03.02.20. КС определил пересмотреть приговор активисту Константину Котову, не рассматривая его жалобу в заседании. АГ.

КС определил пересмотреть приговор активисту Константину Котову, не рассматривая его жалобу в заседании

Суд указал, что без объективно подтвержденного и получившего адекватное отражение в приговоре признака существенности причиненного вреда или реальной угрозы его причинения необходимо избегать применения к нарушителю наказания в виде лишения свободы
В комментарии «АГ» адвокат Сергей Голубок, представлявший Константина Котова в КС, отметил, что Суд повторил позицию, изложенную в постановлении по жалобе Ильдара Дадина, и не сказал ничего нового. Один из защитников Константина Котова адвокат Мария Эйсмонт выразила надежду, что результатами вынесения определения КС станут пересмотр приговора и его отмена. Второй защитник – адвокат Алексей Липцер указал, что КС фактически взял на себя полномочия суда общей юрисдикции, поскольку «вторгся» непосредственно в оценку фактических обстоятельств дела.

Конституционный Суд вынес Определение № 7-О от 27 января, в котором, не рассматривая жалобу фигуранта «московского дела» Константина Котова, осужденного за неоднократное нарушение порядка проведения митинга, в судебном заседании, усмотрел нарушение применения судами нижестоящих инстанций ст. 212.1 УК РФ в ранее выявленном КС ее конституционно-правовом смысле и указал, что дело заявителя подлежит пересмотру.

История дела

Приговором Тверского районного суда г. Москвы от 5 сентября 2019 г. Константин Котов был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 212.1 УК РФ. Тогда суд установил, что мужчина, ранее неоднократно привлекавшийся к административной ответственности за совершение правонарушений, предусмотренных ст. 20.2 КоАП РФ, 10 августа 2019 г. умышленно принял участие в несанкционированном митинге вблизи здания Администрации Президента РФ в составе группы граждан численностью более 1,5 тыс. человек.

Суд указал, что Константин Котов, игнорируя требования полиции о необходимости прекращения публичного мероприятия, обращался к окружающим гражданам и, помимо прочего, призывал их к активным противоправным действиям в отношении имущества физических и юридических лиц, а также к неподчинению законным требованиям полиции, чем создавал реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, общественному порядку и общественной безопасности. Мужчине было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием его в исправительной колонии общего режима.

Читайте также
Дело Дадина подлежит пересмотру
КС РФ указал на ошибки толкования статьи УК РФ о неоднократном нарушении порядка проведения митингов
10 Февраля 2017 Новости

Апелляционным постановлением Московского городского суда от 14 октября 2019 г. приговор был оставлен без изменения. Мосгорсуд пришел к выводу о соответствии приговора требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов, в том числе с учетом конституционно-правового смысла ст. 212.1 УК, выявленного Конституционным Судом в Постановлении от 10 февраля 2017 г. № 2-П. При этом суд особо отметил, что участие в несанкционированном митинге более 1,5 тыс. человек само по себе влечет угрозу нарушения конституционных прав граждан, не принимавших в нем участия, нарушение движения транспорта, а также возможность причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических и юридических лиц.

Активист посчитал норму неконституционной

Посчитав, что ст. 212.1 УК не соответствует Конституции, Константин Котов обратился с жалобой в КС РФ (имеется у «АГ»).

Он указал, что в правоприменительной практике содержащимся в ней положениям придается смысл, противоречащий правовым позициям Суда, изложенным в Постановлении № 2-П, и, как следствие, допускающий произвольное привлечение к уголовной ответственности за формальное повторное нарушение установленного порядка организации либо проведения публичного мероприятия, не повлекшее реальной угрозы причинения вреда конституционно охраняемым ценностям, и позволяющий безосновательно лишать свободы в отсутствие действительной опасности для таких ценностей. Кроме того, Константин Котов отметил, что сохранение оспариваемой нормы в уголовном законе и ее применение без учета выявленного конституционно-правового смысла умаляют общеобязательность решений КС, что не согласуется со ст. 10 и 125 Конституции.

