01.09.2021 ВС: Договорные проценты нельзя начислять, если банкротное дело прекращено в связи с погашением долга АГ

Суд добавил, что мораторные проценты, начисленные в рамках предыдущего дела о банкротстве, не учитываются при определении признаков несостоятельности и не предоставляют кредитору права на возбуждение нового банкротного дела

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС21-5418 по делу № А40-22345/2020 о взыскании процентов за пользование кредитом и неустойки с гражданки, дважды подвергавшейся процедуре банкротства.

В феврале 2019 г. в отношении Зинаиды Тарасовой было возбуждено дело о банкротстве № А40-298814/18 по заявлению АО «Банк “Развитие-Столица”». Тогда АС г. Москвы включил требования банка в третью очередь реестра кредиторов как обеспеченные залогом имущества физлица-банкрота и ввел в отношении должника процедуру реструктуризации долгов. В августе того же года суд инициировал процедуру реализации имущества должника.

В октябре 2019 г. банкротное дело было прекращено в связи с погашением требований банка-кредитора третьим лицом. Спустя год банк вновь обратился в суд с заявлением о банкротстве должника и просил включить в реестр проценты за пользование кредитом, а также неустойку в соответствии с условиями кредитного договора за период с 15 февраля по 15 октября 2019 г. Должник возражала против удовлетворения такого требования со ссылкой на то, что в указанный период начислялись мораторные проценты.

В октябре 2020 г. АС г. Москвы ввел в отношении должника процедуру реализации имущества и включил требования банка в размере 3,8 млн руб. в третью очередь реестра требований как обеспеченные залогом имущества должника.

Впоследствии апелляция отменила решение нижестоящего суда и инициировала в отношении Зинаиды Тарасовой процедуру реструктуризации долгов. Окружной суд поддержал постановление второй инстанции. При этом требования банка в размере 2,4 млн руб. в виде процентов, начисленных на сумму основного долга, а также 1,3 млн руб. в качестве неустойки за просрочку уплаты процентов были включены в третью очередь реестра как обеспеченные залогом. Тем самым три судебные инстанции признали требования банка обоснованными и указали на наличие у должника признаков неплатежеспособности. Они также отметили правомерность требования в части процентов за пользование кредитом и неустойки в размере, установленном договором, поскольку первое дело о банкротстве было прекращено, в связи с чем основания для их исчисления в ограниченном (мораторном) размере отпали.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Зинаида Тарасова сослалась на существенные нарушения судами апелляционной и кассационной инстанций норм права и просила отменить вынесенные ими решения.

Изучив материалы дела, Экономколлегия напомнила, что вместо подлежащих уплате по условиям обязательства процентов (например, за пользование займом, по кредиту, коммерческому кредиту), а также санкций (неустоек, пеней, штрафов), которые не начисляются в процедуре банкротства, на сумму основного требования с даты введения наблюдения и до даты введения следующей процедуры банкротства начисляются проценты в размере ставки рефинансирования, установленной Центробанком на дату введения наблюдения (мораторные проценты).

Как пояснил Суд, такое регулирование направлено, в частности, на частичную компенсацию имущественных потерь кредитора (в том числе в результате задержки возврата денежных средств) от ограничений, связанных с введением процедуры банкротства в отношении должника в целях приведения всех его кредиторов к равному положению. При прекращении банкротного дела по основанию, предусмотренному абз. 7 п. 1 ст. 57 Закона о банкротстве (в том числе в результате погашения всех включенных в реестр требований должником в ходе наблюдения или третьим лицом в ходе любой процедуры банкротства в порядке ст. 113 или 125 Закона), кредитор вправе предъявить должнику в общеисковом порядке требования о взыскании оставшихся мораторных процентов, которые начислялись за время процедур банкротства по правилам Закона о банкротстве.

«Данные разъяснения применимы и при банкротстве граждан. Заявленные банком требования по настоящему делу охватывают период с даты введения в отношении должника процедуры реструктуризации долгов по дату прекращения производства в первом деле о банкротстве. Таким образом, в спорный период действовал мораторий на начисление подлежащих уплате в соответствии с обязательством процентов и санкций, в связи с чем установление апелляционным судом размера спорного требования исходя из условий кредитного договора неправомерно. Судом также не учтено, что мораторные проценты, начисленные в рамках предыдущего дела о банкротстве, не учитываются при определении признаков несостоятельности и, следовательно, сами по себе не предоставляют кредитору права на возбуждение нового дела о банкротстве. Такие проценты подлежат удовлетворению по правилам п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве», – отмечается в определении.

Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации, вернув дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию, которой предстоит установить наличие признаков несостоятельности должника и оснований для введения в отношении нее процедуры банкротства по заявлению банка.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар в комментарии «АГ» отметил, что выводы ВС следует рассматривать во взаимосвязи позиций, озвученных в Определении № 303-ЭС20-10154 (2), принятом в тот же день. «Во-первых, Суд подчеркнул правовую природу мораторных процентов, которые, по сути, представляют собой финансовую санкцию. Исходя из этого данные проценты не могут учитываться при определении признаков несостоятельности (банкротства) должника-гражданина. Вне зависимости от прекращения производства по делу о банкротстве начисление процентов за время процедур банкротства начисляется именно в пониженном – мораторном – размере. Начисление и взыскание иных процентов и санкций, в том числе предусмотренных договором между кредитором и должником, в данный период не допускаются», – пояснил он.

