02.04.2021 ВС посчитал, что за причиненный подрядчиками ущерб третьим лицам ответственность несет заказчик АГ НОВОСТИ

Суд указал, что ответственность наступает при наличии факта причинения вреда, противоправности поведения причинителя вреда, его вины и причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими последствиями

В Определении № 4-КГ20-72-К1 от 9 марта Верховный Суд указал нижестоящим судам, что ответственность за причиненный подрядчиками третьим лицам ущерб несет заказчик работ.

27 марта 2019 г. около ворот гаража квартиры Татьяны Калининой произошел пожар, в результате которого квартире Ирины Николаевой были причинены термические повреждения.

Старший дознаватель отделения надзорной деятельности по г. о. Балашиха управления надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС России по Московской области отказал в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. 168 УК «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности».

По результатам проведенного пожарно-технического обследования специалист пришел к выводу, что очаг пожара находился около наружной поверхности ворот гаража квартиры Татьяны Калининой. Причиной пожара могло послужить воспламенение мусора от тлеющей сигареты.

Ирина Николаева заказала оценку причиненного ущерба, которая составила более 1,1 млн руб., после чего направила Татьяне Калининой досудебную претензию. Женщина посчитала, что нанятые соседкой строители курили возле строительного мусора, который сами же выносили из квартиры Калининой. В удовлетворении претензии женщина отказала.

Ирина Николаева направила в Балашихинский городской суд Московской области иск о возмещении ущерба, причиненного в результате пожара. Проведенная судебная экспертиза также показала, что, вероятнее всего, загорелся строительный мусор возле квартиры Татьяны Калининой, в который был брошен окурок. Стоимость восстановительного ремонта судебный эксперт определил чуть менее чем в 1,1 млн руб. Суд посчитал, что ответчик является лицом, ответственным за причиненный ущерб, и удовлетворил иск в части.

Отменяя решение первой инстанции и отказывая в иске, апелляция посчитала, что выводы нижестоящего суда противоречат обстоятельствам дела, поскольку в его материалах отсутствуют доказательства вины Татьяны Калининой в причинении ущерба и причинно-следственной связи между ее действиями (бездействием) и ущербом.

Суд апелляционной инстанции указал, что установленные экспертом причины возникновения пожара сами по себе не могут служить безусловным основанием для возложения на Калинину ответственности. Установив, что скопление строительного мусора располагалось вне стен жилого помещения ответчика на земельном участке, собственником которого она не является, суд с учетом положений ст. 211 ГК пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции.

Ирина Николаева обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на абз. 2 ч. 1 ст. 38 Закона о пожарной безопасности, согласно которому ответственность за нарушение требований пожарной безопасности несут собственники имущества. В соответствии со ст. 210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Согласно ст. 1 Закона об отходах производства и потребления под соответствующими отходами понимаются вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с данным законом. Ст. 4 указанного закона закреплено, что право собственности на отходы определяется в соответствии с гражданским законодательством.

«По смыслу приведенных норм права, бремя содержания имущества предполагает в том числе принятие разумных мер по предотвращению пожароопасных ситуаций», – подчеркнул ВС. В связи с этим, посчитал Суд, вывод апелляции об отсутствии права собственности Татьяны Калининой на земельный участок применительно к обстоятельствам данного дела не мог быть положен в качестве основания для отказа в иске.

Верховный Суд заметил, что иск обоснован принадлежностью ответчику мусора, возгорание которого послужило причиной возникновения пожара и причинения ущерба квартире истца, а также поведением строителей, производивших ремонт. Суд указал, что в силу п. 2 ст. 1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. «Из данных правовых норм, подлежащих применению при разрешении настоящего дела, следует, что ответственность собственника за причинение вреда наступает только при наличии в совокупности нескольких условий: факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями», – указывается в определении.

В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК, добавил Суд, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным гл. 59 ГК, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

ВС обратил внимание, что, согласно протоколу осмотра места происшествия, в пожарном мусоре были обнаружены многочисленные окурки сигарет. При опросе собственник соседней квартиры В. пояснил, что на улице перед воротами гаража квартиры Калининой располагалась большая куча строительного мусора, образовавшегося в ходе внутриотделочных работ в ее квартире, возле которой часто курили строители. Эти же обстоятельства были указаны Ириной Николаевой в исковом заявлении.

