03.02.2022 ВС объяснил, как находить в банках «пропавшие» вклады Право ру

Банк утверждает, что его клиентка забрала все средства со своего вклада. А та уверяет, что всего лишь открыла другой вклад вместо первого, и просит выдать ей деньги. Правда, в самом банке почему-то нет информации об этом вкладе. Иск клиентки разрешали суды. Три инстанции посчитали недостаточными доказательства истицы и отказали ей. ВС проанализировал дело и решил, что коллеги из нижестоящих судов слишком поверхностно оценили доводы сторон. Тем более что потребитель считается более слабой стороной.

До осени 2015 года суды разрешали в пользу банков спорные ситуации, когда вклад принимало неуполномоченное лицо или в базе данных организации не отражался факт получения клиентских денег. Конституционный суд своим постановлением от 27 октября 2015 года изменил подобную практику в пользу потребителей. А спустя год Верховный суд в деле № 19-КГ16-33 закрепил такой подход. Тем не менее суды до сих пор не всегда не учитывают перечисленные разъяснения.

Клиент против банка

С этой проблемой и столкнулась Алла Игнатова*. По ее версии, работники Сбера в феврале 2015 года уговорили клиентку закрыть один вклад и открыть другой — более выгодный. Свою позицию она подтверждала подписанной копией «Условий по размещению денег во вклад «Сохраняй» и двумя справками: о проведенной операции по принятию $37 000 (2,4 млн руб. по курсу на тот день) и наличии счета в банке с остатком на ту же сумму. На документах Сбера стояли подписи менеджера по продажам Анастасии Маскиной*.

Банк возражал, что в тот день Игнатова не открывала никакой вклад, а лишь забрала все средства со старого — $38 060 (2,5 млн руб. по курсу на тот день). Банк ссылался на то, что в программе аудита не было расхождений за тот день, уверяя, что ничего не должен своему клиенту.

Спор пришлось решать в судебном порядке. Женщина потребовала взыскать со Сбера почти 2,8 млн руб. (сумма вклада с процентами), но три инстанции отказали, посчитав, что истица не смогла убедительно доказать внесение денег на вклад.

Тогда дело стал изучать Верховный суд. На заседании в ВС 21 декабря клиентка пояснила, что даже не получала на руки деньги и только через два года узнала о проблеме. В декабре 2017 года она снова пришла в офис банка, где Игнатовой якобы сообщили, что у нее нет никакого вклада.

«Я пришла в офис банка рядом с метро «Университет». У меня там уже был вклад. Я забрала только проценты, а остальную сумму снова положила на вклад. Я попросила выдать мне сберкнижку, но сотрудники сказали, что это не обязательно. Мне выдали только справку о проведенной операции, и я спокойно ушла», — рассказала Игнатова.

Представитель Сбера, в свою очередь, повторил и раскрыл на заседании аргументы, что банк ничего не должен. Выслушав стороны, ВС отменил все акты и отправил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию (еще не рассмотрено. — Прим. ред.).

В мотивированном решении, которое было опубликовано позже, тройка судей под председательством Сергея Асташова обратила внимание, что в этом деле нужно четко оценить каждое из доказательств сторон как в отдельности, так и в совокупности. Этого их коллеги из столичных судов не сделали. Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила необходимость учесть «пропотребительскую» позицию КС семилетней давности в подобных спорах. В ней речь идет о том, что договор банковского вклада нельзя считать незаключенным только по той причине, что в базе данных организации нет информации об этом.

«Он считается заключенным с момента, когда банк получил конкретные денежные суммы, а право требования вклада и обязанность банка его вернуть возникает в случае внесения средств вкладчиком», — отметил ВС.

За все недочеты при оформлении отношений банковского вклада отвечает именно кредитная организация, а не клиент. Судьи ВС подчеркнули, что первой инстанции в этом споре предстоит выяснить целый ряд обстоятельств:

  • работала ли в банке Маскина, которая расписывалась в документах истца, и подлинны ли ее подписи;
  • сколько раз и когда Игнатова обращалась в банк с просьбой выдать ей деньги;
  • какие денежные операции проводились со счетами Игнатовой в Сбере.

Нужна лишь должная осмотрительность

Формальный подход, отсутствие надлежащей оценки аргументов сторон — не редкость в судебных актах нижестоящих инстанций, констатирует управляющий партнер юридической фирмы Надмитов, Иванов и партнеры Александр Надмитов. «Мы нередко сталкиваемся с перегибом райсудов в пользу более сильных участников спора», — продолжает Александра Герасимова из ФБК Право

У банка несравненно больше возможностей и ресурсов, чем у вкладчика-гражданина, чтобы корректно оформлять документы и отражать банковские операции.

Татьяна Микони, партнер практики частных клиентов S&K Вертикаль

С учетом обстоятельств, подлежащих доказыванию, пока рано говорить о вине одной из сторон, уверен юрист практики «Разрешение споров» ЮК Лемчик, Крупский и Партнеры Евгений Крюков. А вот советник АБ Казаков и партнеры Евгений Ербахаев расценивает позицию ВС как поддержку защиты вкладчиков. Ведь в подобных ситуациях именно клиент считается более слабой стороной. От него требуется лишь должная степень осмотрительности, критерии которой называет Надмитов:

  • заключение договора в здании банка;
  • передача денег работникам банка;
  • получение документа, подтверждающего денежные операции.

Из фактических обстоятельств явно следует, что при открытии и внесении вклада истец действовал добросовестно, полагаясь на инструкции менеджера банка, считает Александр Перлов из АБ Pro’SPECT.

Как обезопасить себя

При любых обстоятельствах во взаимоотношениях с банком не следует руководствоваться только устными указаниями его сотрудников, подчеркивает Перлов. Он рекомендует всегда не только изучать подписываемые документы, но и знакомиться с правилами оказания конкретных услуг банка — обычно они размещены в открытом доступе.

Универсальных рецептов нет, но следует придерживаться железного правила: после каждой банковской операции (внесение наличных, перевод на другой счет, выдача наличных и т. д.) надо просить подтверждающий документ, заверенный сотрудником банка.

Евгений Крюков

При передаче на вклад значительных сумм Микони советует дополнительно просить от банка документ, в котором будет однозначно определено, на чье имя он открыт, на какую сумму, в какой валюте, а также отражены его наиболее важные условия.

* Имена и фамилии изменены редакцией.