02.02.2021 ВС защитил пользователей гаджетов, которые не могут пользоваться ими из-за смены производителем ПО АГ НОВОСТИ

Суд пояснил, в каких случаях и когда потребитель вправе потребовать от изготовителя или ряда иных лиц безвозмездно устранить существенные недостатки

Верховный Суд опубликовал Определение от 15 декабря по делу № 46-КГ20-19-К6 о потребительском споре касательно фирменных гаджетов, использование которых стало невозможным из-за перехода производителя на новое программное обеспечение.

В 2015–2016 гг. Татьяна Шепелева купила в разных фирменных магазинах «Адидас» несколько гаджетов этой марки для личного и семейного пользования: смарт-часы вместе с зарядным устройством, два фитнес-браслета и пульсометр.

Впоследствии женщина обратилась в суд с иском к ООО «Адидас» о защите прав потребителя. В обоснование своих требований истица отметила, что 31 декабря 2018 г. был закрыт онлайн-сервис Adidas miCоach, без которого приобретенные ею устройства перестали нормально функционировать. В связи с этим она просила взыскать с ответчика свыше 362 тыс. руб., которые включали стоимость устройств, неустойку, штраф и компенсацию морального вреда.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что купленные гаджеты могли выполнять свои функции только в период поддержки производителем онлайн-сервиса. После его отключения часы, фитнес-браслеты и пульсометр стали не пригодны для использования в соответствии с целями, для которых они были приобретены, т.е. для учета и контроля физической нагрузки и выполняемых тренировок. Восстановить работу сервиса не представлялось возможным, поскольку производитель товаров «Адидас» перешел на использование иного программного обеспечения.

Суды отказали в удовлетворении иска со ссылкой на п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей, который, в частности, предусматривает возможность отказа от товара в случае, если изготовителем не было удовлетворено требование о безвозмездном устранении возникших в товаре недостатков или если потребитель докажет, что недостатки возникли до передачи ему товара или по причинам, возникшим до этого момента. Применив буквальное толкование нормы, суды сочли, что потребителем не подтверждено то, что прекращение работы онлайн-сервиса произошло после приобретения устройств, а истица не обращалась с требованием к изготовителю о безвозмездном устранении проблем с ПО. Кроме того, суды в обоснование отказа указали, что Татьяна Шепелева не доказала, когда, где и по какой цене приобрела спорные устройства.

Рассмотрев кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам ВС обратила внимание на то, что на момент обращения в суд гарантийный срок на спорные гаджеты истек, а сам срок их службы установлен не был. При этом она отметила, что качественным следует признать такой товар, который на протяжении всего срока службы может использоваться в соответствии с конкретными целями, для которых он приобретался. В частности, должна быть гарантирована работоспособность ПО, используемого в технически сложном товаре, например операционной системы, которая служит для обеспечения его функционирования.

Поскольку устранить возникший недостаток товара не представлялось возможным, так как производитель перешел на использование иного ПО, что следует из экспертного заключения, такой недостаток надлежало признать неустранимым и по аналогии применить п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей в качестве последствий нарушения требований ст. 6 этого закона. Согласно данной норме, напомнил ВС, в случае выявления существенных недостатков товара потребитель вправе предъявить требование о безвозмездном их устранении, если докажет, что они возникли до передачи товара потребителю или по причинам, возникшим до этого момента. Такое требование может быть предъявлено, если недостатки товара обнаружены по истечении 2 лет со дня передачи товара потребителю, в период установленного на товар срока службы или в течение 10 лет со дня передачи товара потребителю в случае отсутствия срока службы.

«Применяя указанную норму по аналогии, с учетом положений ст. 6 Закона о защите прав потребителей, суд в качестве юридически значимых должен был установить следующие обстоятельства: утрачена ли возможность использования товаров в течение 10 лет со дня передачи товаров потребителю в связи с необеспечением технического обслуживания товаров, а также возникли ли недостатки в указанный период. При этом установление того обстоятельства, что недостаток возник до передачи товара потребителю, не требовалось», – отмечено в определении.

Верховный Суд также не согласился с обоснованностью отказа в иске по тем причинам, что истица не обратилась к ответчику с требованием о безвозмездном устранении недостатков, связанных с отказом производителя поддерживать конкретный онлайн-сервис. Дело в том, что нижестоящие суды не учли, что согласно информации от ответчика и заключению эксперта ранее использовавшееся ПО было заменено другим и восстановление его функционирования не представляется возможным, т.е. недостаток товара является неустранимым.

«Также нельзя согласиться с позицией судов о том, что непредставление истицей сведений о месте и цене приобретения спорных устройств является основанием к отказу в иске. Так, согласно п. 5 ст. 18 Закона о защите прав потребителей отсутствие у потребителя кассового или товарного чека либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований. Кроме того, по настоящему делу заключение эксперта содержит данные о дате изготовления товара и цене товара. В свою очередь ответчик подтвердил, что производителем товара является “Адидас”», – подчеркнул ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и направив дело на новое рассмотрение в областной суд.

Партнер юридической компании Law&Commerce Offer Виктория Соловьёва полагает, что признание Верховным Судом перехода на иное программное обеспечение неустранимым недостатком является важным выводом для формирования судебной практики в потребительских спорах. «Как минимум это позволит потребителям сразу обращаться с требованием о возврате денежных средств, минуя бесполезную в такой ситуации стадию обращения с требованием о безвозмездном устранении недостатков», – отметила она.

Однако, по мнению эксперта, позиция Суда относительно удостоверения факта и условий покупки товара весьма неоднозначна и может привести к нарушению принципа состязательности в судебном процессе. «Законом о защите прав потребителя достаточно защищены права потребителя, который утратил чек на покупку, так как отсутствие данного документа не является основанием для отказа в удовлетворении его требований. Например, в подтверждение факта заключения договора и его условий потребитель вправе ссылаться на свидетельские показания (п. 43 Постановления Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 г. № 17). Но в рассматриваемом деле потребителем не представлены доказательства покупки. Данные о дате изготовления товара и цене товара не могут служить подтверждением факта приобретения данного товара именно истцом. При этом Верховный Суд практически освободил потребителя от его обязанности доказывать факт покупки», – резюмировала Виктория Соловьёва.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян полагает, что в рассматриваемом деле вне всяких разумных сомнений нижестоящими судами были допущены множественные нарушения норм материального права. «Товары марки “Адидас” достаточно популярны среди потребителей, и боюсь, что подобный прецедент существенно “ударит по кошельку” организации. Полагаю, при таких обстоятельствах выгодным, с точки зрения минимизации расходной части, было бы восстановление работы сервиса с программным обеспечением, поддерживающим работоспособность гаджетов. Однако в данном случае это является невозможным, если основываться на данных экспертного заключения. При этом законодательством под качеством товара понимается не только его морфологическая целостность, но и в первую очередь функциональность, тем более если речь идет о технически сложном товаре», – пояснила она.

По словам адвоката, если недостаток в качестве невозможно устранить, суду надлежало признать недостаток неустранимым и по аналогии применить ст. 6 Закона о защите прав потребителей. «Применяя указанную норму, как верно отмечает ВС РФ, суды низших инстанций в качестве юридически значимых должны были установить невозможность дальнейшего использования товаров с указанием периода возникновения недостатков. Нижестоящие суды же применили буквальное толкование правовой нормы, регулирующей сложившееся правоотношения, что недопустимо не только в этом случае, но и в большинстве других, так как высшие судебные инстанции неоднократно указывали на необходимость применения системного подхода при разрешении тех или иных дел», – подчеркнула Нарине Айрапетян.

Зинаида Павлова