03.03.2021 Правовые позиции КС о конституционных основах публичного права за 2020 г. АГ НОВОСТИ

Как уже сообщалось, Конституционный Суд РФ опубликовал Обзор практики за 2020 г., где представлены 66 наиболее значимых правовых позиций. Раздел I о конституционных основах публичного права содержит 25 судебных актов, о 21 из которых писала «АГ».

Постановления КС

Родственники умершего пациента вправе получать копии его медицинских документов

13 января Конституционный Суд вынес Постановление № 1, в котором признал ч. 2 и 3 ст. 13, ч. 5 п. 5 ст. 19 и ч. 1 ст. 20 Закона об основах охраны здоровья неконституционными в той мере, в какой неопределенность их нормативного содержания не позволяет определить условия и порядок доступа к медицинской документации умершего пациента его супруга (супруги), близких родственников (членов семьи) и (или) иных лиц, указанных в его согласии на медицинское вмешательство.

КС указал, что до принятия поправок заинтересованные лица вправе незамедлительно получать копии (электронные версии) медицинских документов. Отказ в их выдаче, подчеркивается в постановлении, допустим, только если пациент при жизни выразил запрет на раскрытие соответствующей информации.

Адвокат Октябрьского специализированного филиала Башкирской республиканской коллегии адвокатов Надежда Крылова отметила, что данные выводы КС позволяют гражданам уже сегодня в отсутствие соответствующих законодательных норм защитить свои нарушенные права в вопросе доступа к информации о состоянии здоровья умершего, в том числе к его медицинской документации, лица, указанного в информированном добровольном согласии пациента на медицинское вмешательство в качестве лица, которому в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья, а также супруга умершего, его близких родственников, а при их отсутствии – иных родственников.

Надежда Крылова указала, что несмотря на то что законодательные изменения пока отсутствуют, суды общей юрисдикции принимают во внимание выводы Конституционного Суда и принимают судебные решения в пользу заинтересованных граждан (решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 3 декабря 2020 г. по делу № 2-4766/2020).

Работодателя нельзя наказать за выполнение работником-иностранцем не предусмотренной трудовым договором работы

4 февраля Конституционный Суд вынес Постановление № 7-П по делу о проверке п. 1 примечаний к ст. 18.15 КоАП РФ, ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса и абз. 1 п. 8 ст. 13 Закона о правовом положении иностранных граждан в РФ.

КС признал недопустимой жалобу в части проверки примечания 1 к ст. 18.15 КоАП, но принял к рассмотрению в остальном. Суд указал, что ТК РФ и Закон о правовом положении иностранцев в России не предусматривают обязанность работодателя уведомлять компетентный орган госвласти о любых изменениях условий трудового договора с иностранным гражданином, в том числе о поручении такому работнику иной оплачиваемой работы у того же работодателя, а также об изменении адреса, по которому осуществляется трудовая деятельность.

Выявленный смысл законоположения одного кодекса распространяется на аналогичные положения других

Конституционный Суд вынес Постановление № 9-П, в котором указал, что право лица на пересмотр несправедливого судебного акта в связи с признанием недействующим нормативного правового акта, на котором он был основан, не должно ограничиваться в зависимости лишь от того, было ли дело с участием этого лица разрешено по правилам гражданского (арбитражного) или административного судопроизводства.

Выявлена неконституционность нормы, на основании которой суды не стали рассматривать административный иск к избиркому

В Постановлении № 12-П КС указал, что ст. 19, п. 7 ч. 1 ст. 20, п. 7 ст. 21 КАС и п. 7 ч. 4 ст. 2 Закона о Верховном Суде не противоречат Конституции. При этом ч. 4 ст. 240 КАС Суд признал не соответствующей Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования она предусматривает отказ в рассмотрении (в удовлетворении) судом административного искового заявления, касающегося решения избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата, в связи с пропуском заявителем (кандидатом) десятидневного срока обращения в суд, установленного данным Кодексом, в случае предварительного обжалования таким заявителем (кандидатом) решения об отказе в регистрации в вышестоящую избирательную комиссию.

