02.03.2021 Исчисление гарантийного срока при досрочном прекращении договора строительного подряда Закон .ру

Одним из существенных условий договора строительного подряда является условие о гарантийных сроках качества выполненных работ. При этом, для договора строительного подряда определение гарантийного срока имеет свои особенности, которые связанны с характером выполняемых работ.

Как правило, для заказчика потребительскую ценность представляет лишь построенный объект, который заказчик может использовать в своей хозяйственной деятельности (производственные здания, промышленные сооружения, жилые дома, стадионы и т.д.). Строительство таких объектов, как правило, осуществляется достаточно длительное время (зачастую не один год), поэтому, заказчик заинтересован, чтобы гарантийный срок начинал течь с момента, когда объект может быть введен в эксплуатацию. Распространённым вариантом определения начала течения гарантийного срока является дата приёмки объекта завершенного строительством, как правило, с момента подписания актов по форме КС-11, КС-14.

Фактически начало течение гарантийного срока привязано  к прекращению исполнения подрядчиком основного обязательства по договору строительного подряда (завершения строительства объекта и сдача его заказчику) путем надлежащего исполнения (п.1 ст. 408 ГК РФ).

Обратившись к нормам гражданского законодательства можно увидеть, что заказчик вправе в порядке статей 722724 ГК РФ предъявить требования, связанные с недостатками результата работ, обнаруженными в течение гарантийного срока. Однако в законодательстве не содержится ответа на вопрос о начале исчисления гарантийного срока, в случае, когда договор строительного подряда досрочно расторгнут сторонами по соглашению сторон, подрядчик выполнил только часть работ, объект не был введен в эксплуатацию, или одна из сторон заявила об отказе от исполнения договора в одностороннем порядке на основании ст.ст. 715717716,719 ГК РФ.

Ответ на указанный вопрос имеет важное практическое значение, так как от него зависит правильное определение момента возникновения и прекращения гарантийных обязательств по договору строительного подряда и соответственно правильное разрешение судебных споров по поводу недостатков выполненных работ.

Для начала обратимся к положениям ГК РФ.

В статьях 722724 ГК РФ определено, что гарантийный срок распространяется на результат работ.При этом п. 2 ст. 722 ГК РФ указывает, что гарантия качества результата работы, если иное не предусмотрено договором подряда, распространяется на все, составляющее результата работы.

Как видно из содержания указанных норм, понятие гарантийный срок тесно связанно с понятием результат работ.

При этом, начало течения гарантийного срока определено гражданским законодательством с момента, когда результат выполненной работы был принят или должен был быть принят заказчиком (п. 5 ст. 724 ГК РФ).

В связи с этим, необходимо понимать, что является результатом работ по договору строительного подряда и как результат работ принимается заказчиком.

Исходя из определения договора строительного подряда (п.1 ст. 740 ГК РФ), результатом работ является объект завершенного строительства или завершенные строительные работы.

Соответственно, при надлежащем исполнении подрядчиком и заказчиком своих обязательств, после завершения строительства подрядчик передает заказчику результат работ — объект завершенного строительства, что фиксируется путем подписания актов КС-11, КС-14. С этого момента и начинает течь гарантийный срок на результат работ.

При расторжении договора подряда по соглашению сторон или при одностороннем отказе от исполнения от договорадо завершения строительства, заказчик не получает тот результат на который он рассчитывал. Результатом исполнения обязательства становится лишь часть работы, предусмотренная договорам(недостроенный цех, дом т.д.). Естественно, что при такой ситуации предусмотренное договором событие – подписаниеактов по форме КС-11 и КС-14, с которым связано начало течения гарантийного срока не наступает.

Ситуация осложняется и тем, что при строительстве объектов, как правило, стороны подписывают промежуточные акты по форме КС-2 по каждому выполненному этапу, для приемки отдельных видов и объемов работ и проведении расчетов.

Как же считать в таком случае гарантийные сроки? Для ответа на этот вопрос необходимо выделить три подхода к исчислению гарантийного срока:

1. Началом течения гарантийного срока при прекращении договора строительного подряда будет считаться дата подписания актов по форме КС-2 на выполненную часть работы;

2. При досрочном прекращении договора гарантийный срок начинает течь после истечения разумных сроков, необходимых заказчику для того, чтобы найти нового подрядчика и завершить работы;

3. Начало течения гарантийного срока совпадает с моментом досрочного прекращения договора строительного подряда.

