02.06.2021 КС вновь не усмотрел признаков неконституционности в сроках для ознакомления защиты с делом АГ НОВОСТИ

Он напомнил, что суды вправе предоставить стороне возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела

Конституционный Суд опубликовал Определение от 27 мая 2021 г. № 900-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на ч. 3 ст. 217 УПК РФ, регламентирующей процедуру ознакомления с материалами уголовного дела после производства по нему всех следственных действий.

С жалобой в КС обратился Евгений Младов, по уголовному делу которого районный суд ранее вынес постановление об установлении срока для ознакомления обвиняемого и его защиты с материалами завершенного предварительного следствия. Мужчина оспорил судебный акт в апелляции, однако вторая инстанция сочла, что нижестоящий суд уличил Евгения Младова в явном затягивании ознакомления с материалами дела. В обоснование апелляционный суд сослался на то, что обвиняемый заключил соглашение на защиту с иным адвокатом буквально накануне истечения срока предварительного следствия.

В жалобе в Конституционный Суд Евгений Младов указал, что оспариваемая им норма противоречит Конституции, допуская возможность суду по ходатайству следователя ограничить время ознакомления с материалами уголовного дела адвокатов, которые на момент рассмотрения ходатайства еще не были привлечены обвиняемым для защиты его интересов и не вступили в уголовное дело в качестве защитников.

КС не нашел оснований для рассмотрения жалобы по существу. Со ссылкой на собственные разъяснения он напомнил, что спорная норма не допускает ограничение обвиняемого и его защитника во времени, необходимом им для такого ознакомления, кроме случая, если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с данными материалами, явно затягивают время ознакомления.

Суд добавил, что определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела устанавливается на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 125 УПК РФ, если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают время ознакомления с последними. Решение об окончании производства данного процессуального действия следователь вправе принять только тогда, когда обвиняемый и его защитник не ознакомились с материалами уголовного дела в установленный судом срок без уважительных причин. В свою очередь, суд обязан при установлении срока для ознакомления с материалами уголовного дела приводить фактическое и правовое обоснование такому решению, которое всегда должно быть мотивировано ссылками на конкретные обстоятельства, а также на нормы материального и процессуального права.

Со ссылкой на п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» КС отметил, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса. Кроме того, исходя из оспариваемой нормы, по просьбе стороны суд вправе предоставить ей возможность для дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела. Таким образом, заключил Конституционный Суд, ч. 3 ст. 217 УПК не может нарушать конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский заметил, что КС ограничился перечислением статей УПК и своих прежних позиций, где он говорил о необходимости ограничения времени ознакомления, исходя из права потерпевшего на скорейшее возмещение причиненного ущерба. «К глубокому сожалению, со стороны Конституционного Суда все реже встречается анализ сложившейся судебной практики, которая во всех своих проявлениях носит обвинительный уклон и иллюстрирует всяческое ущемление стороны защиты везде, где это возможно. Судьи КС упорно не хотят замечать, что решения судов общей юрисдикции об ограничении времени на ознакомление с материалами дела носят все более абсурдный характер: сторонам устанавливаются явно несоразмерные сроки, за которые просто невозможно элементарно скопировать материалы дела, и даже эти сроки соблюдаются следователями чисто формально», – отметил он.

По словам эксперта, в этой ситуации виноваты и отдельные адвокаты, которые не готовятся к судебным процессам по ограничению сроков ознакомления с материалами дела: «Опыт показывает, что это надо делать регулярно, буквально с первого дня ознакомления, – писать ходатайства, жаловаться на непредоставление приемлемых условий для работы защиты при ознакомлении (а ознакомление “на коленке” тоже удлиняет сроки)».

Адвокат добавил, что необходимо добиваться установления сроков ознакомления с материалами не в днях, как это принято в судебной практике, а в часах. «Установление сроков ознакомления в днях приводит к тому, что следователь, приходя в СИЗО буквально на полчаса, уже выполнил дневную норму времени, установленную судом, а фактически не предоставил стороне защиты достаточного времени. Суды также никогда не учитывают, что в условиях СИЗО адвокат вынужден по старинке читать материалы дела и делать из них рукописные выписки, а не снимать копии материалов путем фотографирования. Все эти вопросы обязаны ставить адвокаты перед судами общей юрисдикции и перед Конституционным Судом РФ, но пока у нас это плохо получается», – резюмировал Владислав Лапинский.

Руководитель уголовной практики АБ «КРП» Михаил Кириенко с сожалением отметил, что государство в очередной раз показывает свое нежелание и отсутствие решимости выразить более четкую и однозначную позицию по недопустимости ограничивать время для ознакомления с делом. «Увы, Конституционный Суд оставил для судов возможность с большой степенью усмотрительства лишать сторону защиты важнейших гарантий. Данное определение КС “между строк” указывает на то: если до судебной стадии защиту ограничат во времени, суд может это устранить путем предоставления дополнительного времени, но это крайне редкое явление», – заметил он.