КС постановил внести федеральному законодателю изменения, а до их внесения административное исковое заявление, касающееся решения избирательной комиссии об отказе в регистрации кандидата, после истечения закрепленного ч. 4 ст. 240 КАС срока может быть подано в суд заявителем (кандидатом) в случае предварительного обжалования такого решения в установленном законом порядке в вышестоящую избирательную комиссию в предусмотренный п. 2 ст. 78 Закона об основных гарантиях избирательных прав пятидневный срок со дня принятия вышестоящей избирательной комиссией решения об оставлении жалобы без удовлетворения.

Назначение минимального штрафа только в случае, если он предусмотрен соответствующей статьей или частью статьи раздела II КоАП, неконституционно

В Постановлении № 15-П от 7 апреля 2020 г. КС проверил ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП. Суд указал, что буквальное толкование оспариваемых норм допускает назначение юридическому лицу наказания в виде штрафа в размере менее минимального размера штрафа только в случае, если он предусмотрен соответствующей статьей или частью статьи раздела II КоАП. Указанное толкование исключает применение оспариваемых заявителем положений при назначении юридическим лицам наказания в виде административного штрафа в соответствии с законами субъектов Российской Федерации об административной ответственности, расходится со смыслом положений ст. 1.4 и 3.1 КоАП и влечет на практике не имеющую объективного и разумного оправдания дифференциацию прав и обязанностей лиц, относящихся к одной и той же категории субъектов административной ответственности за правонарушения.

КС признал положения неконституционными в той мере, в какой они исключают возможность назначения юридическому лицу административного штрафа в указанном размере за совершение конкретного административного правонарушения.

Суд указал, что до внесения изменений положения КоАП подлежат применению в устанавливаемых ими случаях при назначении юридическим лицам штрафов за административные правонарушения, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Частнопрактикующий юрист Кирилл Кравченко заметил, что 25 февраля 2014 г. КС вынес Постановление № 4-П, после которого ст. 4.1 КоАП была дополнена частями 3.2–3.3. При этом законодатель не совсем верно воспринял позицию Конституционного Суда, поскольку не учел, что:

1) субъектами административной ответственности могут быть не только юридические лица, но и, к примеру, физические лица, а потому ст. 4.1 КоАП была дополнена частями 2.2–2.3;

2) административное законодательство находится в совместном ведении Федерации и ее субъектов, а потому позиция, высказанная КС РФ, справедлива и для законов субъектов РФ.

Поэтому, отметил Кирилл Кравченко, Суду пришлось дополнить свою позицию, прямо указав в Постановлении № 15-П/2020, что выводы, к которым пришел КС в Постановлении № 4-П/2014, распространяются и на административное законодательство субъектов РФ.

Привлечение организации к ответственности без установления указанной в КоАП формы вины – возможно

В Постановлении № 17-П КС пришел к выводу, что ч. 2 ст. 2.1, ч. 1 ст. 2.2 и ч. 3 ст. 11.15.1 КоАП не противоречат Конституции, поскольку предполагают, что юридическое лицо лишь тогда подлежит привлечению к административной ответственности за умышленное неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, когда установлен умышленный характер действий (бездействия) должностных лиц (работников) этой организации, ответственных за исполнение таких требований, и этот вывод надлежащим образом мотивирован в постановлении по делу об административном правонарушении.

Если же умышленный характер действий (бездействия) указанных граждан из обстоятельств дела не усматривается и при этом имелась возможность для соблюдения соответствующих требований, но организация не приняла все зависящие от нее меры по их соблюдению, то административная ответственность юрлица может наступать только за неисполнение требований по обеспечению транспортной безопасности, совершенное по неосторожности.

КС признал отсутствие срока нахождения в реестре недобросовестных арендаторов лесных участков неконституционным

В Постановлении № 19-П от 21 апреля КС признал ст. 98.1 Лесного кодекса не соответствующей Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования предусмотренное этой нормой включение информации об индивидуальных предпринимателях и юридических лицах, с которыми договор аренды лесного участка расторгнут по основанию, установленному п. 3 ч. 1 ст. 619 ГК, в реестр недобросовестных арендаторов лесных участков и покупателей лесных насаждений влечет бессрочное ограничение прав указанных субъектов в сфере хозяйственного лесопользования, в том числе права заключать договоры аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

КС решил юридическую судьбу остатков этилового спирта

КС вынес Постановление № 22-П, в котором признал не противоречащими Конституции п. 1 ст. 193 и п. 4 ст. 195 НК, а также п. 5 ст. 20 Закона о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции.

