02.09.2021 ВС: Для привлечения к ответственности за самовольный захват участка необходимо волеизъявление его собственника АГ

Как пояснил ВС, именно собственник земельного участка должен надлежащим образом выражать волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе касательно привлечения нарушителей к административной ответственности

Верховный Суд в Определении от 24 августа № 302-ЭС21-5900 по делу № 40-54697/2020 разрешил спор индивидуального предпринимателя с Росреестром об использовании земельного участка третьего лица.

В собственности ИП Владимира Шевченко находится земельный участок, относящийся к категории земель сельхозназначения, с расположенными на нем жилым домом и хозяйственной постройкой. На соседнем участке предприниматель построил гараж, баню с пристроем, вольер, птичник и хозяйственные постройки, однако согласно правоустанавливающим документам право собственности на данный участок закреплено за другим лицом – Николаем Буйновым.

25 октября 2019 г. Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Бурятия вынесло предписание, согласно которому Владимиру Шевченко надлежало освободить чужой участок и привести его в пригодное для использования состояние в срок до 17 апреля 2020 г. Помимо этого предписывалось, что участок, принадлежащий Владимиру Шевченко, необходимо привести в соответствие с видом разрешенного использования.

24 декабря 2019 г. уполномоченный орган по факту использования земельного участка в отсутствие выраженной в установленном порядке воли собственника (Николая Буйнова) вынес постановление о привлечении Владимира Шевченко к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде предупреждения. В свою очередь Владимир Шевченко обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления незаконным, отмене административного наказания и о признании недействительным предписания от об устранении выявленного нарушения требований земельного законодательства РФ.

Решением Арбитражного суда РБ от 9 сентября 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично: предписание от 25 октября 2019 г. признано недействительным в части требования привести принадлежащий истцу участок в соответствие с видом разрешенного использования. В удовлетворении остальной части требований отказано. Апелляционный и окружной суды поддержали выводы первой инстанции.

Частично отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды учитывали в том числе положения ГК, ЗК и КоАП, а также разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 11. Они пришли к выводу о том, что уполномоченный орган обоснованно выдал предпринимателю предписание в части освобождения данной земли, а также признал его виновным в совершении правонарушения по ст. 7.1 КоАП.

Не согласившись с решениями судов, Владимир Шевченко обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить акты трех инстанций.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в соответствии со ст. 7.1 КоАП самовольное занятие земельного участка или его части, в том числе использование лицом, не имеющим предусмотренных законодательством РФ прав на него, влечет административный штраф.

Экономколлегия пояснила, что данный факт подтверждается и п. 1 Постановления Пленума ВАС от 17 февраля 2011 № 11, где также отмечено, что ст. 7.1 КоАП предусмотрена административная ответственность за самовольное занятие участка или его использование без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости – без документов, разрешающих осуществлять хозяйственную деятельность.

ВС отметил, что при рассмотрении дел об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к ответственности за указанные правонарушения судам следует учитывать, что под самовольным занятием земель понимается пользование чужим участком в отсутствие воли собственника (иного управомоченного им лица), выраженной в установленном порядке. Верховный Суд обратил внимание, что в силу ст. 210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Как поясняется в определении, второй земельный участок, занятый предпринимателем, принадлежит Николаю Буйнову, вследствие чего именно он как собственник должен надлежащим образом выразить свою волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе на привлечение соответствующих лиц к административной ответственности. При этом, указал ВС, необходимо учесть тот факт, что Николай Буйнов никаких жалоб в органы власти относительно использования Владимиром Шевченко данного участка не направлял; возражений против использования участка не высказывал и не высказывает.

Таким образом, Верховный Суд установил, что без учета воли собственника участка, занятого предпринимателем, привлечение последнего к административной ответственности, равно как и требование предписания от 25 октября 2019 г. об освобождении части земель данного участка, необоснованны. В итоге Экономколлегия частично отменила обжалуемые судебные акты в связи с допущенными существенными нарушениями при применении норм материального права.