Адвокат добавил, что причина обращения гражданина в Конституционный Суд с жалобой особенно настораживает: «Лицо сменило защитника, что не указывает на безусловное наличие признаков злоупотребления, хотя суд, как следует из данного определения, именно это и установил. Как бы не создали такие решения и молчание КС РФ опасную тенденцию лишения права на выбор защитника и на его реальное ознакомление на стадии ст. 217 УПК РФ. Тем более сейчас остро стоит проблема предоставления судами реального и достаточного времени для изучения дела защитникам, что уж тут говорить о досудебном производстве».

Старший партнер АБ «МАГРАС», руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловой России» Екатерина Авдеева убеждена, что ограничение срока ознакомления с документами на стадии выполнения требований ст. 217 УПК должно иметь место для предотвращения злоупотребления обвиняемым своим правом. «Отсутствие такого ограничения может привести к невозможности реализовать задачи и принципы Уголовного кодекса. Поэтому очевидно, что при установлении факта явного затягивания времени ознакомления с материалами уголовного дела ограничение правомерно. Но при этом также очевидно, что полное и надлежащее ознакомление с материалами уголовного дела крайне важно для реализации права на защиту, которое прописано и в Конституции РФ», – подчеркнула она.

По мнению эксперта, сегодня приходится констатировать тот факт, что нередко суды ограничивают ознакомление совершенно неразумными сроками, соглашаясь с позицией следствия, заявленной в ходатайстве. «Изменение такой тенденции крайне важно сегодня, обвиняемый и его защитник/защитники должны иметь достаточно времени для ознакомления с материалами дела. А вот касательно права выбора другого защитника обвиняемым на стадии ознакомления – оно не должно быть ограничено, а следовательно, должно даваться время для предоставления вновь вступившему в дело защитнику на ознакомление с материалами дела и общение с доверителем. Это важно, потому как в случае утраты доверия к защитнику обвиняемый не может рассчитывать на то, что его права будут реализованы в должной мере. Ведь не случайно для защитника обвиняемый является доверителем, а потому предполагает наличие доверия. Таким образом, важно, чтобы права обвиняемого реализовывались в полной мере, хотя само ограничение сроков ознакомления при очевидном злоупотреблении нельзя исключать», – подытожила Екатерина Авдеева.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов отметил, что определение вынесено с учетом того, что заявитель сменил адвоката накануне – за день до окончания срока ознакомления с материалами уголовного дела, ранее установленного ему судом. «Во многом поэтому Конституционный Суд и отказал в рассмотрении жалобы. Также КС указал, что заявитель не был лишен права на дополнительное ознакомление с делом в порядке ст. 227 УК РФ уже после его поступления в суд. В свете положений п. «b» ч. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый обвиняемый имеет как минимум право на достаточное время и возможность для подготовки своей защиты. С учетом конкретных обстоятельств дела заявителя, причины смены им адвоката, объема уголовного дела и времени, предоставленного для ознакомления с материалами дела как на предварительном следствии, так и в суде, – можно порекомендовать стороне защиты обратиться в Европейский Суд», – заметил он.

В комментарии «АГ» советник Федеральной палаты адвокатов, член Совета АП г. Москвы, адвокат Евгений Рубинштейн считает, что определение КС РФ ничего нового и позитивного в регулирование порядка ознакомления с материалами уголовного дела не вносит. «Между тем интересно отметить, что КС, прямо не указав на то, что заключение соглашения с адвокатом на этапе ознакомления с материалами уголовного дела накануне истечения срока предварительного следствия является злоупотреблением правом, фактически привел правовую аргументацию, свидетельствующую об этом. Поэтому наши процессуальные оппоненты и суды получили позицию органа конституционного контроля, на основании которой в подобных случаях можно аргументированно принимать решения о необходимости ограничения времени ознакомления с материалами уголовного дела», – подчеркнул он.

В то же время, по мнению Евгения Рубинштейна, обобщая проблематику ограничения времени ознакомления с материалами уголовного дела, следует признать, что основной массив нарушений основан не на позициях Конституционного Суда, а на упрощенном их толковании и игнорировании. «В ряде определений КС РФ четко и недвусмысленно указал на то, что, принимая решения об ограничении времени ознакомления с материалами уголовного дела, суд должен привести фактическое и правовое обоснование, а также мотивировать ссылками на конкретные обстоятельства. Представляется, что применительно к настоящему случаю существенное значение имеют причины, по которым обвиняемый накануне истечения срока предварительного следствия заключил соглашение с новым адвокатом в целях ознакомления с материалами уголовного дела. Если это было вынужденным вариантом поведения, например вследствие тяжелого длительного заболевания предыдущего защитника, то нет оснований для вывода о злоупотреблении своими процессуальными правами. Если же новый защитник вступил в качестве усиления стороны защиты наряду с тем, который уже знакомился с материалами уголовного дела, то, надо признать, решение об ограничении времени не выглядит безосновательным. В любом случае все эти обстоятельства должны быть отражены в правоприменительном акте, что далеко не всегда происходит», – резюмировал советник ФПА.

Редакция «АГ» связалась с представителем заявителя в КС РФ, адвокатом АП Воронежской области Романом Стародубцевым, но оперативно получить его комментарий не удалось.

Зинаида Павлова