На основании данных положений разрешался вопрос о юридической судьбе имеющихся у организации остатков этилового спирта в случае истечения срока действия лицензии на производство, хранение и поставки произведенного этилового спирта, а также о возникновении объекта обложения акцизом в случае обнаружения недостачи такой продукции и о выборе подлежащей применению в этом случае налоговой ставки акциза из числа установленных законом.

При этом Конституционный Суд указал, что с учетом законоположений, устанавливающих юридические основания для уплаты акцизов, возникновение данной налоговой обязанности как таковой не обусловлено наличием (отсутствием) у налогоплательщика лицензии на осуществление определенных видов деятельности.

Обнаружение же недостачи спиртосодержащей и алкогольной продукции (в том числе при недоказанности факта ее уничтожения самим налогоплательщиком) свидетельствует о невозможности для налогоплательщика подтвердить, а для налогового органа – опровергнуть совершение конкретной хозяйственной операции из числа указанных в ст. 193 НК и, соответственно, наличие или отсутствие права применения нулевой налоговой ставки. Применение в таком случае ставки акциза 0 процентов обессмысливало бы квалификацию выявленной недостачи в качестве объекта налогообложения и вело бы к злоупотреблениям со стороны плательщика акциза, притом что поступление в бюджет государства суммы акциза от возможного контрагента налогоплательщика в данном случае также не обеспечивается.

КС разъяснил полномочия регионов по определению подведомственности дел об административных правонарушения

В Постановлении № 24-П от 13 мая КС пришел к выводу, что ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП не противоречат Конституции, поскольку означают, что разрешение в установленном ими порядке дел об административных правонарушениях в области благоустройства территории, предусмотренных законом субъекта РФ, совершенных с использованием транспортного средства и зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, может быть отнесено региональным законом к подведомственности административных комиссий, образованных на основании этого закона, и что вынесенное в форме электронного документа постановление административной комиссии по делу об административном правонарушении подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью ее уполномоченного должностного лица.

В то же время, добавил Суд, признание указанных норм не противоречащими Конституции не лишает федерального законодателя возможности уточнить редакцию ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП путем указания, наряду с должностным лицом, и на орган, уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, как на субъект административной юрисдикции по делам соответствующей категории, с тем чтобы обеспечить согласованность этих законоположений с нормами законодательства об административных правонарушениях, определяющими подведомственность дел.

По мнению Кирилла Кравченко, в постановлении примечательно, во-первых, что с запросом обратился Костромской областной суд, который делает это довольно часто; во-вторых, сам КС РФ непосредственно в постановлении указал, что федеральный законодатель, приняв превентивные меры Законом от 1 марта 2020 г. № 44-ФЗ (поправки в КоАП), устранил неопределенность в вопросе о конституционности ст. 26.9 и 26.10 КоАП в обозначенном заявителем аспекте на будущее время.

«Я бы в первую очередь отметил последствия от названной реформы вкупе с позицией КС РФ, а именно: КоАП, помимо вышеуказанных изменений, был также дополнен п. 7 ч. 4 ст. 28.1, и на сегодняшний день мы имеем еще один легально установленный повод-фикцию, который является очередной отправной точкой возбуждения производства по делу об административном правонарушении, – вынесение определения об истребовании сведений в соответствии с ч. 5 ст. 26.10 КоАП РФ в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 28.6 КоАП», – указал юрист.

Кирилл Кравченко отметил, что до 1 марта 2020 г., когда в КоАП РФ были внесены соответствующие изменения, правовое регулирование было абсолютно неконституционным, поскольку сама ст. 26.10 находится в главе, посвященной доказательствам, а следовательно, никакого отношения к моменту возбуждения производства (гл. 28 КоАП) не имеет. «Правильно ли поступил законодатель, внеся изменения в ст. 28.1 КоАП, и КС РФ, впоследствии одобрив такие новеллы, – вопрос спорный, ведь истребовать сведения, в том числе о собственнике транспортного средства, провозгласив при этом возбуждение производства, с точки зрения административного процесса в целом и соблюдения базовых гарантий для привлекаемых лиц в частности не совсем правильно. На мой взгляд, более логичным и последовательным было бы сначала возбудить производство по делу, а уже потом истребовать сведения в рамках уже возбужденного производства. В противном случае привлекаемое лицо оказывается в ситуации, когда производство в его отношении возбуждено, а лицо об этом может и не знать, что может послужить поводом для злоупотреблений со стороны административных органов», – резюмировал он.

