02.12.2020 Эксперты «АГ» проанализировали правовые позиции по административным делам из Обзора практики ВС № 3 за 2020 г. АГ НОВОСТИ

Одна из адвокатов обратила внимание, что из 9 правовых позиций по административным делам 5 связаны с земельными отношениями. Это, по ее мнению, свидетельствует о значительно возросшем интересе граждан к обороту земель, оформлению прав на участки и доли в общей собственности, чему в большей степени способствует государство. Другой отметил особую практическую значимость разъяснений ВС об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, поскольку должник, оспаривая постановления пристава, не всегда обладает полной информацией относительно возбужденного исполнительного производства.

Как ранее писала «АГ», Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики № 3, который содержит 64 позиции по уголовным, административным и гражданским делам. Судебная коллегия по административным делам представила 13 позиций, 4 из которых – по делам об административных правонарушениях, и одно разъяснение по вопросам, возникающим в судебной практике.

Споры в сфере земельных отношений

Так, в п. 51 обзора указано, что отсутствие госрегистрации права долевой собственности на земельный участок сельхозназначения всех участников долевой собственности не является препятствием для регистрации договора аренды (Определение от 16 сентября 2020 г. по делу № 46-КАД20-4-К6).

В п. 53 Верховный Суд разъяснил, что госрегистратор наделен правом проверять форму и содержание представленных документов, при этом к его полномочиям не отнесена возможность давать оценку действиям органа местного самоуправления, наделенного соответствующими правами на распоряжение земельным участком (Определение от 18 февраля № 41-КА19-15).

Как отмечается в п. 55 обзора, акты, содержащие требования выполнить в установленный срок законные предписания органа (должностного лица) об устранении нарушений законодательства, неисполнение которых влечет привлечение к административной ответственности, могут быть оспорены в порядке административного судопроизводства (Определение от 30 июня № 18-КА20-16).

В п. 58 ВС обратил внимание, что перераспределение земельного участка, находящегося в муниципальной собственности, с участком, находящимся в частной собственности, для целей эксплуатации комплекса придорожного сервиса законом не предусмотрено (Определение от 22 июля № 18-КА20-8).

Как указано в п. 59, факт установления в отношении земельного участка вида разрешенного использования, не предусмотренного градостроительным регламентом территориальной зоны, к которой он в настоящее время отнесен, не является основанием для отказа в согласовании местоположения его границ (Определение № 4-КАД20-10-1).

«В обзор включено 9 дел Судебной коллегии по административным делам. Из них 5 связаны с земельными отношениями (п. 51, 53, 55, 58 и 59). Представляется, такое “совпадение” не случайно, – в комментарии “АГ” отметила адвокат АП Республики Башкортостан Надежда Крылова. – Во-первых, каждое из этих дел интересно. Во-вторых, все споры отражают некий срез проблем, возникающих у граждан во взаимоотношениях с органами власти на местах».

Со ссылкой на опыт из своей практики адвокат добавила, что в последние годы значительно возрос интерес граждан к обороту земель, оформлению прав на участки и доли в общей собственности, чему в большей степени способствует государство. «При этом достаточно часто приходится разрешать возникающие ситуации через суд», – подчеркнула она.

По мнению Надежды Крыловой, в других регионах страны статистика может быть иной, поскольку в Республике Башкортостан, как следует из Государственного (национального) доклада о состоянии и использовании земель в РБ в 2019 г., составленного Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии в РБ, земельный фонд на 1 января 2020 г. составил 14 294,7 тыс. га. При этом в структуре фонда преобладают земли сельхозназначения, на долю которых приходится 50,9% земель, а также лесного фонда – 40%.

«Историй с реализацией и осуществлением прав долевой собственности на участок сельхозназначения участниками долевой собственности на практике возникает много и по самым разным поводам. Самый распространенный – не все сособственники одного участка надлежаще оформили свои права на него, – пояснила Надежда Крылова. – Суд высшей инстанции, рассмотрев одно из таких дел, указал, что отсутствие госрегистрации права долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения всех участников долевой собственности не является препятствием для регистрации договора аренды на него. Иными словами, “семеро одного не ждут”, поскольку на общем собрании участников долевой собственности присутствовали 80,1% от общего числа собственников земельных паев, и его правомочность в установленном порядке не оспорена. При этом законодательно вопросы правового регулирования подобных ситуаций определены, на что обратил внимание Верховный Суд».

