02.04.2021 В деле о «банкротном туризме» ВС призвал детальнее изучать причины переезда должника АГ НОВОСТИ

Суд обратил внимание нижестоящих инстанций на ссылку кредитора на инициирование банкротства спустя тринадцать дней после регистрации должника в другом регионе, а также на довод предпринимателя-банкрота о том, что причиной смены места жительства явилась масштабная кампания кредитора по подрыву ее деловой репутации

В Определении № 310-ЭС20-18855 от 25 марта Верховный Суд заметил, что не всегда переезд в преддверии банкротства является необычным поведением, но в целях проверки достоверности сведений о месте жительства гражданина, указанных в заявлении о признании должника банкротом, арбитражный суд вправе не ограничиваться запросом данных о его месте жительства в органах регистрационного учета, а провести более глубокую проверку.

Переезд перед банкротством не вызвал у судов вопросов

9 августа 2019 г. ИП Мария Харченко была снята с регистрационного учета в г. Благовещенске и 11 сентября зарегистрирована в г. Воронеже. Через две недели после этого ее бывший супруг Александр Харченко подал в Арбитражный суд Воронежской области заявление о банкротстве предпринимателя, а 10 октября суд возбудил банкротное дело.

Позднее ООО «Бензо-Транзит» обратилось в АС Воронежской области с заявлением о передаче дела о банкротстве на рассмотрение Арбитражного суда Амурской области. Общество указывало на необычность поведения должника, а именно инициирование банкротства спустя тринадцать дней после регистрации в Воронеже. Смена регистрации произведена в период судебного процесса по делу о взыскании обществами «Бензо-Транзит» и «Бензо» задолженности с предпринимателя (иск удовлетворен решением от 23 сентября 2019 г.). При этом они о смене адреса должника извещены не были, в то время как Александр Харченко был письменно уведомлен об этом.

Общество указало, что задолженность перед Александром Харченко подтверждена решением Благовещенского городского суда Амурской области, последний проживает в Благовещенске, однако настаивает на рассмотрении дела о банкротстве в Воронеже. «Бензо-Транзит» отметило, что должник и Александр Харченко являются лицами, контролирующими деятельность ООО «ТрансОйлСервис», их интересы представляет одно и то же лицо, что в совокупности с выборочным извещением кредиторов о смене места проживания не может не вызвать обоснованные сомнения в их добросовестности.

Кроме того, общество «Бензо-Транзит» обратило внимание на то, что в Амурской области рассматривается множество исков с участием должника, а также ведется уголовное преследование, в отношении Марии Харченко избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Также практически все предъявившие к должнику требования кредиторы находятся на территории Амурской области.

Несмотря на это, суд счел недоказанным то, что экономические интересы должника и его кредиторов сосредоточены на территории указанного региона. Ссылаясь на представленные в материалы дела договоры возмездного оказания услуг, заключенные должником (заказчиком) с ООО «Строймонтажпоставка», ООО «Компания «Дизель-Трейд», ООО «Мегаойл», ООО ТК «Оникс», он пришел к выводу, что должник осуществляет предпринимательскую деятельность на территории Воронежской области. При этом суд учел, что с 11 сентября 2019 г. должник состоит на учете в МИФНС № 12 по Воронежской области. Апелляция поддержала вывод первой инстанции.

Верховный Суд посчитал, что нижестоящие инстанции поторопились с выводами

ООО «Бензо-Транзит» обратилось в Верховный Суд. В кассации представители лиц, возражавших против удовлетворения жалобы, указали на отсутствие у общества «Бензо-Транзит» права на обжалование судебных актов по вопросу подсудности, поскольку последнее статус конкурсного кредитора не имеет.

Принимая решение, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС сослалась на п. 30 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”», в котором разъяснено, что с момента принятия требования кредитора к рассмотрению судом последний приобретает статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений (в частности, на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований).

Суд указал, что требование «Бензо-Транзит» принято к производству определением от 21 февраля 2020 г., но в деле о банкротстве судебный акт по вопросу его обоснованности до настоящего времени не принят. По мнению Коллегии, данное обстоятельство не препятствует кредитору обращаться в суд с вопросом о передаче дела по подсудности. «Предоставление такой процессуальной возможности прежде всего обусловлено тем, что для лиц, желающих вступить в дело о банкротстве, место рассмотрения этого дела объективно имеет значение с момента подачи заявления о включении в реестр (необходимость ознакомления с материалами дела, участия в судебных заседаниях и т.п.). Соответственно, подсудность, установленная в преддверии их вступления в дело, напрямую затрагивает права этих лиц, поскольку противопоставляется им, минимизируя удобство процесса, и, в конечном счете, ограничивает доступность правосудия, что недопустимо», – отмечается в определении.

Верховный Суд указал, что целью закона, установившего подсудность дела о банкротстве гражданина по месту его жительства, является создание благоприятных условий для быстрого и правильного разрешения дела как для должника-банкрота, так и для его кредиторов, поскольку в этом регионе, как правило, сосредоточены основные экономические интересы указанных лиц, здесь же находится имущество должника или его значительная часть, расположены управленческие подразделения кредиторов – юридических лиц. Следовательно, разрешение спорных вопросов по центру основных интересов должника, а также интересов его кредиторов ведет к оптимизации финансовых и организационных издержек участников дела о банкротстве на судебные процедуры, которые, исходя из сложности и многоэпизодности дел о банкротстве, могут быть достаточно весомыми.