Необходимость проведения собрания не в специально отведенном для этого месте нужно обосновать

4 июня в Постановлении № 27-П КС признал неконституционной ст. 34 Закона Самарской области о порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия, поскольку положения статьи не позволяют проводить публичные мероприятия вблизи военных объектов, медицинских стационаров, образовательных и религиозных организаций.

В то же время, заметил КС, указанное не отменяет действия ч. 2.1 ст. 8 Закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях, в соответствии с которой после определения органом исполнительной власти субъекта специально отведенных мест публичные мероприятия проводятся, как правило, в таких местах.

Проведение публичных мероприятий в других местах (даже если они не отнесены к тем, где запрещено проведение публичных мероприятий) должно быть обусловлено объективными причинами, свидетельствующими о невозможности организации конкретного публичного мероприятия в специально отведенных для этого местах: например, занятость указанных мест, несоответствие их предельной заполняемости заявленному числу участников публичного мероприятия, верифицируемая связь планируемого публичного мероприятия с конкретным местом.

КоАП не всегда позволяет четко определить момент начала отсчета срока «административной наказанности»

В Постановлении № 28-П от 23 июня КС признал не соответствующими Конституции ст. 4.6 и ч. 1.3 ст. 32.2 КоАП, поскольку они не позволяют однозначно определить порядок исчисления срока, в течение которого лица, уплатившие административный штраф в половинном размере до вступления постановления о его назначении в законную силу, считаются подвергнутыми административному наказанию.

До внесения изменений в КоАП положения его ст. 4.6 и ч. 1.3 ст. 32.2 должны рассматриваться как устанавливающие, что для лиц, уплативших административный штраф в половинном размере до вступления постановления о его назначении в законную силу, срок, в течение которого они считаются подвергнутыми административному наказанию, оканчивается по истечении года со дня уплаты назначенного им административного штрафа.

КС выявил недостатки в порядке отмены запрета на выезд ребенка из России

25 июня Конституционный Суд вынес Постановление № 29-П, в котором признал ч. 1 ст. 21 Закона о порядке выезда из РФ и въезда в нее неконституционной, поскольку ее буквальный смысл не допускает внесудебного решения вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за границу. КС также заявил об избыточности вмешательства государства в лице судебных органов в решение вопроса о возможности выезда несовершеннолетнего за границу в случае, когда спор между родителями по данному вопросу полностью исчерпан или урегулирован в отношении конкретной поездки.

Нулевая ставка НДС при международной перевозке экспортируемых товаров

30 июня в Постановлении № 31-П КС дал оценку конституционности положений подп. 12 п. 1 и п. 3 ст.164, а также п. 14 ст. 165 Налогового кодекса, которые, по мнению заявителя, препятствуют применению нулевой ставки НДС по формальным основаниям, когда по непредвиденным и не зависящим от воли сторон обстоятельствам внутрироссийский этап перевозки был оформлен самостоятельными документами (аннулирован общий коносамент на всю международную перевозку и выдано два новых – на внутрироссийский этап и на перевозку за пределы России).

Признавая оспариваемые нормы не противоречащими Конституции, Суд отметил, что особое значение приобретает факт пересечения экспортируемым товаром российской границы, поэтому для реализации права на применение нулевой ставки необходимо доказать как факт прекращения отношений по тайм-чартеру по не зависящим от воли сторон сделки основаниям, так и единство экспортной операции. Соответственно, в каждом конкретном случае суды должны устанавливать наличие у налогоплательщика документов по факту состоявшегося экспорта для целей подтверждения права на применение нулевой ставки НДС.

