02.09.2021 ВС напомнил, при каких обстоятельствах лицо освобождается от взыскания убытков по ДТП АГ

Как пояснил Суд, вред, причиненный вредоносными свойствами источника повышенной опасности, возмещается его владельцем независимо от наличия (отсутствия) вины, однако в рассматриваемом деле металлический предмет, нанесший ущерб истцу, не являлся деталью автомобиля ответчика

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 59-КГ21-2-К9, в котором посчитала ошибочными доводы судов о возложении на ответчика обязанности возместить истцу ущерб независимо от наличия (отсутствия) вины.

31 октября 2019 г. на шоссе из-под заднего колеса автомобиля, управляемого Иваном Комаровым, произошел выброс металлического предмета, находящегося на проезжей части, который повредил ударом в капот и лобовое стекло движущийся следом автомобиль, принадлежащий Павлу Бабаю.

В день происшествия по данному факту инспектором ДПС вынесено определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в связи с отсутствием состава нарушения. В декабре 2019 г. определение было отменено решением судьи Тамбовского районного суда Амурской области, а дело возвращено на новое рассмотрение. Однако определением начальника ОГИБДД ОМВД России по Тамбовскому району Амурской области от 24 января 2020 г. в возбуждении дела снова было отказано.

Впоследствии Павел Бабай обратился в суд с иском о взыскании ущерба в 93,8 тыс. руб., причиненного ДТП, с Ивана Комарова и его супруги – собственницы автомобиля, из-за которого, по мнению истца, произошло повреждение его ТС.

В судебном заседании ответчик пояснил, что скорость, с которой двигался его автомобиль, не превышала допустимую на данном участке дороги. В момент ДТП движение было интенсивным, впереди него и сзади ехали автомобили, а также непосредственно перед ДТП проехала встречная машина, из которой, по мнению ответчика, выпала деталь. Иван Комаров добавил, что выброшенный на трассу предмет не является деталью его автомобиля, при движении никаких видимых предметов на проезжей части он не видел и предотвратить наезд на указанный предмет не мог.

Решением Райчихинского городского суда Амурской области от 21 февраля 2020 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Ссылаясь на разъяснения в п. 12 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25, суд отметил, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты н

арушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Суд первой инстанции не усмотрел наличие вины ответчиков в причинении истцу ущерба, поскольку Иван Комаров не нарушал ПДД и его вина в ДТП отсутствует. При этом суд отметил, что нахождение на проезжей части постороннего предмета, не относящегося к обустройству трассы, может являться нарушением норм ее содержания.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 3 июня того же года решение первой инстанции было отменено в части отказа в удовлетворении исковых требований к Елене Комаровой, и принято новое решение о взыскании с нее в пользу истца возмещения ущерба в размере 93,8 тыс. руб., а также судебных расходов.

Апелляция приняла во внимание представленное истцом экспертное заключение от 8 ноября 2019 г., согласно которому стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца (без учета износа заменяемых запчастей) составляет 93,8 тыс. руб. По мнению суда, заключение, составленное квалифицированным экспертом-техником и не опровергнутое какими-либо относимыми и допустимыми доказательствами со стороны ответчиков, доказывает размер причиненного истцу материального ущерба. «Сами по себе голословные утверждения Ивана Комарова о том, что истцом не представлены допустимые доказательства достоверного ущерба, а заявленный ущерб завышен, в отсутствие доказательств, опровергающих представленные истцом доказательства, не могут служить основанием для признания экспертного заключения недопустимым доказательством по делу», – посчитал суд.

Также в апелляционном определении указывалось, что в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК обязанность возмещения вреда в данном случае несет собственник автомобиля (из-под которого вылетел предмет) как владелец источника повышенной опасности. Кассационный суд поддержал данные выводы.

Супруги Комаровы обратились в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просили отменить постановления апелляционной и кассационной инстанций. Рассмотрев жалобу, ВС заключил, что суды допустили нарушения норм процессуального права при принятии обжалуемых решений.

Ссылаясь на п. 1 ст. 1079 ГК, ВС напомнил, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование ТС, механизмов, электроэнергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В соответствии с п. 3 той же статьи вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях. Согласно п. 1 и 2 ст. 1064 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юрлица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, пояснил Суд.

Он также обратил внимание, что причинитель вреда освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. ВС также указал, что в силу ст. 211 ГК риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором. Из приведенных положений закона следует, что вред, причиненный вредоносными свойствами источника повышенной опасности, возмещается его владельцем независимо от наличия (отсутствия) вины.