Адвокат добавила: ВС правильно указал, что госрегистрация договора аренды участка сельхозназначения, находящегося в общей долевой собственности, не влечет нарушений прав и законных интересов участников долевой собственности, не зарегистрировавших свои права на принадлежащие им доли, при отсутствии в ЕГРН сведений о регистрации прав на доли в составе спорного участка всех участников такой собственности. «Думается, что включенный в обзор пример снизит напряженность между собственниками земель и органами власти и разрешит проблемы при госрегистрации договоров аренды земель сельхозназначения в отсутствии зарегистрированных прав всех участников общей долевой собственности», – отметила Надежда Крылова.

Полезным, по мнению адвоката, также должен стать и пример судебной практики в части прав и полномочий госрегистратора, действия которых по всей стране приходится оспаривать многим гражданам. «Так, ВС указал, что госрегистратор наделен правом проверять форму и содержание представленных документов, при этом к его полномочиям не отнесена возможность давать оценку действиям органа местного самоуправления, наделенного соответствующими правами на распоряжение земельным участком. Из этого следует, что необходимо соблюдать грань между проверкой документов и оценкой действий органа публичной власти. Эту грань госрегистратор должен знать, соблюдать и не нарушать законные права и интересы граждан», – заключила Надежда Крылова.

Иные разъяснения по административным делам

Как указано в п. 52 обзора, плательщики взносов на обязательное пенсионное страхование, применяющие УСН и выбравшие в качестве объекта налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов, при определении размера дохода, учитываемого для определения размера страховых взносов, уменьшают полученные доходы на величину фактически произведенных ими и документально подтвержденных расходов (Определение от 17 июня № 32-КА20-1-К1).

В п. 54 обзора ВС обратил внимание, что дополнительное соглашение о внесении изменений в договор участия в долевом строительстве жилья, касающихся передачи объекта долевого строительства в общую долевую собственность, не требует нотариального удостоверения для его госрегистрации (Определение от 19 августа № 6-КАД20-4-К2).

В п. 56 разъясняется, что суд не связан основаниями и доводами требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя и вправе установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости уменьшить размер исполнительского сбора, освободить должника от его взыскания на основании исследованных в судебном заседании доказательств, даже если стороны на данные обстоятельства не ссылались (Определение от 17 июня № 43-КА20-3-К6).

Комментируя данную правовую позицию, адвокат АБ «ФОРТиС» Самарской области Дмитрий Павлов счел ее наиболее интересной. «Коллегия по административным делам ВС указала, что суд не связан основаниями и доводами требований об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя, приведенными сторонами процесса, и вправе самостоятельно установить обстоятельства, влияющие на вынесение решения. Это позволяет сделать вывод, что суд всесторонне рассмотрит административное дело, а должник сможет отстоять свою позицию независимо от юридической “подкованности” в сфере исполнительного производства».

Так, пояснил адвокат, ВС установил, что приставом не были своевременно совершены исполнительные действия и, соответственно, применены меры принудительного исполнения: в материалах дела отсутствуют доказательства о получения копии постановления о возбуждении исполнительного производства или его направлении в адрес должника; акт и постановление о наложении ареста на имущество должника составлялись в его отсутствие, сведений о направлении их должнику материалы дела также не содержат, что противоречит действующему законодательству. Таким образом, суд вправе с учетом степени вины должника в неисполнении в срок исполнительного документа, а также иных существенных обстоятельств уменьшить исполнительский сбор не более чем на четверть от размера, установленного ч. 3 ст. 112 Закона, либо освободить от взыскания при разрешении требований об оспаривании соответствующего постановления пристава.

«Данная позиция представляет особую практическую значимость, так как должник, оспаривая постановления пристава, не всегда обладает полной информацией относительно возбужденного исполнительного производства», – подчеркнул Дмитрий Павлов.

