03.08.2022 Верховный суд пояснил, что подписание дополнительного соглашения свидетельствует о признании долга Судебная практика

В споре займодавца и заемщика Верховный суд напомнил, что подписание ответчиком дополнительного соглашения к договору займа, акта сверки, являются действиями, свидетельствующими о признании долга. Соответственно, это является основанием для прерывания срока исковой давности в соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса Российской Федерации.

⚖ Фабула дела:
Общество (истец) по договору цессии приняло права требования по договору займа к должнику (ответчику).

Через два года стороны заключили дополнительное соглашение к договору займа, по условиям которого установили, что заем является беспроцентным и проценты за пользование суммой займа не начисляются.

Поскольку долг не был возвращен Истец обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к ответчику о взыскании 48 625 000 рублей задолженности по договору займа.

📎 Позиции судов:
Три судебные инстанции отказали истцу в удовлетворении иска.

Отказывая в удовлетворении иска, судебные инстанции, руководствуясь статьями 167,168, 196, 199, 200, 201, 309, 310, 382, 384,388, 390, 421, 422, 807, 808, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс), разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 No 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление № 43), исходили из пропуска срока исковой давности, поскольку согласно пункту 1.1 договора займа заимодавец предоставляет заем сроком до 01.10.2015 включительно, а заемщик обязуется вернуть денежные средства в обусловленный договором срок, при этом исковое заявление было подано в суд только в январе 2021.

Судебными инстанциями приняты во внимание доводы ответчика, что он не заключал договор займа с истцом, о заключении договоров цессии не был уведомлен, согласия на переуступку права (требования) не давал, тогда как согласно пункту 7.2 договора займа сторона вправе уступить свои права и обязанности, связанные с настоящим договором, при наличии письменного согласия другой стороны на такую переуступку.

Суды пришли к выводу, что истцом не предоставлено доказательств, подтверждающих существование задолженности, а также доказательств перечисления денежных средств.

При этом судом первой инстанции указано на то, что копии актов сверки, предоставляемые истцом, не являются доказательством возникновения задолженности и не подтверждают ее существование в настоящее время; договор цессии доказательством передачи денежных средств признан быть не может.

Отклоняя доводы истца о том, что в подтверждение факта перечисления денежных средств им при подаче иска была представлена в электронном виде выписка по счету кредитной организации, которая не была распечатана и исследована судом первой инстанции, а судом апелляционной инстанции возвращена, судебные инстанции указали, что суд первой инстанции принял решение об отказе в удовлетворении требований на основании представленных доказательств, а дополнительные доказательства в суде апелляционной инстанции предоставляются с соблюдением требований, установленных частью 2 статьи 286 АПК РФ.

📎 Позиция Верховного суда:
В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (займодавец) передает или обязуется передать в собственность другой стороне (заемщику) деньги, вещи, определенные родовыми признаками, или ценные бумаги, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество полученных им вещей того же рода и качества либо таких же ценных бумаг.

Договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает десять тысяч рублей, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (статья 808 Гражданского кодекса).

Поскольку для возникновения обязательств по договору займа требуется фактическая передача кредитором должнику денежных средств (или других вещей, определенных родовыми признаками) именно на условиях договора займа, то в случае спора на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа и то, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 Гражданского кодекса, а на заемщике – факт надлежащего исполнения обязательств по возврату займа либо безденежность займа (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2015), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2015; далее – Обзор No 3).

В подтверждение факта передачи денежных средств Истцом к исковому заявлению, поданному в арбитражный суд в электронной форме, приложило выписку по банковскому счету банка за 17.08.2015, согласно которой на счет должника перечислено 50 000 000 рублей, в графе «назначение платежа» указано: предоставление процентного займа по договору от 17.08.2015 № 02/08-15.

В Картотеке арбитражных дел (раздел «Электронное дело») указанный документ имеется в электронном виде.

Согласно абзацу 2 части 1 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, вправе представлять в арбитражный суд документы в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Само по себе отсутствие в материалах дела документов на бумажном носителе, поданных в электронном виде, не свидетельствует о фактическом их отсутствии в материалах дела, однако в силу требований статей 71 и 162 АПК РФ такие документы подлежат исследованию и оценке судом.

Между тем, как усматривается из обжалуемых судебных актов и материалов дела, указанная выписка Банка не была предметом исследования и оценки судов.

При этом, как разъяснено в Обзоре № 3 (2015), указание в платежном поручении договора займа в качестве основания платежа само по себе не является безусловным и исключительным доказательством факта заключения сторонами соглашения о займе и подлежит оценке в совокупности с иными обстоятельствами дела, к которым могут быть отнесены предшествующие и последующие взаимоотношения сторон, в частности их взаимная переписка, переговоры, товарный и денежный оборот, наличие или отсутствие иных договорных либо внедоговорных обязательств, совершение ответчиком действий, подтверждающих наличие именно заемных обязательств и т.п.

В подтверждение заемных обязательств Истец ссылалось также на дополнительное соглашение от 10.04.2019 № 1 к договору займа, по условиям которого проценты за пользование суммой займа не начисляются, а также на акт сверки от 25.04.2019, в котором отражено, что задолженность Ответчика перед Истцом составляет 48 625 000 рублей.

В материалах дела имеется также акт сверки от 24.04.2019, из которого следует, что задолженность Ответчика перед Истцом по договору займа составляет 50 000 000 рублей.

Договор займа, дополнительное соглашение к нему от 10.04.2019 № 1, акты сверок от 24.04.2019, от 25.04.2019 подписаны Ответчиком. Заявления о фальсификации указанных доказательства ответчиком сделано не было.

При отсутствии исследования и надлежащей оценки указанных документов не могут быть признаны обоснованными выводы судов о том, что истцом не предоставлено доказательств, подтверждающих существование задолженности, а также доказательств перечисления денежных средств.

Признавая пропущенным срок исковой давности, что явилось самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований, суды не проверили довод Истца о том, что подписав дополнительное соглашение от 10.04.2019 № 1 к договору займа, акт сверки от 25.04.2019, ответчиком совершены действия, свидетельствующие о признании долга.

В соответствии со статьей 203 Гражданского кодекса течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Согласно разъяснениям, изложенным в абзаце 2 пункта 20 Постановления No 43, к действиям, свидетельствующим о признании долга в целях перерыва течения срока исковой давности, в частности, могут относиться: признание претензии; изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа); акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Пунктом 21 Постановления № 43 разъяснено, что перерыв течения срока исковой давности в связи с совершением действий, свидетельствующих о признании долга, может иметь место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения. Вместе с тем по истечении срока исковой давности течение исковой давности начинается заново, если должник или иное обязанное лицо признает свой долг в письменной форме (пункт 2 статьи 206 Гражданского кодекса).

Положения пункта 2 статьи 206 Гражданского кодекса о возможном течении срока исковой давности заново после признания должником в письменной форме суммы долга введены Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», вступившим в действие с 01.06.2015, и с учетом пункта 2 статьи 2 указанного закона применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления в силу данного Федерального закона, если иное не предусмотрено данной статьей.

Исчисляя срок исковой давности с 01.10.2015 (срок возврат займа по
договору), суды не учли, что до заключения договора займа (17.08.2015) вступили в силу изменения, введенные Законом No 42-ФЗ (с 01.06.2015), а письменное признание долга состоялось 25.04.2019.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

✒ Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2022 № 305-ЭС22-5294