Теперь разберем каждый вариант в отдельности.

1. При первом подходе гарантийный срок предлагается исчислять от даты подписания акта приемки выполненных работ по форме КС-2 на завершенную часть работ. (Постановление 17 ААС от 28.06.2013 г. по делу А60-52575/2012, такая же позиция была изложена в СПС Консультант+ в ответе Группы Компаний «Аналитический центр» от 26.06.2015 на соответствующий вопрос пользователя).

Данный подход обосновывается тем, что акты КС-2 соответствуют требованиям п. 4 ст. 753 ГК РФ и подтверждают факт приемки промежуточного результата работы заказчиком.

Однако, данная позиция имеет ряд существенных недостатков.

Для начала приведем пример.

Заключен договор строительного подряда. Предметом указанного договора является строительство 20 этажного дома. Срок строительства с 01.01.2015 по 31.12.2018 г.Гарантийный срок составляет 24 месяца с момента подписания акта по форме КС-14.Заказчик 01.01.2018 г. заявил односторонний отказ от исполнения договора на основании ст. 715 ГК РФ. Договор прекратил свое действие 01.02.2018 г.

В период действия договора подрядчик успел построить фундамент и 10 этажей здания. С 2015 года до 2017 г. стороны помесячно подписывали промежуточные акты по форме КС-2.

Как видно из условий примера, при надлежащем исполнении договора строительного подряда и сдаче построенного здания заказчику 31.12.2018 г. по акту КС-14, гарантийный срок начинал бы течьс 01.01.2019 и заканчивалсябы 01.01.2021 г.

Но если исчислять гарантийные сроки от даты подписания актов по форме КС-2, то возникает довольно странная ситуация. Гарантийный срок «фрагментируется».

По актам КС-2 подписанным в 2015 г., гарантийный срок истечет в течение 2017 г., по актам КС-2 подписанным в 2016, гарантийный срок истечет в 2018 г. и т.д. При такой ситуации, к моменту прекращения действия договора (01.02.2018 г.), гарантийные сроки по актам КС-2 от 2015 уже истекли.

С подобной ситуацией невозможно согласится. Подрядчик в случае досрочного прекращении договора, получает значительное преимущество при исчислении гарантийного срока по сравнению с исчислением этого срока в случае завершения строительства объекта.

 «Фрагментирование» гарантийного срока противоречит содержанию п. 2 ст. 722 ГК РФ, которая устанавливает, что гарантийный срок распространяется на результат работ в целом, в данном случае на здание целиком. Указанная норма сама по себе не предполагает разделение единого гарантийного срока на отдельные части.

С одной стороны для устранение такого противоречия кажется логичным, исчислять гарантийный срок с момента подписания последнего акта по форме КС-2 предшествующего расторжению договора. В данном случае устраняется «фрагментирование» течения гарантийного срока, но возникает иная проблема.

От момента подписания последних актов по форме КС-2 и моментом расторжения договора может пройти значительное время. Пример, последние акты по форме КС-2 подписаны в ноябре 2017 г., а расторжение договора происходит 01.02.2018 г.

При этом, результат незавершенной работы может находится у подрядчика, что ограничивает возможность заказчика обнаружить недостатки выполненных работ и предъявить требование относительно недостатков.

Подписание акта по форме КС-2 подтверждает лишь выполнение определенной части работы входящей в общий результат работ, что не влечет прекращение обязательств подрядчика по договору. В данном случае надлежащего исполнения обязательства со стороны подрядчика не происходит, результат работы заказчику не передается. Таким образом, течение гарантийного срока с момента подписания последнего акта по форме КС-2 является необоснованным.

2.Второй подход был сформулирован в определении от 12.03.2018 по делу № А40-67546/2016. Верховный суд РФ, изложил довольно пространную позицию, согласно которой при досрочном расторжении договора срок гарантии на выполненные работы начинает течь после истечения разумных сроков необходимых заказчику для того, чтобы найти нового подрядчика, чтобы тот завершил весь комплекс работ, а заказчик принял эти работы и ввел объект в эксплуатацию.

