03.11.2021 Обзор таможенных споров за октябрь 2021 г. Закон ру

в ДТ. Заявитель настаивал на недопустимости доказательства в виде письма Торгово-промышленной палаты Таиланда, представленное ТО, как полученное с нарушением таможенного законодательства, т.к. нет подтверждений фактического направления запроса и получения ответа (ст. 314 ТК ЕАЭС). Товар № 1 – «подшипники», подсубпозиция — «подшипники шариковые стальные…» – 8482 10 900 1. Товар № 2 «подшипники роликовые конические, стальные…» – 8482 20 000 9. Товар № 3 «подшипники с цилиндрическими роликами, стальные…» – 8482 50 000 9. Товар № 4 «подшипники роликовые сферические…» – 8482 30 000 9 ТН ВЭД ЕАЭС. В целях подтверждения происхождение Общество представило сертификаты, принятые ТО в качестве документов, подтверждающих страну происхождения товара. Выпуск товара произведен в соответствии с заявленной таможенной процедурой без уплаты дополнительно начисленных таможенных платежей. Позднее ТПП Бангкока отозвала сертификаты. Т.е. ТО установил отсутствие подтверждения происхождения товара, принято решение о внесении изменений в ДТ. ТО представлены подтверждения официальной переписки с компетентными органами Бангкока, в результате чего суды согласились с выводом ТО о неподтвержденности обществом страны происхождения товара.

А51-12638/2020 (303-ЭС21-17602)
Спор о признании незаконным решения ТО о внесении изменений в ДТ. Заявитель полагал, что в структуру ТС не предусмотрено включение дополнительных расходов, связанных с ремонтными работами, освидетельствованием и агентскими услугами. Товар — «Морское рыболовное судно». Цена товара 250 000 долларов США. Таможенная стоимость 17 081 227 руб. 50 коп. Обществом использован метод № 1, согласно инвойсу, включая расходы на транспортировку. В подтверждение также были представлены: контракт, документы по транспортировке, калькуляция стоимости перехода, доказательства оплаты стоимости судна, пояснения о физических характеристиках, качестве и репутации на рынке ввозимых товаров и их влиянии на ценообразование. Выпуск товара произведен. Проведена КТП, в рамках которой установлено, что до прибытия на таможенную территорию на судне были проведены ремонтные работы, в результате чего судно претерпело изменения и было ввезено в ином состоянии, чем было приобретено у продавца, а также смена класса и т.п. По мнению ТО расходы не были включены в структуру ТС. Суды единогласно отказали заявителю в требованиях, признав обоснованность действий ТО. Суды отметили, что в качестве основы для определения ТС принимается стоимость, фактически уплаченная или подлежащей уплате за ввезенный товар, которая подтверждена соответствующими коммерческими документами: контрактами, инвойсами на приобретение судна и на произведенные ремонтные операции. Суды сослались на определение КС РФ № 596-О от 27.03.2018 г., в котором указано, что освобождаются только расходы по ремонту и обслуживанию экстренного (аварийного) характера (ст. 277 ТК ЕАЭС).

А40-57303/2020 (305-ЭС21-17859)
В ходе проведения обследования арендуемого помещения ТО принято решение, которым обнаруженные ювелирные изделия в количестве 92 шт. и бриллиант с сертификатом признаны незаконно перемещенными через таможенную границу ЕАЭС. В ходе экспертиз установлены факты нанесения фальшивого оттиска пробирного государственного клейма. Происхождение бриллианта подтверждается сертификатом, выданным Американским геммологическим институтом. В то время как Обществом были представлены копии ГТД, подтверждающие, по его мнению, законность нахождениях спорных товаров на территории РФ, суды, отметили, что копии ГТД представлены без дополнительных листов, спецификаций или других коммерческих документов, содержащих информацию, позволяющую идентифицировать ввезенные по ним товары. А в качестве стран отправления указаны Германия и Таиланд, в то время как странами происхождения изъятых товаров значились Италия, США, Франция, Япония. Суды согласились с ТО и способом определения ТС по стоимости товара, определенного в заключении специалиста.