«Однако при взаимодействии источников повышенной опасности их владельцы отвечают друг перед другом на общих основаниях, и обязательным условием для возложения ответственности является наличие вины в причинении вреда. В отсутствие вины риск случайного повреждения имущества несет его собственник», – отмечается в определении.

Как следует из судебных постановлений, повреждение ТС истца произошло при движении автомобилей в попутном направлении вследствие выброса из-под колеса автомобиля ответчика случайно оказавшегося на проезжей части металлического предмета. ВС подчеркнул, что указанный предмет не являлся деталью ТС ответчика.

Как пояснил Суд, нарушений Иваном Комаровым ПДД или правил эксплуатации ТС, небрежности или неосмотрительности с его стороны судами не установлено. В связи с этим ВС посчитал ошибочными выводы судов апелляционной и кассационной инстанций о возложении на Елену Комарову обязанности возместить истцу ущерб независимо от вины и отменил оспариваемые судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в апелляцию.

По мнению юриста «Легес-Бюро» Юлии Рамзенковой, требования, изложенные в кассационной жалобе, корректны, поскольку нарушений Иваном Комаровым ПДД или правил эксплуатации транспортного средства, небрежности или неосмотрительности с его стороны судами не было установлено. «Судя по обстоятельствам дела, из-под заднего колеса ответчика произошел выброс металлического предмета, однако почему именно иск предъявлен к Ивану Комарову, непонятно, поскольку доказательства, что данный предмет был деталью его автомобиля, отсутствуют», – пояснила она.

Эксперт полагает, что исковые требования могли быть предъявлены уполномоченному органу, ответственному за состояние проезжей части. В связи с этим она выразила согласие с позицией ВС о том, что выводы апелляционной и кассационной инстанций о возложении на Елену Комарову обязанности возместить истцу ущерб независимо от вины основаны на неправильном применении указанных норм права.

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев также считает выводы ВС обоснованными. По его мнению, в данном деле есть два ключевых обстоятельства, имеющих значение для его правильного разрешения:

  • металлический предмет, который повредил автомобиль истца и не являлся деталью автомобиля ответчика;
  • ответчик, двигаясь в попутном с истцом направлении, не нарушал ПДД, что установлено органами ГИБДД.

В данной ситуации вина ответчика как необходимый квалифицирующий признак наступления гражданско-правовой ответственности отсутствует, полагает эксперт.

Дмитрий Якушев добавил, что исход спора мог быть иным (вынесение решения в пользу истца) в том случае, если бы металлический предмет являлся частью автомобиля ответчика. В такой ситуации можно было бы говорить о небрежном отношении ответчика к предмету повышенной опасности и о том, что несвоевременное техобслуживание его автомобиля привело к поломке и, как следствие, – к причинению ущерба имуществу истца, пояснил он. Также о наличии вины можно было бы утверждать, если бы ответчик в ходе движения нарушил ПДД (например, выехал на обочину, где находился металлический предмет), что также привело к возникновению ущерба. «Поскольку в данном случае такие обстоятельства отсутствуют (что установлено судами), вины ответчика нет и ущерб автомобилю истца фактически был причинен случайно», – заключил эксперт.

Адвокат АП Санкт-Петербурга Никита Тарасов отметил, что ситуация, когда из-под колеса впереди идущего автомобиля вылетает предмет, достаточно распространена: «Думаю, каждый автолюбитель испытывал неприятные ощущения, когда внезапно в капот или лобовое стекло его машины попадает небольшой камень и наносит автомобилю повреждения (скол или трещину)».

Эксперт подчеркнул, что установить автомобиль, из-под колеса которого вылетел камень, как правило, не представляется возможным, а ремонтировать ТС пострадавшему приходится за свой счет. В отдельных случаях риск таких повреждений может быть предварительно застрахован, в таком случае пострадавший может рассчитывать на получение компенсации.

В то же время, добавил Никита Тарасов, вопрос об определении лица, обязанного возместить ущерб, причиненный автомобилю в результате вылета какого-либо постороннего предмета из-под колеса другого ТС, представляется неоднозначным и зависит от вины владельца источника повышенной опасности, которым является автомобиль. «Позиция ВС представляется интересной, и с ней можно согласиться при условии, что при рассмотрении дела в нижестоящих судах вопрос о вине ответчиков был недостаточно исследован. Перед сторонами не был поставлен вопрос о назначении по делу экспертизы с целью определения соответствия действий водителя Ивана Комарова требованиям ПДД и наличия у него технической возможности предотвратить ДТП, так как в силу ч. 2 ст. 1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине», – подытожил он.

Анжела Арстанова