Нюансы получения школьного образования после 9-го класса

23 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 39-П, в котором признал п. 1 ч. 1 ст. 61, ч. 5 ст. 67 Закона об образовании не противоречащими Конституции. Суд указал, что они обязывают региональные органы власти обеспечить продолжение обучения по общеобразовательным программам среднего общего образования для лиц, освоивших программу основного общего образования, но не прошедших индивидуальный отбор для обучения по программам среднего общего образования, предполагающим углубленное изучение отдельных предметов, в том числе в других территориально доступных общеобразовательных организациях соответствующего субъекта РФ (муниципального образования).

Собственник конфискованной у третьего лица вещи вправе обжаловать решение суда об этом

15 октября КС вынес Постановление № 41-П, в котором указал, что ч. 4 ст. 3.7 и ч. 1 ст. 30.12 КоАП допускают в административных делах в области таможенного регулирования конфискацию орудия совершения или предмета административного правонарушения – товаров и (или) транспортных средств лиц, не являющихся собственниками соответствующего имущества. Они также не предусматривают права собственника имущества обжаловать постановление по делу об административном правонарушении в части конфискации имущества в случае, когда товар или транспортное средство законно перемещены через таможенную границу и находятся на таможенной территории ЕАЭС.

В связи с этим КС признал нормы не соответствующими Конституции, предписав федеральному законодателю внести необходимые поправки в правовое регулирование.

Противоречия в практике привлечения к ответственности за нецелевое использование земли

В Постановлении № 42-П от 16 октября КС признал ч. 1 ст. 8.8 КоАП не соответствующей Конституции, отметив, что неопределенность действующего правового регулирования в вопросе о том, обязан ли собственник (правообладатель) земельного участка в случае, когда он в дополнение к основному виду его разрешенного использования самостоятельно выбирает вспомогательный вид разрешенного использования, вносить в качестве условия правомерного осуществления вспомогательного вида разрешенного использования в ЕГРН сведения о таком использовании, создает неопределенность и в вопросе о возможности привлечения его к административной ответственности за использование земельного участка не по целевому назначению в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель и (или) разрешенным использованием.

КС также установил, что до внесения изменений собственники (правообладатели) земельных участков не могут быть принуждены к внесению каких-либо сведений в ЕГРН в случае, когда они в дополнение к основному виду разрешенного использования принадлежащих им земельных участков самостоятельно выбирают вспомогательный вид их разрешенного использования.

Адвокат, управляющий партнер МАБ «Проценко и партнеры» Татьяна Проценко заметила, что проблема необоснованного привлечения к административной ответственности по ст. 8.8 КоАП в связи с невнесением в ЕГРН сведений о вспомогательном виде разрешенного использования земельного участка (ВРИ ЗУ) достаточно распространена. Проверяющие органы указывают, что даже использование земельного участка для ведения сопутствующей деятельности, прямо не противоречащей основному ВРИ ЗУ, образует состав административного правонарушения. Например, размещение магазина или кафе на земельном участке под «обслуживание автотранспорта». В результате таких противоречий штрафы могут составлять несколько сотен тысяч рублей.

Татьяна Проценко указала, что Конституционный Суд признал ч. 1 ст. 8.8 КоАП неконституционной в связи с недопустимостью расширительного толкования обязанностей правообладателей земельных участков, так как данный вопрос относится к компетенции законодательной власти. То есть, подчеркнула адвокат, постановление не исключает, что в будущем обязанность правообладателя по уведомлению об изменении ВРИ ЗУ может быть установлена законодателем. В настоящий момент при рассмотрении такой категории дел нужно учитывать наличие противоречий между фактическим использованием земельного участка и основным видом разрешенного использования: в случае их отсутствия лицо не подлежит привлечению к административной ответственности (Определение Верховного Суда РФ от 8 февраля 2021 г. по делу № А40-244225/2019).

Политические партии вправе сами определять порядок голосования за кандидатов в депутаты

23 октября Постановлением № 43-П были признаны конституционными п. 6 ч. 1 и п. 4 ч. 2 ст. 27 Закона Московской области от 4 июня 2013 г. № 46/2013-ОЗ «О муниципальных выборах в Московской области», а также подп. «а» и «е» п. 14.1 ст. 35 и подп. «в» п. 24 ст. 38 Закона об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ.