С указанной точкой зрения невозможно согласиться. Для определения гарантийного срока предлагается использовать довольно замысловатые критерии: «разумный срок необходимый заказчику для того, чтобы найти нового подрядчика, чтобы тот завершил весь комплекс работ». Как исчислять разумный срок из предложенных абстрактных и неконкретных формулировок абсолютно непонятно.

В данном случае, начало и окончание гарантийного срока на результат выполненных работ становится неопределенным, что противоречит самой природе гарантийного срока, который должен иметь точный срок исчисления. Приведенный подход откровенно ущемляет права подрядчика. При досрочном прекращении договора, подрядчик находится в неопределенном положении, когда гарантийный срок течь ещё не начал и неизвестно, когда начнет течь. Подрядчик ставится в зависимость от заказчика, который заинтересован, чтобы гарантийный срок начал течь как можно позже.

3.По нашему мнению наиболее правильным и логичным следует считать третий подход и вот почему.

Из положений ст. 722 и 724 ГК РФ следует, что когда законом или договором подряда предусмотрен для результата работ гарантийный срок, результат работ должен в течении всего гарантийного срока соответствовать условиям договора о качестве. Заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока. Получается, что если мы берем за ориентир дату расторжения договора, то с этого момента заказчик сможет предъявить требование к подрядчику об устранении недостатков, поскольку если считать началом течения гарантийного срока дату подписания акта выполненных работ, то в таком случае заказчику будет отказано в требовании к подрядчику об устранении недостатков по причине пропуска срока исковой давности, этим, скорее всего, и воспользуется подрядчик. В таком случае, инструмент защиты прав заказчика по предъявлению требования об устранении недостатков в период гарантийного срока становиться неэффективным, чего на наш взгляд допустить нельзя.

При надлежащем исполнении договора строительного подряда, начало течения гарантийного срока связано с подписанием акта по форме КС-14. То есть момент возникновения гарантийного обязательства совпадает с моментом прекращением основного обязательства подрядчика по договору – завершения строительства и передачей заказчику построенного объекта.

По общему правилу при прекращении договора обязательства сторон прекращаются в силу положений ст. 453 ГК РФ. Прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора. В данном случае выполнять работы по договору строительного подряда. При этом, гарантийные обязательства на выполненную часть работ в указанном случае продолжают действовать. Указанное положение следует из абзаца 2 пункта 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 июня 2014 г. № 35 «О последствиях расторжения договора».

Односторонний отказ заказчика от договора подряда прекращает обязательства подрядчика по строительству объекта на будущее, однако не освобождает его от ответственности за качество уже выполненных работ (п. 20 Обзора судебной практики ВС РФ № 3 (2018) утв. Президиумом ВС 14.11.2018; постановление Арбитражного суда Московского округа от 23.04.2019 по делу № А40-75098/2018. Факт расторжения договора не влияет на прекращение гарантийных обязательств (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.04.2016 по делу № А43-1700/2013).

Таким образом, досрочное расторжение договора строительного подряда и передача построенного объекта заказчику влечет общее последствие, прекращение основного обязательства подрядчика – дальнейшее выполнение работ.

Разница в том, что при расторжении договора и отказе от исполнения договора, строительные работы по объекту не будут завершены. Заказчик получает только часть результата работ, на который он рассчитывал при заключении договора.

Соотвественно, если при надлежащем исполнении договора, гарантийный срок начинает течь с момента прекращения основного обязательства подрядчика-передачи построенного объекта заказчику, то и при расторжении договора (одностороннем отказе от исполнения договора), начало гарантийного срока должно исчисляться с момента прекращения основного обязательства подрядчика — в данном случае с момента, когда договор досрочно прекратил свое действие.

Данная правовая позиция позволяет решить одновременно две проблемы.

Во-первых, устраняется правовая неопределенность. Конкретизируется срок начала исчисления гарантийного срока. В нашем примередоговор строительного подряда прекратил свое действие с 01.02.2018 г. соответственно гарантийный срок начинает течь с 01.02.2018 г.

Во-вторых, данная позиция соответствует общей концепции заложенной в ст. 722 ГК РФ о распространении гарантии на все, составляющие результата работы. С 01.02.2018 г. гарантийный срок начинает течь на все составляющие результата выполненной части работы единовременно, что устраняет «фрагментирование» гарантийного срока связанного исчислением гарантийного срока по актам КС-2.