Вынося определение по жалобе, КС напомнил, что в Постановлении № 2-П уже признал ст. 212.1 УК не противоречащей Конституции, указав пределы применения содержащихся в ней положений. Также Суд отметил, что в том же постановлении он констатировал, что федеральный законодатель правомочен внести в ст. 212.1 УК изменения, направленные на уточнение нормативных оснований привлечения к уголовной ответственности за предусмотренное данной статьей преступление и мер наказания за его совершение.

«Учитывая, что до настоящего времени федеральный законодатель не внес каких-либо изменений в ст. 212.1 УК Российской Федерации, ее применение всеми органами публичной власти, в том числе судами, должно осуществляться только в соответствии с выявленным в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 г. № 2-П конституционно-правовым смыслом, предполагающим безусловное соблюдение правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации в названном постановлении», – подчеркнул КС.

Суд указал, что при привлечении к ответственности по ст. 212.1 УК за нарушение порядка организации либо проведения публичного мероприятия судам надлежит иметь в виду, что порождаемая таким нарушением угроза должна быть действительной и подтверждаться конкретными действиями привлекаемого к уголовной ответственности лица, свидетельствующими о создаваемой ими реальной опасности здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям (провокационные призывы к нарушению действующего законодательства, агрессивное неприятие законных требований уполномоченных должностных лиц, использование масок либо иных средств, специально предназначенных для сокрытия лица или затруднения установления личности, и т.п.).

Читайте также
КС: регионы не должны произвольно ограничивать право граждан на проведение публичных мероприятий
Конституционный Суд РФ признал неконституционными ряд положений закона Республики Коми, ограничивающих право жителей г. Сыктывкара на проведение публичных мероприятий на городской площади и вблизи региональных органов власти
08 Ноября 2019 Новости

В то же время, указал КС, при квалификации неоднократного нарушения порядка организации либо проведения публичного мероприятия в качестве уголовно наказуемого деяния, повлекшего реальную угрозу причинения вреда конституционно охраняемым ценностям, суды обязаны учитывать, что проведение любого публичного мероприятия, как правило, сопряжено с известными неудобствами для не участвующих в нем граждан (ограничение пешеходного движения, создание помех работе транспорта, затруднение доступа к объектам социальной инфраструктуры и др.), которые, являясь неизбежными издержками свободы мирных собраний, сами по себе не могут расцениваться как порождающие реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям (Постановление КС РФ от 1 ноября 2019 г. № 33-П).

Конституционный Суд отметил, что назначение лицу, совершившему преступление, предусмотренное ст. 212.1 УК РФ, наказания в виде лишения свободы предполагает необходимость установления того, что нарушение законного порядка организации либо проведения публичного мероприятия повлекло за собой утрату этим мероприятием мирного характера (если соответствующее нарушение не подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 212 «Массовые беспорядки» УК) или причинение либо реальную угрозу причинения не любого, а существенного вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям (наличие колющих или режущих предметов, других предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, горючих материалов, веществ и изделий, использование которых может привести к задымлению или воспламенению, и т.п.). Это обязывает суд при назначении наказания лицу, привлекаемому к уголовной ответственности по ст. 212.1 УК, непременно исследовать вопрос о степени (характере) причиненного действиями такого лица вреда либо о степени (характере) реальной угрозы его причинения и в отсутствие объективно подтвержденного и получившего адекватное отражение в приговоре признака существенности причиненного вреда или реальной угрозы его причинения избегать применения к нарушителю наказания в виде лишения свободы.

Суд проверил, была ли ст. 212.1 УК применена в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом

КС напомнил, что в соответствии со своими полномочиями не проверяет законность и обоснованность судебных решений с учетом фактических обстоятельств конкретного дела: «Разрешение вопроса о том, было ли совершенное заявителем нарушение порядка организации либо проведения публичного мероприятия действительно сопряжено с реальной угрозой причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности, иным конституционно охраняемым ценностям, а также вопросов о существенности такого вреда и об утрате мирного характера данного мероприятия вследствие нарушения заявителем порядка его организации либо проведения требует установления и исследования фактических обстоятельств дела К.А. Котова, а потому не относится к компетенции Конституционного Суда».

