03.09.20. Умышленные действия арбитражного управляющего не освобождают страховщика от выплаты страхового возмещения. АГ. НОВОСТИ.

Умышленные действия арбитражного управляющего не освобождают страховщика от выплаты страхового возмещения

Верховный Суд заметил, что отказ в компенсации убытков, возникших в банкротстве, посредством страховой выплаты нарушает право на имущественную защиту от незаконных действий страхователя

01 Сентября 2020

Фотобанк Freepik

Один из экспертов заметил, что, если бы страховая компания не отвечала по убыткам, причиненным умышленными действиями управляющего, институт страхования ответственности управляющего при банкротстве потерял бы актуальность. По мнению другого, обязательное страхование арбитражных управляющих давно является проблемным вопросом банкротства.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 24 августа № 305-ЭС20-4326, в котором указал на недопустимость отказа в возмещении убытков в случае умышленных действий арбитражного управляющего.

Людмила Чернышева исполняла обязанности арбитражного управляющего ЗАО «Сервисная нефтяная компания» в рамках дела № А81-1120/2014 о банкротстве (АС Ямало-Ненецкого автономного округа). В процедуре конкурсного производства она допустила расходование денег из конкурсной массы, признанное АС Волгоградской области незаконным действием в деле № А12-10905/2017, с взысканием в пользу общества убытков на сумму около 4 млн руб. Ответственность арбитражного управляющего была застрахована ООО «Страховая компания “АРСЕНАЛЪ”».

Считая, что под страхование подпадают взысканные в связи с совершенными в конкурсном производстве незаконными расчетными операциями убытки на сумму около 2,6 млн руб., ЗАО «Сервисная нефтяная компания» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании убытков на соответствующую сумму. Первая инстанция, оценив с учетом установленных в деле № А12-10905/2017 обстоятельств характер действий арбитражного управляющего как умышленный, направленный на получение выгоды за счет общества, что в силу п. 1 ст. 963 ГК РФ влечет освобождение от выплаты страхового возмещения, в иске отказала. Апелляция и кассация оставили это решение в силе.

Тогда общество обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой попросило отменить судебные акты как не соответствующие нормам права о страховании ответственности арбитражного управляющего в рамках процедур банкротства и удовлетворить исковые требования.

Рассмотрев жалобу, ВС отметил, что ответственность арбитражного управляющего за причинение убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве, а также иным лицам в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве подлежит обязательному страхованию на основании ст. 24.1 Закона о банкротстве. Целью такого страхования как разновидности страхования ответственности за причинение вреда, осуществляемого в пользу лиц (выгодоприобретателей), которым может быть причинен вред, является гарантированная за счет средств страхового фонда имущественная защита в условиях процедур банкротства.

Закон о банкротстве (п. 5, 7 ст. 24.1), указала высшая инстанция, обязывает страховщика при наличии вступившего в силу решения суда о наступлении ответственности арбитражного управляющего произвести страховую выплату в пользу лица, потерпевшего от действий управляющего.

ВС заметил, что отказ в компенсации возникших у общества в банкротстве убытков посредством выплаты страхового возмещения нарушает его право на имущественную защиту от незаконных действий страхователя – арбитражного управляющего.

Верховный Суд указал, что освобождение компании от выплаты страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя в связи с умышленными действиями страхователя противоречит и п. 1 ст. 963 ГК, поскольку препятствует обществу как пострадавшему от таких действий лицу в возмещении убытков, на случай наступления которых страхование осуществлено.

Также ВС обратил внимание, что в ситуации выплаты в условиях банкротства страхового возмещения в связи с причинением убытков вследствие умышленных действий страховщик защищен возможностью применения предусмотренного законодательством о банкротстве последствия – предъявления регрессного требования к арбитражному управляющему в размере страховой выплаты (п. 9 ст. 24.1 Закона о банкротстве).

Довод компании о том, что возникшие в рассматриваемых обстоятельствах убытки не являются страховым случаем, отмечается в определении, противоречит установленным в деле № А12-10905/2017 обстоятельствам, правилам ст. 69 АПК и указанным нормам Закона о банкротстве. «Возражения компании в отношении характера страхового случая не оказывают влияния на судьбу иска общества, не должного нести негативные последствия от действий арбитражного управляющего», – подчеркнул ВС

Верховный Суд решил принять новый судебный акт, указав, что размер иска обоснован обществом и не опровергнут страховой компанией. Также он отменил решения нижестоящих инстанций и удовлетворил иск общества.

В комментарии «АГ» адвокат, старший партнер АБ «Юрлов и Партнеры» Кирилл Горбатов с сожалением указал, что подобные кейсы, не имеющие в юридической части ничего сложного, доходят до Верховного Суда. Он предположил, что именно поэтому определение получилось лаконичным.

«Безусловно, в настоящем споре должно было изначально применяться правило Lex specialis derogat generali (специальный закон вытесняет общий). Так, если Закон о банкротстве в ст. 24.1 предусматривает возможность регрессного требования страховщика к арбитражному управляющему в связи в том числе с тем, что он причинил убытки должнику и кредиторам умышленно – само собой это подразумевает, что в случае таких умышленных действий заинтересованные лица могут получить убытки со страховой компании, где была застрахована ответственность управляющего. Если бы страховщик не отвечал по убыткам, причиненным управляющим в результате умышленных действий, а нес ответственность только в результате его неумышленных действий (или причиненных по неосторожности), институт страхования ответственности управляющего при банкротстве потерял бы актуальность. Кредиторам и должнику дано безусловное право в случае причинения убытков со стороны управляющего возместить их – в том числе за счет страховой компании, – и им в меньшей степени интересно, умышленно или неумышленно они причинены. Такие вопросы должны быть “отданы на откуп” взаимоотношений управляющего и страховщика», – считает Кирилл Горбатов.

Партнер ООО «Правовая группа» Владимир Шалаев отметил, что обозначенная ВС проблема не нова – обязательное страхование арбитражных управляющих давно является проблемным вопросом банкротства. «Отказаться от него нельзя, учитывая обязательный характер, а получить возмещение зачастую невозможно в принципе», – подчеркнул он.

Эксперт добавил, что взыскание убытков с арбитражного управляющего подразумевает, что действие (бездействие) совершено умышленно или по грубой неосторожности. Между тем, пояснил он, ГК предусматривает, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла. «Возникла ситуация, в которой получить страховое возмещение фактически было нельзя, – резюмировал Владимир Шалаев. – ВС напомнил, что положения Закона о банкротстве о праве на получение страховой выплаты являются специальными по отношению к положениям ГК об основаниях отказа в такой выплате».

Марина Нагорная

НАЗАД К СПИСКУ