот момент Верховный Суд РФ уже неоднократно высказывался по существу проблемы.

Например, Верховный Суд РФ определением от 20 февраля 2018 г. № 11-КГ17–34 отменил нижестоящие решения судов Республики Татарстан, которыми было установлено право собственности на жилой дом между родителями и детьми в равных долях – по 1/5. При этом Верховный Суд РФ указал, что необходимо руководствоваться принципом соответствия долей в зависимости от объема собственных средств, вложенных в покупку жилья родителями (в том числе средств, принадлежащих каждому из родителей, не являющихся совместно нажитыми), а также средств материнского капитала. Материнский капитал должен распределяться на родителей и детей в равных долях. Доли детей в общем имуществе определяются пропорционально их доле в материнском капитале.

Проблема заключается в том, что если гражданин по каким-то причинам не дойдет до Верховного Суда РФ, то незаконные по своей природе судебные решения районных и областных судов будут порождать, в том числе и опасные прецеденты в регионе.

Так, судами Московской области до утверждения Обзора выносилось большое число решений, где признавалось право собственности на всех членов семьи в равных долях.

Моя коллега, адвокат Ирина Клопова, практикующая в Московской области, рассказала мне, что, кроме исков о разделе совместно нажитого имущества, приобретенного с использованием средств материнского капитала, права детей нарушаются в простых исках о взыскании долга и обращении взыскания на заложенное имущество.

Так, в 2016 г. в рамках одного из ее дел судом Московской области было отказано двум несовершеннолетним детям в выделении долей и признании права собственности на 1/10 доли в квартире, приобретенной в том числе на средства материнского капитала. Суд отверг позицию родителей, мотивируя свое решение тем, что «доводы о принадлежности долей детям не могут повлечь за собой отказ в обращении взыскания на заложенное имущество, поскольку не основаны на нормах закона ввиду того, что обязанность обеспечения детей долями может возникнуть только после снятия обременения в виде ипотеки на заложенную квартиру».

Органы опеки и попечительства бездействовали. Материнский капитал реализован на приобретение квартиры, а жилья и даже доли у детей нет, само имущество ушло в пользу банка. Решение было оставлено без изменений Московским областным судом.

Нередко следствием подобных кейсов становятся обращения органов прокуратуры в суд с исками о взыскании с родителей денежной компенсации, но на практике такие случаи единичны, и права ребенка на имущество остаются нарушенными.

Описанное дело служит еще одним подтверждением того, что выводы районных судов не всегда соответствуют позиции Верховного Суда РФ (см. п. 11 Обзора). Кроме того, оно демонстрирует существование проблемы незначительности доли детей при установленном Верховным Судом подходе. Доли детей являются настолько маленькими, что владение ими фактически не порождает для ребенка никаких гарантий права реализации.

В деле, которое я вела в 2019 г. в Химкинском городском суде Московской области, органы опеки (и по месту жительства истца, и по месту жительства ответчика) единогласно поддержали исковые требования матери о разделе имущества, приобретенного с использованием средств материнского капитала, в равных долях между родителями и детьми по 1/5 каждому. Органы опеки в обоснование своего довода указали, что такое разделение с учетом технических характеристик квартиры отвечает интересам детей, так как иное будет ущемлять их интересы, а оставшийся долг по ипотеке, даже в случае неисполнения обязательств заемщиками, не повлечет серьезного нарушения прав детей на имущество.

Органы опеки отметили, что признание за детьми 1/15 доли в имуществе, а за родителями 6/15, как просит ответчик, сделает невозможным использование детьми данного жилого помещения ввиду того, что квартира являлась двухкомнатной.

Химкинский суд вынес решение, руководствуясь позицией Верховного Суда РФ, и разделил обремененную ипотекой квартиру, приобретенную с использованием средств материнского капитала, на основании признания за детьми доли в собственности, равной по стоимости размеру материнского капитала – 1/15. Таким образом, при определении порядка пользования жильем ответчику была выделена одна изолированная комната (маленькая), а истцу с тремя детьми – вторая изолированная комната. Ответчик свою комнату закрыл на ключ, повесив на дверь амбарный замок, а истец с детьми реализуют свое право собственности на 9/15 доли в квартире и проживают вчетвером во второй комнате.

Противоположным было решение Лобнинского городского суда Московской области о признании за членами семьи долей на квартиру, приобретенную с использованием средств материнского капитала в размере ¼ на каждого, вступившее в законную силу при рассмотрении апелляционной жалобы в Московском областном суде. И только 14 марта 2017 г. оно было отменено определением Верховного Суда РФ № 4-КГ16–73.

Таких кейсов достаточно много. Во всех случаях прослеживается подход региональных судов, не соответствующий позиции Верховного Суда РФ. Получается, что суды, признавая право собственности членов семьи, в том числе детей, в равных долях и устанавливая, что именно такое деление соответствует интересам ребенка, фактически реализуют свое право на судейское усмотрение. Уверена – имеется множество самых различных судебных решений по данной категории дел, не попавших в статистику ввиду отсутствия обращения сторон в вышестоящие инстанции по причинам сложности процедуры или недостаточности финансовых или моральных средств. Помочь исключить неоднозначность судейского усмотрения и привести региональную судебную практику по делам, связанным с реализацией материнского капитала, к единообразию могло бы принятие постановления Пленума Верховного Суда РФ или внесение изменений в действующий федеральный закон.