02.03.2021 Особенности привлечения к ответственности при банкротстве АГ НОВОСТИ

Руководитель практики банкротства АБ «Инфралекс», адвокат Станислав Петров на вебинаре ФПА рассказал о практике привлечения к ответственности контролирующих должника лиц

В начале выступления Станислав Петров рассказал об одном из наиболее популярных видов ответственности контролирующих должника лиц при банкротстве – субсидиарной ответственности. Он напомнил, что понимается под данным видом ответственности, лицах, которые имеют право подавать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, основаниях привлечения к ответственности, кто является контролирующим лицом, какие есть презумпции статуса контролирующего лица.

Эксперт подчеркнул, что, пока не доказано иное, предполагается, что контролирующим лицом являются:

  • руководитель должника или управляющей организации должника, член исполнительного органа, ликвидатор или член ликвидационной комиссии должника;
  • лицо, которое имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50 и более процентами голосующих акций АО, или более чем половиной долей уставного капитала ООО, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;
  • лицо, которое извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в ст. 53.1 ГК РФ.

Как указал Станислав Петров, в спорах о привлечении к субсидиарной ответственности лиц, в отношении которых не установлена презумпция статуса контролирующего лица, одной из ключевых проблем является доказывание наличия возможности у данного лица давать обязательные для исполнения должника указания или иным образом влиять на действия должника. Лектор привел несколько дел из судебной практики, которые могут послужить примером для сбора доказательств подконтрольности должника лицу, а также ознакомил слушателей со статистикой привлечения лиц к субсидиарной ответственности в делах о несостоятельности (банкротстве) и объяснил причину увеличения количества удовлетворенных требований. Далее эксперт раскрыл элементы состава нарушений, при которых наступает субсидиарная ответственность.

Станислав Петров представил перечень типичных неправомерных сделок должника, которые чаще всего являются предметом споров в делах о банкротстве, представил методологию выявления неправомерных сделок, а также рассказал о том, как избежать или уменьшить размер субсидиарной ответственности, основанный на анализе судебной практики.

Как правило, отметил он, размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, не погашенных ввиду недостаточности имущества должника. Уменьшение размера субсидиарной ответственности контролирующего лица возможно в случае, если такое лицо докажет наличие одного из следующих обстоятельств:

  • размер вреда, причиненного правам кредиторов по вине КДЛ, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет имущества такого КДЛ;
  • увеличению размера обязательств должника перед кредиторами способствовали внешние факторы: существенные изменения условий ведения бизнеса, аварии, пандемия и иные.

Если погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий нескольких КДЛ, такие лица несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника солидарно.

По мнению Станислава Петрова, в ближайшее время в области субсидиарной ответственности предстоит увеличение количества споров, признаний судами контролирующими все более и более лиц, прямо не поименованных в Законе о банкротстве, расширение доказательственной базы для привлечения лиц к ответственности.

Далее спикер перешел к теме деликтной ответственности, рассказав о ее видах, об основаниях наступления, об элементах состава нарушения, за которые она наступает. Он также провел сравнение субсидиарной и деликтной ответственности, рассмотрев их основные отличия и сходства, а также то, когда выгоднее привлечь к той или другой ответственности.

Отдельно Станислав Петров остановился на уголовной и административной ответственности при банкротстве. Он рассказал о составах нарушений, которые влекут за собой ту или иную ответственность, о привлекаемых лицах, а также о наказаниях за нарушения.

Так, административная ответственность наступает в случае фиктивного или преднамеренного банкротства (ст. 14.12 КоАП) или неправомерных действий при банкротстве (ст. 14.13 КоАП). В отличие от уголовных составов, здесь действия не содержат признаков преступления (нет крупного ущерба). Уголовная ответственность за незаконные действия при банкротстве предусмотрена ст. 195, 196, 197 и 172.1 УК РФ (специальные составы), а также следующими статьями УК РФ: 159 («Мошенничество»), 160 («Присвоение и растрата»), 201 («Злоупотребление полномочиями»), 303 («Фальсификация доказательств»), 327 («Подделка документов») и 330 («Самоуправство»).

При этом следует иметь в виду, что в соответствии с Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ в рамках уголовного дела двойное взыскание ущерба, вызванного преступлением, и убытков в пользу того же потерпевшего в рамках обособленного спора о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности не допускается.

С презентацией спикера можно ознакомиться здесь.