В п. 57 обзора ВС указал, что при подаче в уполномоченный орган плательщиком госпошлины заявления о возврате излишне уплаченной суммы с использованием Государственной информационной системы о государственных и муниципальных платежах дополнительного подтверждения банком факта уплаты госпошлины не требуется (Определение от 15 июля № 78-КА20-17-К3).

Дела об административных правонарушениях

Обзор содержит 5 правовых позиций о применении положений КоАП РФ.

В частности, как указано в п. 60 обзора, вопрос об установлении личности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, имеет основополагающее значение для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела и своевременного привлечения виновного к ответственности (Постановление от 27 августа № 50-АД20-3).

В п. 61 обзора Верховный Суд разъяснил, что в основу постановления, вынесенного по жалобе на вступившие в силу акты по делу об административном правонарушении, не могут быть положены фактические обстоятельства, отличные от тех, которые были установлены должностным лицом при рассмотрении данного дела (Постановление от 7 июля № 5-АД20-70).

Как указано в п. 62 обзора, повторное рассмотрение кассационными судами общей юрисдикции жалоб на вступившие в силу акты возможно только при соблюдении требований, предусмотренных ч. 4 ст. 30.16 КоАП (Постановление от 27 августа № 29-АД20-2).

В п. 63 ВС обратил внимание, что предусмотренную ч. 4 ст. 12 Закона о противодействии коррупции обязанность сообщать о заключении договора с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами РФ, представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы несут юрлица независимо от организационно-правовой формы. Следовательно, государственное бюджетное учреждение обоснованно было признано субъектом административного правонарушения, предусмотренного ст. 19.29 КоАП, и привлечено к ответственности (Постановление от 8 июня № 5-АД20-60).

В п. 64 обзора Суд указал, что общество было обоснованно привлечено к административной ответственности по ст. 19.29 КоАП, поскольку при рассмотрении дела довод его защитника о том, что бывший госслужащий в трудовых отношениях с обществом не состоял, не нашел подтверждения в связи с его противоречием собранным по делу доказательствам (Постановление от 19 марта № 48-АД20-1).

При привлечении юрлица к административной ответственности применяется общий срок давности

Также в обзор вошло разъяснение по вопросу о том, какой срок давности применяется при привлечении юрлица к административной ответственности по ч. 11 ст. 19.5 КоАП.

ВС указал, что ч. 11 ст. 19.5 КоАП предусмотрена административная ответственность за невыполнение в установленный срок или ненадлежащее выполнение законного предписания органа исполнительной власти, осуществляющего федеральный государственный надзор в области промышленной безопасности, безопасности гидротехнических сооружений, а также государственный горный надзор. При этом, со ссылкой на Постановление КС РФ от 15 января 2019 г. № 3-П, Суд указал, что для целей определения срока давности привлечения к ответственности необходимо правильно установить объект противоправного посягательства.

Верховный Суд пояснил, что привлечение к административной ответственности за это правонарушение предполагается за формальное невыполнение предписания уполномоченного органа и не связано с существом ранее допущенного нарушения, а также с тем обстоятельством, в какой сфере общественных отношений оно совершено. Объектом посягательства указанного нарушения являются общественные отношения в области управления. Следовательно, невыполнение предписания, выданного уполномоченным органом относительно нарушения в области законодательства о промышленной безопасности, безопасности гидротехнических сооружений или государственного горного надзора, не имеет каких-либо особенностей и не влечет специфических последствий, в том числе применительно к срокам давности привлечения к ответственности за невыполнение предписания. Согласно ч. 1 ст. 4.5 КоАП постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев (по делу об административном правонарушении, рассматриваемому судьей, – по истечении трех месяцев) со дня совершения нарушения.

Таким образом, резюмировал Суд, при привлечении юрлица к ответственности по ч. 11 ст. 19.5 КоАП уполномоченным органом с учетом положения ч. 1 ст. 23.31 Кодекса должен применяться общий двухмесячный срок. Указанный вывод, добавил ВС, согласуется с правовой позицией КС, изложенной в Определении от 26 марта 2019 г. № 823-О.

Татьяна Кузнецова