02.04.2021 Бывает ли процессуальное правопреемство между разными цессионариями одного и того же цедента? АГ НОВОСТИ

В деле, где кредитор уступил право на неустойку сначала одному цессионарию, а потом другому, ВС указал, что прежде всего нужно определиться с объемом прав, которые передавал цедент

ВС оценил, что происходит с правом на иск, если кредитор несколько раз уступает право требования разным лицам (Определение ВС № 305-ЭС20-22171 по делу № А40-243543/2019).

Артур Дик заключил с ООО «ЭНКО ИНВЕСТ» договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома. По условиям соглашения мужчина должен был получить свое жилье до конца 2016 г., но застройщик передал его только в сентябре 2017 г. В июне 2019 г. Артур Дик уступил ООО «ЛИГАЛ МСК» право требовать неустойку за нарушение сроков передачи объекта. Чтобы получить деньги от застройщика, цессионарий обратился в АС г. Москвы.

Застройщик попытался доказать суду, что производство нужно прекратить. Дело в том, что ранее Артур Дик дважды уступал это же требование индивидуальному предпринимателю Юрию Крюкову. В первый раз Крюков также обратился в суд за неустойкой, но отказался от иска. Затем Дик и Крюков заключили еще один договор цессии, и Крюков подал новый иск. Однако АС г. Москвы установил, что это то же самое требование, от которого цессионарий уже отказывался, и прекратил производство по делу по п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК. У нового цессионария нет права на иск, потому что его правопредшественник отказался от этого права, утверждал застройщик.

Однако первая инстанция с таким толкованием АПК не согласилась. По ее мнению, отказ предыдущего цессионария от иска означает, что право на иск утратил именно он. Артур Дик по-прежнему может взыскать неустойку, а новый цессионарий, который получил это право от Дика, – обратиться в суд с таким требованием. В итоге, снизив размер неустойки по ст. 333 ГК, АС г. Москвы частично удовлетворил иск «ЛИГАЛ МСК».

Общество «ЭНКО ИНВЕСТ» не смогло отменить это решение ни в апелляции, ни в первой кассации, поэтому обратилось в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ. Она же, изучив материалы дела, пришла к выводу, что нижестоящие инстанции не проверили доводы застройщика «должным образом».

Так, стороны утверждали, что Артур Дик заключал два договора цессии с Юрием Крюковым: в октябре 2017 г. и в январе 2018 г. Представитель «ЛИГАЛ МСК» говорил, что соглашение с его доверителем было подписано уже после того, как Дик расторг договоры с Крюковым. При этом, заметил ВС, в материалах дела нет ни договоров цессии, ни соглашений об их расторжении, хотя суды должны были проверить объем прав, который Дик передал новому цессионарию.

Сославшись на ст. 384 ГК и Постановление Пленума ВС от 21 декабря 2017 г. № 54, Суд напомнил, что первоначальный кредитор не может уступить новому больше прав, чем имеет сам. «Если первоначальный кредитор до передачи права требования новому кредитору совершил распорядительные действия в виде отказа от иска и последствия этих действий в силу правопреемства в данном случае распространяются на нового кредитора, производство по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ подлежит прекращению», – процитировал Верховный Суд Постановление Президиума ВАС от 22 марта 2005 г. по делу № 12752/04.

Кроме того, по мнению ВС, важно учесть, что по второму иску Крюкова производство было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК, на которую ссылается застройщик в этом деле. В итоге Суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Адвокат практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Евгений Зубков в комментарии «АГ» высказал мнение, что определение ВС наглядно иллюстрирует известный с древности принцип «никто не может передать больше прав, чем имеет сам». В российском законодательстве данный принцип отражен в ст. 384 ГК, где указано, что право первоначального кредитора переходит к новому в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, добавил эксперт. «По этой причине первоначальный цессионарий, распорядившийся правом (отказавшийся от права) на предъявление иска к должнику, не мог передать данное право обратно цеденту, а цедент, в свою очередь, не мог передать данное право новому цессионарию», – указал Евгений Зубков.

Руководитель коммерческой практики АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Жанна Колесникова заметила, что промежуточный кредитор Крюков просил взыскать 900 тыс. руб. неустойки, а новый цессионарий – 600 тыс. руб. «Если речь все же идет об одном и том же праве требования (например, оно уменьшилось в связи с частичным исполнением), то последний кредитор связан теми действиями, которые в отношении этого права совершали его предшественники, в том числе и отказом предыдущего кредитора от иска», – пояснила юрист. По ее мнению, то, что ВС сослался на практику ВАС, говорит о преемственности позиции судов по данному вопросу.

При этом, добавила Жанна Колесникова, в этом деле несколько необычным кажется возврат права требования к первоначальному кредитору. «Обстоятельства этого возврата суды подробно не исследовали. Если право вернулось от промежуточного кредитора к первоначальному, например из-за ничтожности заключенного между ними договора цессии, то связанность последнего кредитора действиями такого промежуточного кредитора уже не кажется столь очевидной. Это дело в очередной раз напоминает о важности тщательной проверки приобретаемого права требования на предмет возможности его реализации», – заключила юрист.

Екатерина Коробка