А41-10540/2020 (305-ЭС21-9393)
Спор о признании незаконным решения ТО в части отказа во внесении изменений в ДТ. Товар – «комплектующие для производства медицинских изделий — слуховых аппаратов». Обществом уплачен НДС по ставкам 18 % и 20 %. По запросу Общества Минпромторг РФ представил письмо, в котором ввезенный товар квалифицирован как сырье и комплектующие для производства медицинских изделий — слуховых аппаратов и со ссылкой на постановление Правительства РФ № 1042 от 30.09.2015 посчитало не подлежащим обложению НДС, т.к. не имеют аналогов, производимых на территории Российской Федерации. ТО отказал во внесении изменений в указанные ДТ, а излишне уплаченные ТП зачтены в счет авансовых платежей на лицевой счет в ЕРЛС. Суды посчитали достаточным основание к отказу в требованиях Общества представлением последним письма МПТ РФ за пределами момента ввоза товаров и отсутствием объективных оснований невозможности его представления в срок. Кроме того, суды подвергли сомнению нормативность указанного письма и источника информации целевого назначения сырья для изделий, указанных в пп. 1 п. 2 ст. 149 НК РФ и отсутствия их аналогов производства в РФ.

А63-6559/2020 (308-ЭС21-17352)
Спор о признании недействительными решений ТО о внесении изменений в сведения, заявленные в ДТ, об обязании ТО устранить допущенное нарушение прав заявителя путем возврата обеспечения исполнения обязательств по уплате налога. Товар – «посадочный материал для высадки в открытый грунт в плодовый питомник, клоновые подвои яблони…», товарный знак отсутствует, марка отсутствует, модель отсутствует, артикул отсутствует. Суды, со ссылкой на постановление Правительства РФ № 908 от 31.12.2004 г., единогласно признали правомерным применение Обществом ставки НДС 10%. Суды не приняли, представленное ТО письмо научного центра с выводами противоположными т.з. декларанта, т.к. имелась неопределенность в правильности идентификации декларируемого товара. ТО настаивал на применении кода 0602 20 200 0 ТН ВЭД и ставке НДС 20%. Товар был выпущен под обеспечение уплаты таможенных сборов. ТО запросил дополнительные материалы: документы, подтверждающие качественные характеристики товара; перевод сертификата качества; детальное фото товара. В случаях, когда взимание НДС производится в связи с ввозом товаров на территорию РФ, а администрирование налога осуществляется таможенными органами, НДС ставка 10%, предусмотренная п. 2 ст. 164 НК РФ, применяется, если ввозимый товар отвечает надлежащему коду ТН ВЭД, а не коду ОКП (определение ВС РФ № 305-КГ18-19119 от 14.03.2019). Спор относительно кода ТН ВЭД отсутствует. Оценив положения ГОСТа 34231-2017, разъяснениям МинФина РФ, изложенным в письме от 31.03.2020 № 03-07-07/25205, суды пришли к выводу о том, что товар подлежит обложению НДС по ставке 10%. Наличие у Общества задолженности по уплате ТП судебные инстанции не установили, а таможня такие доказательства не представила, что стало основание к обязанию ТО возвратить обществу излишне уплаченные ТП.

А43-21664/2020 (301-ЭС21-17334)
Экспорт. Реимпорт. Общество поставило собственную продукцию (заготовки из селенида цинка (ZnSe) в виде окон, оптического качества, обеспечивающие пропускание в диапазоне длины волны 12 000 нм), поместив ее под процедуру экспорта, и вывезло за пределы таможенной территории ЕАЭС. В связи с обнаружением дефекта в заготовках из селенида цинка товар был возвращен. В целях помещения вышеуказанного товара под таможенную процедуру реимпорта, подана ДТ. НДС не начислен и не заявлен к уплате. ТО проведена проверку соблюдения условий помещения товара под ТП реимпорта, направила Обществу требование о внесении изменений в ДТ и предложила уплатить НДС. Общество исчислило и уплатило НДС по ставке 20 %. Товары выпущены. Суды установили, что под процедуру реимпорта Общество задекларировало товар, ранее экспортированный и возвращенный на территорию РФ по причине обнаружения дефекта, в связи с чем требования о признании действий ТО недействительными полностью удовлетворили.

