02.07.2021 Должен ли наследник бизнеса платить налоги, решал ВС Право ру

Сын унаследовал долю в бизнесе отца. Но остальные участники не пустили его в круг учредителей, а решили выплатить действительную стоимость доли. После этого ИФНС обложила полученную сумму налогом на доходы. Она решила, что это уже не наследство, а деньги от реализации актива. Спор дошел до Верховного суда. На заседании в ВС наследник указал на несправедливость: «Если я бы получил недвижимость, деньги или машины, то это бы перешло безусловно и без всякого налога».

В 2017 году Дмитрию Лябаху по наследству от отца досталась доля в уставном капитале ООО «Виконт-Экспресс» в размере 33,34%. Но общее собрание не впустило наследника в круг учредителей. Доля отошла обществу, а Лябаху возместили ее действительную стоимость – 63,4 млн руб.

Налог для наследника

Спустя два года налоговая инспекция № 18 по Самарской области направила уведомление, что ему нужно заплатить 8,1 млн руб. НДФЛ, а еще почти 35 000 руб. пеней. Но Лябах с этим не согласился. Он решил, что согласно п. 18 ст. 217 Налогового кодекса («Доходы, не подлежащие налогообложению») наследство, полученное в денежной и натуральной формах, не облагается налогом. То есть он ничего не должен платить за действительную стоимость доли. Сначала налогоплательщик обратился в областную ФНС. Но она сочла, что нижестоящая инспекция правомерно рассчитала суммы. Тогда Лябах решил обжаловать требование налоговиков в суде.

Самарский районный суд  встал на сторону административного ответчика. Он решил, что решающее значение имеет согласие участников общества на переход доли. Учредители этого не одобрили, поэтому нельзя считать, что доход получен в порядке наследования. Поэтому и положения п. 18 ст. 217 НК в этом случае применять нельзя, решила первая инстанция (дело № 2а-266/2020). Такого же мнения оказались апелляция и кассация, тогда Лябах пожаловался в Верховный суд.

Дело в Верховном суде

Заседание по делу № 46-КАД21-1-К6 назначили на 16 июня, но сам кассатор на рассмотрение дела в ВС не пришел, были только представители налоговой инспекции. «Тройка» под председательством Владимира Хаменкова решила рассмотреть дело при такой явке. Сергей Суркин, юрист ИФНС объяснил, что, по их мнению, сама доля в обществе – это объект наследования, который подпадает под п. 18 ст. 217 НК, то есть освобождается от налогообложения. «Лябах унаследовал имущество в том состоянии, которое принадлежало его отцу. То есть долю в обществе номинальной стоимостью 3 304 руб. А потом произошло преобразование этой доли в ее фактическую стоимость», – сказал Суркин. То есть 63,4 млн руб. – это уже вторая операция в отношении унаследованного имущества, деньги, полученные от реализации унаследованной доли, объяснил Суркин.

После этого коллегия удалилась в совещательную комнату. А выйдя из нее, решила отложить спор до 30 июня. После этого произошла замена судей. 30 июня спор рассмотрели Валентин АлександровЛюдмила Калинина и Ольга Николаева

На заседание в ВС пришел сам Лябах и его представитель Светлана Гогитидзе. Адвокат рассказала, что ее доверитель после унаследования доли в обществе обращался к бизнес-партнерам отца и хотел стать его участником, но получил отказ. То есть действительную стоимость доли Лябаху выплатили по инициативе общества, а его желание остальные участники не учитывали.

Калинина поинтересовалась условиями соглашения о выплате действительной стоимости. Гогитидзе зачитала документ. В нем сказано, что «право на требование выплаты возникает на основании свидетельства о наследстве». Представитель наследника подчеркнула, что они не согласны с позицией ФНС о реализации доли: получение наследства и действительной доли – это одна сделка, сказала Гогитидзе.

По словам самого Лябаха, несправедливость ситуации заключается в том, что если бы в наследство он получил недвижимость, деньги, акции или машины, то это бы перешло к нему безусловно и без всякого налога. А действительную стоимость унаследованной доли ИФНС считает не наследством, а доходом.

Позиция ИФНС: долю реализовали

Представитель инспекции Сергей Суркин настаивал, что никакой дискриминации нет. Он объяснил, что наследник получил долю в том виде, какая принадлежала его отцу (номинальной стоимостью 3 304 руб.), а получение действительной стоимости – это уже вторая операция в отношении унаследованного имущества. «Соглашение о выплате действительной стоимости является уже реализацией права на 3 304 руб. в виде его натуральной стоимости», – сказал Суркин.

Натуральная форма – это уже не доля в обществе, это ее реализация в адрес общества. Вне зависимости от того, является выход из общества самостоятельным или наследник не был принят участниками общества, сказал представитель ИФНС.

– Выходит, что была сделка купли-продажи? – уточнил председательствующий в процессе Александров.

– Да, фактически доля переходит к обществу, а она ее продает. В рассматриваемом случае это произошло в силу закона [наследник не получил согласие участников общества на включение в их круг, и в таком случае ему выплачивается действительная стоимость], а могло произойти по его желанию, – объяснил Суркин

Второй представитель налоговой инспекции Ильхан Талыбов предложил отойти от ситуации с Лябахом. Он привел пример с наследством квартиры. Если ребенок после смерти отца получает квартиру, то его освобождают от налога. Но если наследник решит продать это имущество, то это уже будет доход, и продавец должен будет заплатить НДФЛ.

Талыбов объяснил, что такой принцип и в ситуации с унаследованной долей. Само получение наследства – это операция № 1 а получение ее действительной стоимости – это ее выкуп, то есть операция № 2. И если бы наследника сначала приняли в состав учредителей, а потом бы он захотел реализовать часть бизнеса, то полученная сумма тоже облагалась бы налогом.

На это Лябах сказал, что на момент смерти его отца общество было прибыльным и никакого смысла в продаже доли не было. Наоборот, он сам хотел войти в состав учредителей. После этого «тройка» удалилась в совещательную комнату. Выйдя из нее, председательствующий объявил об отложении дела на месяц. «Точная дата будет указана в извещении суда», – сказал Александров.