02.12.2021 ВС разобрался, возможно ли дарение объектов электросетевого хозяйства АГ НОВОСТИ

Суд отметил, что закон не запрещает заключать договор дарения между коммерческой и некоммерческой организациями и не ограничивает право граждан на самостоятельное решение вопросов относительно созданного ими за свой счет общего имущества

Верховный Суд в Определении № 309-ЭС21-11340 от 12 ноября разобрался, возможно ли дарение объектов электросетевого хозяйства.

В 2017 г. на основании технического плана и постановления администрации о выдаче разрешения на размещение ЛЭП 6 кВ для электроснабжения дачных домов на 49 лет на государственный кадастровый учет в качестве недвижимого имущества было поставлено сооружение в садоводческом потребительском кооперативе «Институтский», проведена государственная регистрация права собственности товарищества.

30 декабря 2019 г. СНТ «Институтский» и АО «Россети Центр и Приволжье» заключили договор дарения объектов электросетевого хозяйства. На следующий день стороны обратились в Управление Росреестра по Удмуртской Республике с заявлением о государственной регистрации перехода права собственности, однако 20 января 2020 г. госрегистрация перехода права была приостановлена.

Управление Росреестра указало, что данный объект является объектом общего пользования, расположенным в границах территории садоводства или огородничества, и не может быть передан ни по возмездной, ни по безвозмездной сделке обществу как лицу, не предусмотренному п. 8 ст. 25 Закона о ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты (Закон № 217-ФЗ). Ведомство предложило СНТ подготовить документы для безвозмездной передачи объекта в государственную собственность субъекта РФ или муниципального образования, на территориях которых расположена территория садоводства.

Товарищество обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением о признании незаконным решения Управления Росреестра. Суд, установив, что сооружение относится к имуществу общего пользования товарищества и предназначено для удовлетворения потребностей граждан, ведущих садоводство, а также создано в этих целях, учитывая предусмотренную законом возможность передачи имущества общего пользования в муниципальную собственность, пришел к выводу о несоответствии закону договора, представленного для проведения государственной регистрации перехода прав. Апелляция и кассация оставили в силе решение первой инстанции. Товарищество подало кассационную жалобу в Верховный Суд.

ВС отметил, что положения ст. 575 ГК и Закона № 217-ФЗ не запрещают заключать договор дарения в отношениях между коммерческой и некоммерческой организациями и не ограничивают право граждан, осуществляющих ведение садоводства или огородничества на земельных участках, расположенных в границах территории, на самостоятельное решение вопросов относительно созданного ими за свой счет общего имущества.

При этом п. 8 ст. 25 Закона № 217-ФЗ, в соответствии с которым имущество общего пользования может быть безвозмездно предано в государственную собственность субъекта РФ или муниципального образования, не содержит запрета на распоряжение общим имуществом товарищества при наличии соответствующего решения собственников и не регулирует иные случаи распоряжения общим имуществом, а лишь указывает на возможность безвозмездной его передачи в пользу субъекта РФ или муниципального образования, заметил ВС.

Верховный Суд указал, что в силу положений ст. 198, 200, 201 АПК для признания ненормативного акта недействительным, решения и действия (бездействия) незаконными необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствие их закону или иному нормативному правовому акту и нарушение прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

ВС отметил, что согласно ч. 1 ст. 14 Закона № 218-ФЗ государственный кадастровый учет и (или) государственная регистрация прав осуществляются на основании заявления, за исключением установленных данным законом случаев, и документов, поступивших в орган регистрации прав в установленном законом порядке. Основания для осуществления кадастрового учета и регистрации прав установлены ч. 2 ст. 14 Закона № 218-ФЗ.