«С учетом изложенных выше обстоятельств суду апелляционной инстанции для определения лица, ответственного за причиненный ущерб, необходимо было исследовать вопрос о том, кому принадлежит строительный мусор, послуживший очагом возгорания, о наличии причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) по складированию этого мусора и ведению контроля за безопасным ведением ремонтных работ, что судом сделано не было», – подчеркнул Суд. Таким образом, ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат АП Саратовской области Михаил Осипов заметил, что исследование вопроса об обстоятельствах причинения имущественного вреда относится к прерогативе суда первой инстанции, в связи с чем корректней было бы направить дело на новое рассмотрение именно в первую инстанцию, где можно было бы исследовать и дать юридическую оценку таким обстоятельствам, как:

  • кто по гражданско-правовому соглашению между ответчиком и рабочими нес ответственность за пожарную безопасность при перемещении и складировании строительного мусора за пределами частной собственности (квартиры) ответчика;
  • обязан ли был ответчик осуществлять контроль за действиями рабочих после того, как строительный мусор оказался за пределами его частной собственности (квартиры);
  • кто из соседей ответчика, их гостей или прохожих имел доступ к строительному мусору, в котором произошло возгорание;
  • какими доказательствами может быть подтверждена вина ответчика, строителей или иных лиц в появлении тлеющего табачного изделия в том самом строительном мусоре, в котором произошло возгорание.

«Направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Верховный Суд, может быть, имел в виду то, что вторая инстанция “не справилась” с возложенной на нее функцией контроля за законностью принятого судом первой инстанции решения. Так как в самом определении об этом не сказано, нам остается только предполагать, что имел в виду ВС, направляя дело на новое рассмотрение именно в Московский областной суд», – отметил адвокат.

Михаил Осипов рассказал, что аналогичная категория дел была и в его практике. Так, двое рабочих открытым пламенем огня пытались устранить дыру на кровле склада строительных материалов, выполненной из рулонного рубероида. Произошел пожар, склад сгорел. Виновниками были признаны рабочие, а не их работодатели. Причем вина обоих была подтверждена совокупностью собранных доказательств: объяснениями рабочих, показаниями свидетелей, вещественными доказательствами, видеосъемкой с камеры наружного наблюдения.

«В другом деле в кафе произошло возгорание из-за неисправности вентилятора системы вытяжки, в результате чего сгорела вышерасположенная квартира. В этом случае виновным был признан арендатор кафе, который непосредственно осуществлял деятельность, и именно на него договором аренды была возложена ответственность за соблюдение правил пожарной безопасности, которые он нарушил», – рассказал адвокат.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов назвал определение обоснованным и логичным: апелляционный и кассационный суды исключительно формально подошли к установлению значимых обстоятельств по делу, не дали должной оценки доводам истца и имеющимся в деле доказательствам. При этом, посчитал он, позиция ВС не должна становиться для нижестоящей инстанции при пересмотре дела абсолютной истиной. Все доказательства должны быть оценены с точки зрения их достоверности и достаточности, при необходимости – предприняты меры для сбора новых доказательств.

«По моему мнению, обязательно судом должен быть принят во внимание тот факт, что достоверно не установлено, кем в действительности был брошен окурок, послуживший причиной возгорания. Вероятнее всего, установить его без всяких сомнений и не получится», – указал адвокат.

Николай Герасимов полагает, что в данном случае ответчиком должны быть представлены максимально возможные доказательства того, что им были предприняты все необходимые меры для недопущения сложившейся ситуации, что позволило бы сделать вывод об отсутствии его вины в произошедшем. «Аналогичная ситуация, например, складывается при рассмотрении дел по искам о возмещении ущерба, причиненного затоплением квартиры. В качестве ответчика привлекается в большинстве случаев собственник затопившей квартиры, и, если не будет установлено, что вина в произошедшем лежит на другом лице (например, на управляющей компании, не проводившей соответствующий ремонт общедомового имущества), такой иск с большой долей вероятности удовлетворяется», – указал он.

Марина Нагорная