Суд сослался на ч. 4 ст. 38 АПК, п. 1 ст. 33 Закона о банкротстве и отметил, что заявление о признании гражданина банкротом подается в арбитражный суд по месту его жительства. При этом под местом жительства в частноправовых отношениях понимается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК). По смыслу абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» предполагается, что место жительства гражданина совпадает с местом его регистрационного учета.

Однако, указал ВС, в исключительных случаях данная презумпция может быть опровергнута, если заинтересованное лицо (например, кредитор) докажет, что содержащаяся в документах регистрационного учета информация не отражает сведения о настоящем месте жительства должника. В целях выяснения соответствующих обстоятельств во внимание, в первую очередь, могут приниматься факты, свидетельствующие о необычном характере поведения должника при смене регистрационного учета в период инициирования дела о несостоятельности.

Экономколлегия заметила, что аналогичная правовая позиция изложена в ее определениях от 25 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-16327, от 21 марта 2019 г. № 308-ЭС18-25635, от 25 июля 2019 г. № 306-ЭС19-3574.

Если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства, порождающие обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион, указал Суд. При этом следует признать, что смена регистрационного учета в преддверии возбуждения дела о банкротстве влечет высокую вероятность наличия в действиях должника по изменению места регистрации признаков недобросовестности.

ВС обратил внимание на доводы общества «Бензо-Транзит», которое помимо прочего ссылалось на то, что надлежащих доказательств ведения предпринимательской деятельности в Воронежской области нет, а регистрация должником юридического лица на территории Воронежа произведена уже после возбуждения дела о банкротстве и подачи заявления общества в суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам посчитала, что доводам, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении должника и его кредиторов, надлежащей оценки не дано, фактическое место проживания и ведения реальной предпринимательской деятельности должника не выявлено. Кроме того, суды не приняли во внимание возможное создание значительных препятствий для участия в деле кредиторов в связи с отдаленностью места проведения судебных заседаний от места их регистрации и фактического нахождения.

В целях проверки достоверности сведений о месте жительства гражданина, указанных в заявлении о признании должника банкротом, как указал ВС, арбитражный суд вправе не ограничиваться запросом данных о его месте жительства в органах регистрационного учета (п. 5 Постановления № 45), а провести более глубокую проверку. Если действительное место жительства должника не соответствует данным регистрационного учета и имеются основания сделать вывод о манипулировании подсудностью, дело о банкротстве такого должника подлежит рассмотрению арбитражным судом по действительному месту жительства.

В то же время, посчитал Суд, подлежат проверке и доводы Марии Харченко о том, что причиной смены места жительства явилась организованная «БензоТранзит» масштабная кампания по подрыву ее деловой репутации, приведшая к невозможности дальнейшего проживания и осуществления предпринимательской деятельности на территории Амурской области. «Избранный судами формальный подход может стимулировать недобросовестных должников к созданию искусственных условий для изменения территориальной подсудности дела о банкротстве с целью затруднения кредиторам реализации принадлежащих им прав на получение с должника причитающегося исполнения в процедуре несостоятельности, что не соответствует целям законодательного регулирования банкротства граждан», – подчеркивается в определении.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил вопрос о передаче дела по подсудности в Арбитражный суд Амурской области на новое рассмотрение в АС Воронежской области.

Определение повлияет на практику

В комментарии «АГ» заместитель руководителя направления юридической компании a.t.Legal Юрий Чмеренко отметил, что ВС в очередной раз указал на недопустимость формальной оценки судами обстоятельств дела при наличии обоснованных сомнений в добросовестности действий должника накануне банкротства. В результате формального подхода судов должнику удалось изменить подсудность дела о собственном банкротстве в ущерб интересам кредиторов. По его мнению, Верховный Суд справедливо указал на наличие обоснованных сомнений в действительности смены места жительства должника.

Юрий Чмеренко посчитал, что решение может иметь существенное значение для правоприменительной практики. «Интересам кредиторов, несомненно, соответствует рассмотрение дел о банкротстве должника по месту ведения им основной хозяйственной деятельности, поэтому арбитражные суды с учетом правовой позиции Верховного Суда при оценке соблюдения правил подсудности дел о банкротстве должны будут рассмотреть не только формальные критерии, но и степень добросовестности должника в случае перемены им своего места жительства накануне банкротства. Это позволит адекватно учесть интересы всех сторон дела о банкротстве, а также не допустить злоупотребления со стороны должника», – подчеркнул он.

Адвокат, член Ассоциации юристов России Ольга Митева также посчитала, что определение будет иметь практикообразующее значение. Так, ВС высказался, что при определении подсудности в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя решающим фактором выступает не формальный адрес государственной регистрации, определяемый на основании документов регистрационного учета, а концентрация экономических интересов должника, преимущественное место осуществления предпринимательской деятельности, нахождения большинства кредиторов, с которыми банкрот имел экономическое взаимодействие.

Действительно, указала Ольга Митева, Верховный Суд в очередной раз продемонстрировал подход, согласно которому необходимо выяснять реальные обстоятельства дела с целью соблюдения прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле, в противовес формальному исполнению требований закона в отсутствие установления всех обстоятельств рассматриваемого вопроса. «Важность данного судебного акта высшей инстанции для практики заключается не столько в том, что определены критерии правильного определения территориальной подсудности в деле о банкротстве должника (ИП), сколько в акцентировании внимания судов на важности и значимости избавления от формального подхода при отправлении правосудия и необходимости выяснения всех обстоятельств дела, даче оценки всем доводам сторон с целью реальной защиты прав граждан и организаций в делах о несостоятельности», – заключила она.

Марина Нагорная