Однако, указал Суд, это не препятствует ему, не вторгаясь в компетенцию других судов по разрешению конкретных дел, проверить, была ли оспариваемая заявителем уголовно-правовая норма применена в соответствии с ее ранее выявленным конституционно-правовым смыслом.

КС указал, что из судебных решений по делу Котова следует, что суд общей юрисдикции, назначив ему наказание в виде лишения свободы на срок, приближающийся к верхней границе санкции за соответствующее преступление, исходил из того, что его действия представляют реальную угрозу причинения вреда здоровью граждан, имуществу физических или юридических лиц, окружающей среде, общественному порядку, общественной безопасности. При этом суд не касался вопросов о том, был ли причиненный вред (реальная угроза вреда) существенным и утратило ли проводимое публичное мероприятие мирный характер вследствие нарушения заявителем порядка его организации либо проведения.

«Однако именно наличие указанных обстоятельств и связанная с ними надлежащая оценка соответствующих доказательств – как это вытекает из ст. 212.1 УК Российской Федерации по ее конституционно-правовому смыслу, выявленному в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2017 г. № 2-П, – являются необходимым условием применения лишения свободы за совершение преступления, предусмотренного данной статьей», – подчеркнул КС, добавив, что без установления такого рода обстоятельств применение наказания в виде лишения свободы за преступление, предусмотренное ст. 212.1 УК, исключено.

Конституционный Суд посчитал, что, поскольку неопределенность относительно конституционности ст. 212.1 УК отсутствует, для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение итогового решения в виде постановления. Таким образом, КС признал жалобу не подлежащей дальнейшему рассмотрению, но определил пересмотреть судебные решения по делу Константина Котова.

Адвокаты оценили определение КС неоднозначно

Адвокат АП г. Москвы Мария Эйсмонт, защищающая Константина Котова, выразила надежду, что результатами вынесения определения КС станут пересмотр приговора и его отмена, поскольку решения первой и второй инстанций противоречат давно провозглашенной позиции КС, выраженной им в постановлении по делу Ильдара Дадина.

Читайте также
Верховный Суд отменил приговор Ильдару Дадину
Президиум ВС РФ постановил прекратить уголовное преследование активиста в связи с отсутствием состава преступления в его действиях и освободить его из под стражи
22 Февраля 2017 Новости

«Нам казалось совершенно очевидным, что человек, не совершавший насильственных действий, не призывающий к насилию, являющийся участником собрания, пусть и не согласованного в установленном порядке, но совершенно мирного по своей сути от начала до конца, не может быть привлечен к уголовной ответственности», – указала Мария Эйсмонт.

Адвокат отметила, что главным поводом обратиться в Конституционный Суд явилось игнорирование Постановления КС № 2-П. «С точки зрения дальнейшей судьбы Котова, как выяснилось, мы поступили правильно», – подчеркнула она. Мария Эйсмонт сообщила, что сейчас основная цель стороны защиты – добиться максимально быстрого освобождения Константина Котова.

В заключение адвокат отметила, что с точки зрения судьбы свободы собраний было бы лучше декриминализировать ст. 212.1 УК. «Как мы видим по ее применению в 2019 г., она используется как инструмент против мирных активистов, а также в качестве охлаждающего эффекта для всех граждан, которые думают или могут подумать о выражении своего мнения в ходе публичной акции. Это плохо для демократии», – указала защитник.

Адвокат МГКА «Далет» Алексей Липцер, также защищающий Константина Котова, отметил, что КС в определении немного расширил свои полномочия и «вторгся» непосредственно в оценку фактических обстоятельств дела активиста. «Это довольно необычно, поскольку фактически он взял на себя полномочия суда общей юрисдикции», – отметил он.

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Сергей Голубок, представлявший Константина Котова в Конституционном Суде, отметил, что КС повторил позицию, изложенную в Постановлении № 2-П по жалобе Ильдара Дадина, и не сказал ничего нового.