КС указал, что данные нормы не исключают права избирательного объединения (политической партии) в соответствии с его уставом и иными внутренними актами принимать решение о выдвижении кандидатов в депутаты представительного органа местного самоуправления по одномандатным (многомандатным) избирательным округам списком путем тайного голосования за каждого включаемого в него кандидата, притом что в этом решении однозначно выражено волеизъявление о том, по какому округу выдвигается каждый кандидат. Он также пришел к выводу, что эти нормы не подразумевают требования к избирательному объединению представлять в избирательную комиссию отдельный список кандидатов, оформленный в качестве отдельного приложения к решению политической партии о выдвижении кандидатов в депутаты списком, если сведения обо всех выдвинутых в установленном порядке кандидатах с указанием избирательных округов, по которым они выдвинуты, содержатся в самом решении. Также они не предполагают квалификации соответствующих действий избирательного объединения в качестве несоблюдения требований, предъявляемых к выдвижению кандидатов по одномандатным избирательным округам списком, являющегося основанием для отказа в регистрации (отмены регистрации) кандидата.

Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н. Александр Чертков отметил, что правоприменительная практика судов общей юрисдикции, с которой столкнулся заявитель, напрямую не обусловлена оспариваемыми положениями Закона Московской области от 4 июня 2013 г. № 46/2013-03 и Закона об избирательных правах. Нормы законов были применены достаточно формально, вне их системной связи с другими положениями законодательства, прежде всего общими принципами избирательного права и нормами Конституции.

Александр Чертков указал, что необходимость дублирования списков кандидатов, когда помимо названного в Законе приложения к решению конференции партии в форме списка кандидатов требуется повторное представление в ТИК списка кандидатов по форме, установленной ТИК, явно не следует ни из федерального, ни из областного законодательства. В свою очередь, тайное голосование делегатов конференции, осуществляемое персонально по каждой кандидатуре, предложенной для выдвижения, тем более не может считаться нарушением законодательства. «Более того, полагаю, что голосование по каждой кандидатуре из списка кандидатов персонально даже в большей степени отвечает демократической практике, позволяет избежать манипуляций со стороны партийного руководства, когда наряду с известными и уважаемыми членами партии проводят отдельных менее достойных кандидатов, которые при персональном голосовании могли бы и не получить поддержки партийной конференции», – подчеркнул он.

Государство не должно безосновательно вмешиваться в деятельность профсоюзов

27 октября Конституционный Суд вынес Постановление № 44-П/2020, в котором признал п. 1 ст. 7 Закона о профсоюзах, содержащий требование о непротиворечии уставов территориальных объединений организаций профсоюзов уставам объединений соответствующих профсоюзов, не соответствующим Конституции.

По мнению заявителя, данные нормы, предусматривая требование о непротиворечии уставов объединений (ассоциаций) организаций профсоюзов уставам объединений соответствующих профсоюзов, обязывают территориальное объединение организаций профсоюзов, являющееся одновременно учредителем и членом общероссийского объединения соответствующих профсоюзов, обеспечить соответствие положений своего устава положениям устава учрежденного им общероссийского объединения профсоюзов.

КС признал оспоренное положение не соответствующим Конституции в той мере, в какой оно, устанавливая соответствующее обязательство территориального объединения организаций профсоюзов, являющегося одновременно учредителем и членом общероссийского объединения соответствующих профсоюзов, допускает необоснованное вмешательство государства в деятельность профсоюзов, а также не согласующееся с конституционно значимыми целями ограничение права на объединение и свободу деятельности общественных объединений

Наименование религиозной организации не обязательно должно быть указано на используемом ею доме

3 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 45-П, в котором признал п. 8 ст. 8 Закона о свободе совести и о религиозных объединениях и ч. 3 ст. 5.26 КоАП соответствующими Конституции. Он отметил, что положения не предполагают привлечения религиозной организации к административной ответственности за осуществление деятельности без указания своего официального полного наименования в виде вывески (таблички, стенда, указателя) на жилом доме (при входе на земельный участок, на котором он находится), адрес которого содержится в ЕГРЮЛ в качестве адреса религиозной организации, если религиозная организация не осуществляет деятельность в этом доме либо использует для осуществления деятельности его отдельные помещения и информация о ее официальном полном наименовании размещена внутри жилого дома при входе в названные помещения.

