02.02.2021 Пределы осуществления участником хозяйственного общества принадлежащих ему прав в ходе конкурсного производства Закон.ру

Очевидно, что, несмотря на развитие правоприменительной практики разрешения споров, связанных с защитой преимущественного права, в правовом поле остается немало проблем, в частности внимания требует вопрос о возможности применения механизма перевода прав и обязанностей покупателя в целях реализации участником хозяйственного общества преимущественного права (п. 18 ст. 21 ФЗ «Об ООО»; п. 4 ст. 7 ФЗ «Об АО») при продаже долей (акций) с торгов.

Законодательно данный вопрос не урегулирован, как и не определено соотношение норм корпоративного законодательства с нормами других отраслей права, что, как следствие, привело к отсутствию единообразия в практике применения нормы о переводе прав и обязанностей покупателя при заключении договора купли-продажи доли (акций) с лицом, выигравшим торги.

1. Постановление АС Московского округа от 24.05.2019 № Ф05-6829/2019 по делу № А41-33587/2018 (судебные акты нижестоящих инстанций оставлены в силе) 1

Требование: о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества.

Решение: требование удовлетворено.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленное требование участника общества о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества и отклоняя доводы ответчика, исходил из того, что поскольку участнику общества не направлены нотариально удостоверенная оферта с предложением о приобретении доли и уведомление о ее продаже с торгов, тогда как указанная обязанность предусмотрена законом и уставом общества, то  преимущественное право участника на приобретение доли нарушено и подлежит защите.

2. Постановление АС Московского округа от 27.11.2019 № Ф05-17254/2019 по делу № А40-310998/18 (судебные акты нижестоящих инстанций оставлены в силе) 2

Требование: о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества.

Решение: в удовлетворении требования отказано.

Отказывая в удовлетворении требований о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в уставном капитале общества, суд первой инстанции указал, что в условиях процедуры конкурсного производства ФЗ «О несостоятельности (банкротстве») обладает императивным приоритетом над ФЗ «Об ООО», и признал возможность реализации участником своего преимущественного права лишь постольку, поскольку это соответствует целям проведения торгов и не нарушает права кредиторов на получение максимального удовлетворения.

См. также: решение АС Смоленской области от 13.07.2020 по делу № А62-3066/2020 3 ; решение АС Иркутской области от 19.02.2020 по делу № № А19-13257/2019 4

Применение правовых позиций ВС РФ           

1. В связи с изменением корпоративного законодательства рекомендации, содержащиеся в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.06.2009 № 131 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ» применимы в части, не противоречащей действующим нормам. В частности, права участниками общества могут реализовываться путем участия в торгах и заявления о согласии приобрести доли (акции) акции по цене, сформированной в ходе торгов, при отсутствии предложений от иных участников торгов о приобретении акций по более высокой цене (п. 7 Обзора).

2. Извещение, направляемое обществу и участникам в порядке, предусмотренном корпоративным законодательством, не соответствует требованиям, предъявляемым к оферте, поскольку оно лишь уведомляет о намерении продать долю (акции) третьему лицу и не выражает воли участника на продажу принадлежащих ему доли (акций) другим участникам общества и/или самому обществу (п. 10 Обзора).

Выводы по итогам исследования проблемы

1. Можно предположить, что в рассматриваемой ситуации обоснован и законен отказ суда удовлетворить требования участника (общества) о переводе прав и обязанностей покупателя долей (акций).  Реализация преимущественного права покупки долей (акций) участником хозяйственного общества (самим обществом) при их принудительной продаже с торгов невозможна в силу отсутствия соответствующих правовых условий.

3. Физические и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ). Удовлетворение интереса и возможность выбора того или иного поведения, что составляет содержание субъективного права, напрямую зависит от процесса осуществления этого права.

Субъектные границы осуществления субъективных гражданских прав определяются рамками гражданской дееспособности субъектов гражданского права. Всякое субъективное право может быть реализовано лишь тем субъектом, который обладает нужным объемом гражданской дееспособности.5

Закон, называя юридическое лицо субъектом права, признает за ним не только правоспособность, но и дееспособность.6

Принимая во внимание сказанное, заметим, что участники хозяйственных обществ в силу предоставленной им ФЗ «Об ООО» (ФЗ «Об АО») диспозитивности вправе определять содержание ряда приобретаемых ими субъективных прав, в том числе условия осуществления преимущественного права покупки долей (акций) при их отчуждении другим участником (п. 5 ст. 21 ФЗ «Об ООО»; п. 4 ст.7 ФЗ «Об АО»).