А40-115374/2020 (305-ЭС21-17020)
Спор о признании незаконным решения ТО об отказе в возврате излишне уплаченных сумм НДС и таможенных пошлин. Ввезенные товары включены в Перечень медицинских товаров, ввоз которых на территорию РФ освобождаются от налогообложения НДС (постановление Правительства РФ № 1042 от 30.09.2015 г.). Согласно доводам ТО, при декларировании преференция заявлена не была, неверно указаны коды ТН ВЭД. НДС уплачен за счет денежных средств из авансовых платежей ЕЛС. Обществом были представлены рег. удостоверения на изделия, выданные Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения. Суды согласились с Заявителем в том, что представленные удостоверения содержат сведения о подклассе и наименованиях групп продукции, позволяющие однозначно соотнести данную продукцию с группой (кодом) ОКП (ОКПД2) и ТН ВЭД, и являются самодостаточными для подтверждения льготы по НДС. Суды заключили, что ввезенные товары являются медицинскими изделиями, ввоз которых освобожден от НДС и добавили, что товары подлежали классификации в товарной группе 90 «Инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, прецизионные, медицинские или хирургические …», по субпозициям товарной позиции 9018 «Приборы и устройства, применяемые в медицине, хирургии, стоматологии или ветеринарии …», тем самым признав, что ошибочное определение разделов, групп привело к излишней уплате ТП.

А43-9775/2020 (301-ЭС21-16934)
Экспорт. Реимпорт. Спор о признании недействительным отказа ТО в корректировке сведений, заявленных в ДТ. Товар — «сиденья для стульев», ранее вывезен с территории ЕАЭС по экспорту и помещаемого под ТП реимпорта, в силу чего у Общества возникла обязанность по уплате НДС (ч. 1 ст. 175 289-ФЗ). Контрагент Общества отказался принимать направленный в его адрес товар по причине низкого качества последнего. Общество выбрало процедуру реимпорта, направило письменное обращение о подтверждении соответствия образцов положениям п. 2 ст. 236 ТК ЕАЭС и представило выписки из книг покупок, продаж об отсутствии операций по реализации товара. ТО с целью возмещения уплаты НДС при вывозе направил Обществу запрос о предоставлении документов, которые декларант в установленный срок не представил. ТО отказал в выпуске образцов. Затем было направлено требование о корректировки ДТ. Общество представило ДТ с исчисленным НДС по ставке 20%. Денежные средства были списаны, товар выпущен. Суды посчитали, что обществом была осуществлена двойная уплата НДС за перемещение одного и того же товара, в то время как при ввозе собственного товара в порядке реимпорта объекта налогообложения не возникает. Обратили внимание на отсутствие цели получения какого-либо экономического эффекта при спорном перемещении товара, а также перехода права собственности на перемещаемые образцы.

А45-36581/2019 (304-ЭС21-17128)
Спор о признании недействительными уведомлений ТО о неуплаченных в установленный срок суммах ТП, налогов и пени. Товар — «Части, предназначенные для бурильных машин…». Товары выпущены в соответствии с заявленной таможенной процедурой. Проведена КТП, были истребованы: внешнеэкономические, инвойсы, упаковочные листы по ДТ; документы об оплате; паспорта сделок; договоры транспортных услуг; перевозочные документы; экспортные декларации; документы по страхованию; справка о наличии счетов; бухгалтерские документы; счета-фактуры; техническая документация; разрешительные документы; подтверждающие соответствие техническим регламентам; приказ об учетной политике. Отдельные документы представлены не были. ТО пришел к выводу, что часть оплаченных транспортных расходов не были включены в стоимость сделки, т.е. ее занижение. ТО стоимость товаров определена по методу стоимости сделки с добавлением расходов на организацию авиаперевозки до места прибытия товаров на таможенную территорию (ст. 45 ТК ЕАЭС). Суды отклонили довод общества о том, что увеличение стоимости связано с технологической доработкой в соответствии с потребностями заказчика, как документально не подтвержденные т.к. Обществом не было представлено технологических схем, инженерных решений, проектов, иных документов, свидетельствующих об изменении конструктивного устройства ввозимых товаров, повлиявшего на их удорожание. Заключение специалиста, представленное Обществом в суд, о корректном отражении спорных операций в бухгалтерском учете Заявителя, не опровергло выводов ТО.