Также Верховный Суд указал, что в соответствии с ч. 5 ст. 18 Закона № 218-ФЗ не допускается истребование у заявителя дополнительных документов, если представленные им документы отвечают требованиям ст. 21 Закона № 281-ФЗ и требованиям принятых в соответствии с данным законом нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, если иное не установлено этим законом или иными федеральными законами. «Исходя из совокупного анализа вышеуказанных норм права, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что у Управления Росреестра не имелось препятствий для осуществления регистрационных действий по указанным регистрирующим органом основаниям, а оспариваемое решение нарушает права собственника на распоряжение своим имуществом», – резюмируется в определении.

Между тем, отметил ВС, определение надлежащего способа устранения нарушения прав и законных интересов заявителя входит в компетенцию арбитражного суда в рамках судейского усмотрения и связано с оценкой спорных правоотношений, совокупностью установленных по делу обстоятельств. Соответствующий выбор конкретного способа восстановления нарушенного права не ограничен указанной заявителем мерой.

Поскольку, заметил Суд, в настоящем деле судами не была дана оценка документам, представленным на регистрацию, в соответствии с требованиями законодательства, а для принятия обоснованного и законного решения требуются исследование и оценка доказательств, а также осуществление иных процессуальных действий, не относящихся к полномочиям суда кассационной инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Екатерина Шмитт назвала позицию Верховного Суда несколько противоречивой: «С одной стороны, ВС правильно указал на то, что п. 8 ст. 25 Закона о ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты не регулирует случаи распоряжения общим имуществом, а лишь рассматривает частный вариант передачи его в пользу субъекта или муниципального образования. С другой стороны, ВС не разъяснил, как возможность дарения общего имущества СНТ соотносится с п. 4 этой же статьи, устанавливающей принцип неразрывности права общей долевой собственности на имущество общего пользования и права собственности на земельный участок в границах СНТ».

Новые разъяснения ВС, указала Екатерина Шмитт, открывают путь для разрыва этой связи и возможности отчуждения общего имущества СНТ отдельно от прав на земельные участки, что, в свою очередь, может привести к утрате собственниками участков права пользования общим имуществом.

Адвокат КА Новосибирской области «Бойко и партнеры» Светлана Немчинова посчитала решение интересным, поскольку оно предопределило судьбу объектов электросетевого хозяйства как имущества общего пользования. ВС установил, что основания, указанные регистрирующим органом в приостановлении регистрации перехода права собственности: несоответствие договора требованиям законодательства (запрет на дарение между юридическими лицами) и предусмотренная законом возможность передачи общего имущества в муниципальную собственность – не являются основанием для приостановления регистрации перехода права собственности.

«Суд указал, что нельзя умалять или ограничивать права собственника, только в случаях, установленных законом. В рассматриваемом случае договор соответствовал требованиям законодательства, поскольку отсутствует запрет на дарение между коммерческими и некоммерческими организациями и существует альтернативное, а не исключительное право собственников имущества в садоводческом товариществе на передачу имущества в муниципальную собственность», – отметила она.

Светлана Немчинова обратила внимание, что ВС, отменив решения нижестоящих судов, указал, что при новом рассмотрении необходимо исследовать и дать оценку документам, представленным на регистрацию. «Думаю, имеется в виду наличие документа, исходящего от членов товарищества как собственников имущества общего пользования, – решения членов товарищества о дарении имущества юридическом лицу. Это тот необходимый документ, позволяющий подтвердить сделку отчуждения имущества общего пользования», – предположила адвокат.

«Я в своей деятельности сталкивалась с передачей от ЖСК, ТСН и СНТ объектов электросетевого хозяйства третьим лицам (сетевым организациям, иным участникам), однако вопрос решался путем составления договора купли-продажи за минимальную стоимость, что позволяло зарегистрировать переход права без замечаний регистрирующего органа», – рассказала Светлана Немчинова. В заключение она отметила, что поддерживает позицию ВС, поскольку он установил отсутствие оснований для приостановления регистрации, тем самым разъяснив, в том числе государственным органам, недопустимость произвольного трактования закона.

Марина Нагорная