В то же время процесс осуществления прав участниками обществ в ряде случаев регламентирован и иными законами и в некоторых ситуациях может от воли субъекта не зависеть. В частности, реализация преимущественного права покупки доли (акций) одним из участников (или обществом предполагает добровольное направление оферты другим участником в установленном законом или уставом порядке (предложения, которое достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение ( п. 1 ст. 435 ГК РФ), тогда как волеизъявление последнего не может быть сформировано свободно, поскольку для отчуждения доли (акций), представляющего собой индивидуальный волевой акт, направленный на прекращение имущественных прав, необходима полная гражданская и гражданско-процессуальная дееспособность и правоспособность лица (п. 1, п. 6 ст. 126; п. 7 — п. 9 ст. 213.9; п. 5- п. 9 ст. 213.25 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Вместе с тем дееспособность и правоспособность участника общества в случае открытия в отношении него конкурсного производства ограничены в порядке, установленном ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», что допустимо в силу закона (ст. 18п. 1 ст. 22п. 2 ст. 49 ГК РФ) и, как следствие, влечет изменение пределов осуществления гражданских прав (п. 5- п. 9 ст. 213.25; п. 1 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).7

4. Правовой статус арбитражного управляющего не аналогичен правовому статусу представителя (ст. 182184 ГК РФ) или доверительного управляющего (ст. 1012 ГК РФ), в связи с чем он не вправе направлять оферту участнику (обществу). В случае, если должник – юридическое лицо, то с момента открытия конкурсного производства полномочия органов управления этого лица прекращаются и арбитражный управляющий осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника (п. 1 ст. 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», однако арбитражный управляющий в отличие от единоличного исполнительного органа общества, действующего на основании устава (ст. 40 ФЗ «Об ООО»; ст. 69 ФЗ «Об АО»), руководствуется требованиями федеральных законов и иных правовых актов, установленных для руководителя такого должника (п. 1 ст. 20.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)») во исполнение обязательств должника, в том числе исполнение судебных актов, актов иных органов (п. 1 ст. 126 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

При этом действует арбитражный управляющий в рамках конкурсного производства от имени должника (постановление Президиума ВАС РФ от 29.03.2012 № 15051/2011) в интересах должника, кредиторов и общества (п. 4 ст. 20.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), вследствие чего правомочия его определяются во многом необходимостью восполнения недостающей дееспособности и правоспособности участника общества, ограниченного в правах на основании закона или иного правого акта, и соотносятся не с предметом и целями деятельности общества, обозначенных в ФЗ «Об ООО» (ФЗ «Об АО») и уставе общества, участником которого должник является, а с целями ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» – обеспечить максимальное удовлетворение требований кредиторов, что определяет порядок, сроки и условия продажи имущества должника, их направленность на реализацию имущества должника по наиболее высокой цене и обеспечение привлечения к торгам наибольшего числа потенциальных покупателей (п 1.1 ст.139 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

При обстоятельствах, когда торги проводятся не в добровольном порядке, а в рамках конкурсного производства, участники общества обязаны согласовывать свои действия с требованиями ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а значит, следовать установленной форме реализации имущества –  посредством продажи на торгах, способу заключения договора – путем заключения договора с лицом, предложившим более высокую цену и выигравшим торги, а также порядку проведения торгов – через участие в торгах и приобретение  доли (акций) по цене, сформированной на торгах (ст.ст. 110-111 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). Иной подход не учитывает интересы всех сторон правоотношения.

5.  Внести ясность в неоднозначную практику сможет только ВС РФ.

__________________________

1. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/XZwmrjHVzpxX/

2. URL: http://www.consultant.ru/

3. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/y1K6m8vmWBlt/

4. URL: https://sudact.ru/arbitral/doc/j2LIXBqbSDZV/

5. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав (Классика российской цивилистики). Изд. 2-е, стереотип. М.: Статут, 2001.

6. Шершеневич, Г.Ф. Учебник русского гражданского права / Г.Ф. Шершеневич. М.: Директ-Медиа, 2012.

7. Иного мнения о позиции п. 13 ст. 22 ГК РФ в части ограничения правоспособности придерживается Ф.М. Крашенинников, считая, что правоспособность не может быть ограничена ни законом, ни договором, ни судом: гражданин может быть ограничен в возможности иметь отдельные права в рамках отдельных элементов содержания правоспособности. (Правовой статус гражданина в частном праве: постатейный комментарий главы 3 Гражданского кодекса Российской Федерации / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009).