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Олеся Умрихина в комментарии «АГ» отметила, что проблема землеустройства, рационального использования участков, «самозахват» земель и установление точных границ используемых участков не теряют актуальности. По ее мнению, это связано, в том числе, с формальной регистрацией ранее «задекларированных» участков и относительной «молодостью» разработки правил землепользования и застройки, проектов межевания территории, процедурой межевания с «привязкой» границ участков на местности.

Олеся Умрихина подчеркнула, что предусмотренное ст. 7.1 КоАП правонарушение носит формальный характер – т.е. считается оконченным в момент совершения противоправного деяния. «Однако в рассматриваемой ситуации отсутствует достаточно важный элемент – выраженная активная позиция правообладателя участка, в отношении которого произведен захват», – пояснила она.

Собственник участка, на котором нарушитель возвел постройки, никаким образом не обозначил тот факт, что его права нарушены, указала эксперт. «В этом случае не совсем ясно, в чьих интересах действовал административный орган. Так как земельный участок принадлежит частному лицу, по логике должно быть его обращение, которое (судя по содержанию определения) отсутствует», – добавила она.

Олеся Умрихина считает, что данным определением ВС предоставил собственнику земельного участка возможность самому определять, имеет ли место нарушение его прав, а также момент обращения за защитой нарушенного права. «Это определение станет основой формирования практики, когда административный орган при привлечении к ответственности должен будет обращать внимание, имеется ли заявление собственника земельного участка», – резюмировала эксперт.

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина обратила внимание, что проблема самовольного занятия земельного участка является как никогда актуальной и востребованной, так как именно данная категория дел составляет более 50% от общего числа выявляемых Росреестром правонарушений. «Зачастую бывает, что соседний участок заброшен с того периода, как умерли последние жильцы дома, расположенного на участке, а наследники не приезжают и не присматривают за участком и домом в силу территориальной удаленности или отсутствия прямой необходимости в данной собственности. Соседи же со временем начинают присваивать заброшенные участки», – поделилась Светлана Старостина.

Эксперт указала, что Росреестр защищает права собственников и соблюдает порядок разрешенного землепользования.

По мнению Светланы Старостиной, ВС закрепил наиболее важное положение, на которое судам нужно будет обращать внимание в первую очередь: именно собственник должен надлежащим образом выражать волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе на привлечение соответствующих лиц к административной ответственности.

Младший юрист Land Law Firm Екатерина Розум пояснила, что по смыслу ст. 7.1 КоАП состав административного правонарушения включает в себя не только использование земельного участка без установленных прав, но и отсутствие воли собственника на это. По словам эксперта, согласно судебной практике в подобных спорах зачастую вопросы о том, выражена ли воля собственника и какова она, подробно не изучаются.

Екатерина Розум пояснила, что в большинстве случаев при отсутствии письменных соглашений и иных документов об использовании земельного участка суды делают вывод, что разрешение на использование земли третьим лицом не было получено. Следовательно (при удовлетворении остальных условий), имеется состав правонарушения.

Вместе с тем, заметила она, в последние годы судебная практика стремится преодолеть подобный формализм. Так, еще до вынесения рассматриваемого определения на важность выяснения мнения собственника и учета того, имеются ли у него возражения, указывали и другие суды (см. постановление Волгоградского областного суда от 19 августа 2016 г. по делу № 7а-826/2016; постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2017 г. № 16АП-4753/2017 по делу № А63-12177/2017).

Кроме того, обратила внимание эксперт, ВС неоднократно указывал, что одно лишь отсутствие зарегистрированного права на используемый участок не образует состав правонарушения (Постановление от 29 августа 2016 г. № 308-АД15-19368 по делу № А53-18779/2015; Постановление от 3 октября 2016 г. № 308-АД16-5136 по делу № А53-31000/2015). «Вместе с тем судебная практика пока не переняла данную позицию всецело. Так и в рассматриваемом деле: суды нижестоящих инстанций исходили лишь из отсутствия письменных документов, не обращая внимание на отсутствие возражений со стороны собственника. Таким образом, судебная практика противоречива, а, следовательно, рассматриваемая проблема является актуальной», – заключила Екатерина Розум.

Анжела Арстанова