Применение повышенного налогообложения имущества производственных объектов

12 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 46-П по делу о проверке конституционности подп. 1 п. 4 ст. 378.2 Налогового кодекса. Согласно ему, при определении налоговой базы по налогу на имущество организаций с учетом кадастровой стоимости имущества торговым центром (комплексом) признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), расположенное на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общепита и (или) бытового обслуживания.

Суд признал спорную норму не противоречащей Конституции, но пояснил, что если здания используются в производственных и образовательных целях, а не для размещения офисов или торговых объектов, то они не могут облагаться налогом на имущество организаций с учетом кадастровой стоимости.

Ограничение передвижения в Московской области в период пандемии

В Постановлении № 49-П КС признал конституционным подп. 3 п. 5 постановления губернатора Московской области от 12 марта № 108-ПГ «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской области системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVlD-2019) на территории Московской области».

КС указал, что предметом рассмотрения по данному делу является подп. 3 п. 5 постановления № 108-ПГ, поскольку данным положением, действовавшим во взаимосвязи с общей системой конституционно-правового и соответствующего отраслевого регулирования, устанавливалась обязанность граждан в условиях режима повышенной готовности в целях предотвращения распространения коронавирусной инфекции не покидать места проживания (пребывания) (за исключением предусмотренных в данной норме случаев), нарушение которой влекло административную ответственность.

Суд пришел к выводу, что оспариваемая норма не противоречит Конституции, поскольку установление ею обязанности граждан в условиях режима повышенной готовности в целях предотвращения распространения коронавируса не покидать места проживания (пребывания), за исключением предусмотренных в ней случаев, было продиктовано объективной необходимостью оперативного реагирования на экстраординарную (беспрецедентную) опасность распространения коронавируса, вводимые ею меры не носили характера абсолютного запрета, допуская возможность перемещения граждан при наличии уважительных обстоятельств, были кратковременными, а возможность их установления получила своевременное подтверждение в федеральном законодательстве. Данный вывод, подчеркнул КС, подлежит учету применительно к аналогичным положениям нормативных правовых актов других субъектов РФ.

По мнению Александра Черткова, Конституционный Суд проявил мудрость, отреагировав на вызовы пандемии и защитив ценности жизни и здоровья человека, как и соответствующие права граждан. Он отметил, что сложно не согласиться с позицией Суда о беспрецедентности возникшей опасности распространения коронавируса, равно как и с указанием на право (и одновременно обязанность) государства принять меры к снижению рисков распространения пандемии на территории России в целом и в соответствующих регионах в частности. «Важно отметить и своевременность действия органов власти многих регионов России, и оперативность законодательного обеспечения борьбы с коронакризисом со стороны федерального центра. Данные факты также были учтены Конституционным Судом в своем решении, равно как и относительность и кратковременность запретов, а также наличие возможностей перемещения граждан при наличии уважительных причин», – резюмировал он.

Надежда Крылова отметила, что выводы Суда стали неким сигналом и ответом на многочисленные вопросы, возникавшие у российского общества ранее и имеющие место в настоящее время в связи с действиями властей по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции. В частности, указала она, ответом на установленную органами публичной власти обязанность граждан в условиях режима повышенной готовности в целях предотвращения распространения коронавируса не покидать, за исключением отдельных случаев, места проживания (пребывания).

Определения

Религиозная организация вправе проводить обряды на земельном участке с видом разрешенного использования «в целях эксплуатации административного здания»

Согласно Определению № 3-О/2020, ч. 1 ст. 8.8 КоАП, п. 2 ст. 7 и абз. 2 ст. 42 Земельного кодекса в системе действующего правового регулирования не предполагают привлечения к административной ответственности за нецелевое использование земельного участка с видом разрешенного использования «в целях эксплуатации административного здания» на том лишь основании, что местная религиозная организация проводит в административном здании, расположенном на данном земельном участке, богослужения, другие религиозные обряды и церемонии (помимо осуществления в этом здании иной своей уставной деятельности, в том числе и административной).

