02.11.2021 Инвестор или потребитель: ВС разбирался с подсудностью Право ру

Женщина приобрела апартаменты в строящемся туристическом комплексе. Отношения с застройщиком они оформили договором инвестирования. Но в обозначенный срок строительство не завершили, тогда женщина решила взыскать неустойку за просрочку. Она посчитала, что относится к категории потребителей, и подала иск по месту своего жительства. Но три инстанции отказались признавать ее потребителем и передали дело в суд по месту нахождения ответчика. В итоге в природе отношений пришлось разбираться Верховному суду.

В июле 2016 года Оксана Никитина* приобрела у ООО «Инвестиционная строительная компания «ВСК-Инвест» апартаменты в туристическом комплексе, который планировалось построить на участке с видом разрешенного использования «гостиничное обслуживание». Стороны оформили отношения договором инвестирования в строительство. По нему Никитина заплатила застройщику 1,36 млн руб., а тот должен был не позднее второго квартала 2018 года окончить строительство и передать в собственность женщины апартаменты — нежилое помещение, пригодное для проживания. Свои обязательства в оговоренный срок застройщик не выполнил.

огда Никитина обратилась в суд, потребовав взыскать с «ВСК-Инвест» 440 000 руб. неустойки, 50 000 руб. компенсации морального вреда, потребительский штраф и 41 800 руб. расходов на нотариальные и юридические услуги.

Женщина отнесла себя к потребителям, ведь она приобрела недвижимость для нужд, не связанных с предпринимательством. Об этом, в частности, говорилось в п. 3.2 договора инвестирования. Учитывая это, Никитина решила, что общее правило территориальной подсудности не применяется, и она может подать иск не только по месту нахождения ответчика (ч. 7 ст. 29 ГПК). В итоге женщина захотела судиться по месту своего жительства в Ельнинском райсуде Смоленской области.

Но он отказался рассматривать ее иск и передал дело по подсудности в Киевский райсуд Симферополя, где располагается фирма «ВСК-Инвест». Такое решение Ельнинский райсуд принял, потому что не признал Никитину потребителем. Из договора не следует, что женщина приобрела апартаменты для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, посчитала первая инстанция. С ее выводами согласились апелляция и кассация. После чего Никитина пожаловалась в Верховный суд.

Правда, пока женщина оспаривала передачу дела, Киевский райсуд Симферополя уже успел его рассмотреть и отказать заявительнице. Первая инстанция указала, что к спорным правоотношениям должны применяться федеральный закон об инвестиционный деятельности в РФ и закон РСФСР об инвестиционный деятельности, которые не предусматривают неустойку за просрочку сдачи объекта (дело № 2-2625/2021).

Определить договор

Закон о защите прав потребителей регулирует отношения между потребителями и исполнителями, изготовителями, импортерами, продавцами, напомнил ВС. Потребителями, в частности, являются граждане, которые приобретают товары (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и других нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью. В свою очередь, исполнители — это организации и ИП, которые выполняют работы или оказывают услуги потребителям по возмездным договорам.

Посчитав, что в случае Никитиной закон о защите прав потребителей не применим, нижестоящие инстанции не указали, какая норма действующего законодательства запрещает использовать апартаменты для личных, семейных, домашних и иных нужд. Кроме того, суды неверно истолковали условия заключенного договора, заметила «тройка» судей под председательством Сергея Асташова.

«Наименование договора как инвестиционного, само по себе не свидетельствует, что при заключении названной сделки действительная общая воля сторон была направлена на возникновение правоотношений по профессиональному инвестированию», — подчеркнули судьи.

То, что апартаменты находятся в туристическом комплексе, построенном на участке с видом разрешенного использование «гостиничное обслуживание», также не свидетельствует о намерении Никитиной заниматься предпринимательской деятельностью. Более того, суды не учли п. 3.2 договора, в котором прямо говорится, что инвестор участвует в строительстве объекта в целях приобретения апартаментов для нужд, не связанных с предпринимательством, указал Верховный суд.

Нижестоящим инстанциям следовало, прежде всего, определить, какое соглашение на самом деле имели в виду стороны, разъяснил ВС. Был ли это договор участия в долевом строительстве, по которому гражданин приобретает апартаменты для личного пользования, или нет? Только ответив на этот вопрос, суды могли понять, на нормы какого закона нужно опираться в спорном случае: об участии в долевом строительстве или о защите прав потребителей.

Судьи ВС отменил акты трех нижестоящих инстанций и решение Киевского райсуда Симферополя, направив спор на рассмотрение в Ельнинский райсуд Смоленской области (дело № 36-КГ21-5-К2). Пока оно еще не рассмотрено.

Как в сложившейся практике

Позиция, которую ВС занял в деле Никитиной, не нова, говорит старший юрист Бюро адвокатов «Де-юре» Ильсур Закиров. Суд уже не раз указывал, что оценивать применимость закона об участии в долевом строительстве и закона о защите прав потребителей только на основе наименования договора или характеристик его предмета нельзя (Обзоры практики по делам, связанным с долевым строительством от 4 декабря 2013 года и от 19 июля 2017 года).

Об этом же говорит и руководитель департамента контроля качества Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Нурида Ибрагимова. По ее словам, дела, которые связаны с апартаментами, «будоражат» и арбитражные суды. Такая недвижимость относится к нежилым помещениям, и при банкротстве застройщика это имущество уходит в конкурсную массу в отличие от жилого, которое можно требовать для передачи гражданам.

«Все это происходит потому, что статус апартаментов не урегулирован на законодательном уровне», — поясняет Ибрагимова.

* Имя и фамилия изменены редакцией.