Во-вторых, продолжил эксперт, погашение мораторных процентов в пользу кредиторов, требования которых обеспечены залогом имущества, производится не ранее удовлетворения оставшихся требований иных кредиторов третьей очереди по основному долгу. «Данное обстоятельство Суд объяснил тем, что смещение очередности выплаты мораторных процентов в пользу залогового кредитора при непогашенном реестре существенно нарушает имущественные интересы остальных (незалоговых) кредиторов. В-третьих, преимущество залогового кредитора заключается в том, что он вправе получить мораторные проценты преимущественно перед погашением такого рода процентов в пользу иных (незалоговых) кредиторов», – подчеркнул Юнис Дигмар.

В-четвертых, добавил он, ВС распространил действие Постановления Пленума ВАС РФ от 6 декабря 2013 г. № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве», регулирующего порядок начисления и уплаты мораторных процентов в делах о банкротстве юрлиц, на дела о несостоятельности граждан с вышеуказанными оговорками. «Учитывая взаимосвязанные разъяснения, представленные в двух указанных определениях ВС, можно предположить, что Суд фактически установил баланс интересов между залоговыми и незалоговыми кредиторами, когда в приоритет ставится именно основной долг кредитора, а начисленные в период действия процедур банкротства мораторные проценты подлежат погашению лишь после уплаты включенных в реестр основных долгов. Логика Суда в этом смысле является обоснованной и направлена на попытку максимально сохранить возможность возврата долга незалоговым кредиторам, которые, безусловно, не имеют такой защиты своих имущественных интересов, как их “залоговые коллеги”», – резюмировал Юнис Дигмар.

Партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева отметила, что рассматриваемое дело третье по счету, рассмотренное ВС за последние два месяца: «Поскольку нормативное регулирование крайне немногословное, на практике можно увидеть разный порядок применения норм о начислении и уплате мораторных процентов».

Рассмотренное дело, пояснила эксперт, касалось действия во времени моратория на начисление договорных процентов и неустойки в случае последующего прекращения дела о банкротстве в связи с полным погашением требований, включенных в реестр. «Верховный Суд отметил, что мораторий при прекращении производства по делу о банкротстве в последующий период ретроспективно не отменяется: если дело прекращено, то правовые последствия, наступившие для должника и кредиторов в связи с введением первой процедуры банкротства (а именно: прекращение начисления процентов по условиям договора, прекращение начисления неустойки и прочих санкций), отмене не подлежат. Кредитор в таком случае не имеет права просить взыскать с должника договорные проценты и договорную неустойку с даты введения первой процедуры банкротства по дату погашения основного долга перед ним», – считает Наталья Васильева.

Она добавила, что подобное регулирование означает для кредитора определенные финансовые потери, особенно если с момента введения первой процедуры в деле о банкротстве и до полного погашения основного долга прошел существенный временной период. Размер убытков кредитора равен разнице между процентами, исчисленными по договорной процентной ставкой, и процентами по ставке ЦБ РФ, а также полному размеру договорной неустойки. «Единственным условием, при котором кредитор подобные потери в полном объеме нести не будет, является доказанный факт недобросовестности должника при введении процедуры несостоятельности: когда должник на самом деле платежеспособен, но скрывает это с целью использования для собственной выгоды последствий введения процедуры банкротства в виде понижения ставки по обязательствам, отмены арестов и пр.», – пояснила эксперт.

Наталья Васильева заметила, что такое разъяснение не упоминалось в комментируемом определении, однако оно закреплено в п. 10 Постановления Пленума ВАС от 6 декабря 2013 г. № 88. «Поскольку мораторий ретроспективно автоматически не отменяется, целесообразно настаивать на стадии прекращения банкротного дела на исследовании и установлении обстоятельств злоупотребления должником правом и применении ст. 10 ГК. Добиться этого крайне сложно, поскольку по общему правилу это не входит в предмет исследования при прекращении дела о банкротстве в связи с полным погашением реестровых требований», – резюмировала она.

По мнению юриста Tenzor Consulting Group Венеры Плиевой, определение примечательно тем, что Экономколлегия напомнила судам о предусмотренном законом прямом запрете, т.е. моратории на начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по обязательствам должника. Вместо этого по смыслу законодательства о банкротстве кредитор получает право на специальные проценты, именуемые мораторными. «В судебно-арбитражной практике уже сформировалось общее понимание мораторных процентов, начисляемых в рамках дела о банкротстве, – Верховный Суд ранее уже разъяснял правовую природу и смысл их начисления», – заметила она.

При рассмотрении данного дела, добавила эксперт, нижестоящие суды посчитали, что лишение кредитора процентов привело бы к крайне выгодному для должника нахождению в процедуре реструктуризации без утвержденного плана, поскольку какие-либо негативные последствия от невозврата долга вовсе отсутствовали бы и, поскольку первая процедура банкротства в отношении должника была прекращена, основания для начисления процентов в ограниченном (мораторном) размере отпали. «ВС выработал позицию относительно применения норм о мораторных процентах, а также внес ясность в вопрос о порядке исчисления мораторных процентов в условиях прекращения предыдущей процедуры банкротства», – резюмировала Венера Плиева.

Зинаида Павлова