При решении вопроса об основаниях привлечения к административной ответственности религиозной организации, являющейся собственником земельного участка и находящегося на нем административного здания, предоставившей здание по договору в бессрочное безвозмездное пользование местной религиозной организации, входящей в ее структуру, правоприменителям необходимо исходить из всей совокупности фактических обстоятельств использования религиозной организацией административного здания и требований к использованию конкретного земельного участка, что не предполагает признания надлежащим основанием привлечения к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.8 КоАП, осуществления в указанном здании богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Привлечение же к ответственности за правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 8.8 КоАП, собственника земельного участка в связи с проведением в расположенном на нем административном здании богослужений, других религиозных обрядов и церемоний в соответствии с п. 2 ст. 16 Закона о свободе совести, а также с использованием его адреса в качестве адреса местной религиозной организации приводит к ограничению прав религиозных организаций на свободное распоряжение своим имуществом и свободу вероисповедания.

КС разъяснил порядок и причины замены альтернативной гражданской службы на призыв на военную службу

В Определении от 9 июля № 1644-О Конституционный Суд пояснил положения ч. 1 ст. 328 УК и п. 4 ст. 13 Закона об альтернативной гражданской службе. Он отметил, что гражданин, в отношении которого призывной комиссией согласно его же волеизъявлению вынесено заключение о замене военной службы по призыву избранной им альтернативной гражданской службой, не лишается возможности в случае неявки на заседание призывной комиссии для решения вопроса о направлении его на альтернативную гражданскую службу сообщить причины неявки, которые должны быть оценены призывной комиссией или судом, наделенными для этого правомочием признавать уважительными и причины, прямо не названные в законе.

Виновный в совершении умышленного преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК, должен осознавать, что является лицом, подлежащим призыву на военную службу, т.е., в частности, уже утратил статус направляемого на альтернативную гражданскую службу. Либо же, по крайней мере, он должен сознательно допускать, что – после неисполнения им обязанностей, связанных с направлением на альтернативную гражданскую службу, и в свете полученной им информации о рассмотрении призывной комиссией по этой причине вопроса о его призыве на военную службу – его текущие действия (бездействие) могут являться именно уклонением от призыва на военную службу.

Мужчине не может быть назначен административный арест, если его ребенок останется без присмотра

В Определении № 2375-О от 15 октября 2020 г. КС констатировал, что, разрешая вопрос о назначении административного ареста мужчине, самостоятельно воспитывающему детей в возрасте до 14 лет, суды общей юрисдикции вправе и обязаны обеспечить должный баланс между осуществлением целей административного наказания и защитой прав и законных интересов детей правонарушителя. «Приведенная правовая позиция распространяется и на случаи, когда мужчина, имеющий ребенка в возрасте до 14 лет, хотя и воспитывает его совместно с матерью этого ребенка, но в конкретной жизненной ситуации, о которой заявлено в суде по делу об административном правонарушении, при наличии соответствующих обстоятельств, подтвержденных надлежащим образом, назначение наказания такому мужчине в виде административного ареста приведет к тому, что ребенок останется без родительского присмотра», – подчеркивается в определении

В данном случае каких-либо доказательств того, что применение к правонарушителю административного ареста повлечет оставление его ребенка без родительского присмотра, представлено не было. КС отказал в принятии жалобы на ч. 2 ст. 3.9 КоАП.

КС выступил против передачи споров между РФ и иностранными инвесторами в международный арбитраж

В Определении от 24 декабря № 2867-О-Р КС разъяснил собственное Постановление от 27 марта 2012 г. № 8-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 23 Закона о международных договорах РФ.

Конституционный Суд указал, что подписание от имени РФ по решению ее правительства международного договора, подлежащего ратификации и предусматривающего его временное применение, с очевидностью не может означать согласия российского правительства на распространение положения о временном применении международного договора на его нормы, затрагивающие исключительные полномочия федерального парламента.

Он добавил, что конституционно-правовой смысл п. 1 ст. 23 Закона о международных договорах РФ, выявленный в Постановлении № 8-П/2012, не допускает временного применения положений международного договора РФ, которые предусматривают разрешение международным арбитражем споров между РФ и иностранными инвесторами, возникших в связи с осуществлением ими инвестиций и предпринимательской деятельности в России, даже если такой договор был официально опубликован, без принятия федерального закона о его ратификации.

Марина Нагорная