Сергей Голубок указал, что защита предпримет все предусмотренные УПК действия для скорейшего пересмотра судебных актов, вынесенных в отношении Константина Котова, и его освобождения из исправительной колонии во Владимирской области, где он сейчас находится.

Адвокат АП г. Санкт-Петербурга Александр Передрук также акцентировал внимание на том, что КС в данном определении воспроизвел свою же правовую позицию, изложенную ранее в постановлении по делу Дадина. При этом в определении Суд привел примеры действий, которые должны вести к применению ст. 212.1 УК: провокационные призывы к нарушению действующего законодательства, агрессивное неприятие законных требований уполномоченных должностных лиц, использование масок либо иных средств, специально предназначенных для сокрытия лица или затруднения установления личности.

«На мой взгляд, это шаг назад в сравнении с позицией КС, высказанной 3 года назад, поскольку такой подход позволяет объяснить “угрозу” конституционным ценностям, к примеру, тем, что участник мирной акции призвал продолжать демонстрацию, несмотря на требования полиции. Если не игнорировать мнение Конституционного Суда, то, безусловно, лишение свободы в таком случае невозможно, но, тем не менее, это не исключает привлечения к уголовной ответственности», – поделился своим мнением адвокат.

Читайте также
Наказание за неоднократное нарушение организации публичного мероприятия предлагается смягчить
В Госдуму внесен законопроект, которым предусматривается назначение наказания в виде лишения свободы за данное деяние только в случае, если публичное мероприятие перестало быть мирным или повлекло причинение ущерба здоровью граждан
27 Сентября 2019 Новости

По его словам, сохранение ст. 212.1 в УК РФ само по себе создает «охлаждающий эффект» в отношении свободы мирных собраний. «Примечательно, что Суд посчитал возможным, “не вторгаясь в компетенцию других судов по разрешению конкретных дел”, проверить, была ли оспариваемая уголовно-правовая норма применена в соответствии с ее ранее выявленным конституционно-правовым смыслом», – заметил эксперт. В то же время, подчеркнул Александр Передрук, если похожая ситуация произойдет вновь, нет уверенности, что КС поступит так же и с новой жалобой, поскольку вряд ли Суд станет бесконечно проверять правильность применения его правовой позиции в конкретных делах.

«Все это наводит на мысль о том, что КС сможет функционировать эффективнее в случае, если он получит полномочия по отмене судебных актов, принятых по делу заявителей. К слову, фактически это и произошло в деле Котова», – заключил Александр Передрук.

По мнению руководителя конституционной практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» Дмитрия Кравченко, определение КС в очередной раз демонстрирует, что суды общей юрисдикции не справляются с функцией конституционного контроля. «Это несколько модернизированное определение с позитивным содержанием вряд ли можно назвать чем-то революционным. Конституционный Суд и раньше многократно выносил определения, в которых судебные акты подлежали пересмотру в той части, в какой они содержали противоречащее конституционному смыслу правоприменение. Правда, в определениях с позитивным содержанием обычно выявлялся новый, а не воспроизводился уже выявленный конституционный смысл нормы. Но главное, о чем это свидетельствует, как я уже многократно отмечал ранее, – это то, что России нужен институт конституционного контроля по конкретным делам. Верховный Суд себя в этой роли, как представляется, не видит», – указал Дмитрий Кравченко.

Адвокат АП Красноярского края Владимир Васин положительно оценил определение КС. В то же время он с сожалением отметил, что для его принятия потребовалось внимание к делу гаранта Конституции – Владимира Путина.

По мнению адвоката, на изменение практики по таким делам должно было повлиять еще Постановление № 2-П/2017: если бы при вынесении решения Тверской районный суд г. Москвы учитывал это постановление, то у дела Котова был бы другой итог. «Проблема в том, что суды общей юрисдикции, которые рассматривают весь массив уголовных дел, либо не читают, либо не понимают практику КС, либо не уважают Конституционный Суд», – посчитал он.

В заключение Владимир Васин отметил высокий уровень работы защитников Константина Котова: «Адвокаты большие молодцы, отработали на высоком уровне».