А40-145248/2020 (305-ЭС21-17112)
Спор о признании недействительным решения ТО о внесении изменений в сведения, заявленные в ДТ на товары. Товар № 1 «внедорожный самосвал, марки Caterpillar», товар № 2 – «два 40-футовых контейнера с частями кузова товара № 1». Таможенная стоимость определена декларантом от стоимости сделки с товаром. ТО (п. 17 ст. 325 ТК ЕАЭС) в отношении товара № 1 принято решение о внесении изменений в ДТ и определена стоимость резервным методом (ст. 45 ТК ЕАЭС), на основании прайс-листа производителя. Стоимость товара № 2 определена ТО также резервным методом, исходя из сведений из инвойса. ТО установлена взаимосвязь между продавцом и покупателем, выявлено снижения стоимости товара. ТО запрошены дополнительные документы (п. 2 ст. 313 и п. 4 ст. 325 ТК ЕАЭС), было предложено предоставить обеспечение исполнения обязанности по уплате ТП. Сделан вывод, что Обществом не подтвержден механизм формирования и условия предоставления скидки; отсутствуют документы о согласовании поставки; выявлено отличие, заявленной таможенной стоимости от стоимости сделок с однородными товарами, ввезенными официальным представителем производителя, не представлено объяснения отказа поставщика от включения в стоимость товара своей маржи; выявлено влияние взаимосвязи между контрагентами сделки. Суды единогласно отказали в заявленных требованиях.

А40-111679/2020 (305-ЭС21-18885)
Спор о признании незаконными решений ТО о внесении изменений ДТ, уведомлений о не уплаченных в срок суммах ТП, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин, процентов и пеней. Товар – «кормовые добавки для сельскохозяйственных животных». Товар классифицирован в позиции ТН ВЭД 2309 90 «продукты, используемые для кормления животных, прочие» с применением ставка НДС 10% (постановление Правительства РФ № 908 от 31.12.2004 N 908). ТО принял решение об отказе в преференции – ставки НДС 10%. Суды первой и апелляционной инстанции согласились с декларантом, указали, что в разделе «Зерно, комбикорма, кормовые смеси, зерновые отходы» Перечня (908), под кодом 2309 90 ТН ВЭД включены «продукты, используемые для кормления животных (кроме корма для декоративных рыб, декоративных и певчих птиц, кошек и собак)». Т.о., льготная ставка НДС применяется при условии включения наименования и кода ТН ВЭД ввозимого товара в Перечень. В иных случаях оснований для применения льготной ставки налога не имеется. Отсутствие прямого указания конкретного товара в самом оглавлении Перечня само по себе не является основанием для неприменения налоговой льготы. В разделе «зерно, комбикорм, кормовые смеси, зерновые отходы» включены такие товары как мука тонкого и грубого помола из мяса или мясных субпродуктов, рыбы или ракообразных, моллюсков или прочих водных беспозвоночных. Данные товары не являются ни зерном, ни комбикормом, ни кормовой смесью, ни зерновыми отходами, но, тем не менее, включены в Перечень. Кассационный суд не согласился с выводами и отменил судакты нижестоящих инстанций, мотивировав тем, что для применения Перечня необходимо руководствоваться как кодом товара по TH ВЭД ЕАЭС, так и наименованием товара, и только при выполнении двух условий в отношении товаров может применяться ставка НДС – 10 %. В спорной ситуации, по мнению окружного суда, указанный алгоритм не выполнялся. Кроме того, товар должен использоваться для кормления животных, способ использования Перечнем не установлен (ВС РФ № 307-ЭС20-16724 от 02.11.2020, № 307-ЭС20- 15254 от 20.10.2020). Суд сделал вывод, товар не является готовым кормом или готовым продуктом, используемым в качестве самостоятельного продукта питания животного. Обратил внимание на мелкую фасовку тары. Использованную судами ссылку на мнение ВС РФ о публично-значимых целях спорных продуктов и возможность в следствии этого использования ставки НДС 10% Суд, опираясь на мнение ВС РФ в делах № 301-ЭС20-42, № 307-ЭС19- 16894, № 303-КГ18-10893, № 309-КГ18-3403, № 308-КГ18-13197 и т.д., посчитал не вполне достаточным правовым обоснованием для применения спорной льготы, т.к. вступило в силу 01.04.2019 г. и не действовало на момент декларирования товаров.

А32-44499/2019 (308-ЭС21-17981)
Спор о признании недействительным решения ТО о классификации товаров. Товар: «Оросительная система, представляет собой дождевальную установку, движущуюся вокруг фиксированной точки…», классифицирована Декларантом подсубпозиции 8424 81 100 0 ТН ВЭД «механические устройства (с ручным управлением и без него) для метания, разбрызгивания или распыления жидкостей, или порошков; огнетушители заряженные …», ставка ввозной таможенной пошлины 0%. ТО товар переквалифицирован по коду 8424 81 990 0 ТН ВЭД «механические устройства (с ручным управлением или без него) для метания, разбрызгивания или распыления жидкостей, или порошков: огнетушители заряженные …», ставка ввозной таможенной пошлины 5%, т.к. ввезенное оборудование относится к сложным сельскохозяйственным машинам и не является приспособлением. Суд согласился с ТО, признал описание, назначение, характеристики, свойства товара точно соответствуют подсубпозиции 8424 81 990 0 ТН ВЭД ЕАЭС, сослался на мнение ВС РФ из судактов № 308-ЭС19-9319, № 308-ЭС20-7177, № 308-ЭС20-4814, № 308-ЭС20-6775, № 308-ЭС20-7718, в то время как ссылку Заявителя на дело № А40-193279/2019 признал не состоятельной по причине иных спорных обстоятельств. В деле нашли отражение ГОСТ ИСО 11545-2004 «Оборудование сельскохозяйственное оросительное. Машины дождевальные кругового и поступательного действия с дождевальными аппаратами или распылителями. Определение равномерности орошения», а также письмо инженерно-мелиоративного института, в котором утверждается, что дождевальные машины, вне зависимости от их конструкции относятся к сельскохозяйственному оборудованию.

А62-7048/2020 (310-ЭС21-18174)
Спор о признании незаконным решения о взыскании денежных средств со счетов в бесспорном порядке и о классификации товаров в соответствии с единой товарной номенклатурой. Заявитель посчитал, что выбор классификация товара ТО в подсубпозиции 8482 91 900 0 ТН ВЭД – неверен, поскольку ввезенный товар не является подшипниками, а является неполированными металлическими шарами, подлежащими классификации в подсубпозиции 7325 91 000 0 ТН ВЭД. Был ввезен товар: «Шары, перемалывающие литые из черных металлов для мельниц помола минеральных веществ». В ходе проведенной ВТП было установлено, что ввезенными товарами являются — «Шариками» или «Стальными шариками» (Ball, Steel ball). Все ввезенные и оформленные по указанным ДТ товары, имеют установленную степень точности (G), что также не заявлено в описании товара и отсутствует в формализованных коммерческих документах. Соответствие качества поставляемого товара подтверждается сертификатом качества изготовителя и отправляется вместе с товаром. Суды в том числе анализировали информацию от конечных потребителей ввезенного товара, приняли во внимание положения стандарта ГОСТ 3722-2014 «Подшипники качения. Шарики стальные. Технические условия», международного стандарта, стандарты КНР, установили, что спорный товар — стальные шарики соответствует ГОСТ 3722-2014 «Подшипники качения. Шарики стальные. Технические условия» и являются полированными, диаметр шариков полностью идентифицируется с номинальными диаметрами шариков, указанных в ГОСТ 3722-2014; Товар по своему наименованию, характеристикам (материал из которого изготовлены, размеры, твердость, степень точности, включающую в себя шероховатость поверхности), не являются шарами, перемалывающими из черных металлов для мельниц помола минеральных веществ/шарами стальными перемалывающими для измельчения материалов. Спорные товары включены в перечень товаров, в отношении которых введены антидемпинговые пошлины, установленные решением Коллегии ЕЭК № 197 от 17.09.2013 «О продлении применения антидемпинговой меры в отношении подшипников качения, происходящих из КНР …» и решением № 139 от 21.08.2018 г., где в отношении ввезенных товаров максимальный размер антидемпинговой пошлины равен 41,5% от таможенной стоимости товаров.

А51-7730/2020 (303-ЭС21-18431)
Ввезена продукция морского промысла, изготовленная на рыбоперерабатывающем судне за пределами территориального моря и исключительной экономической зоны РФ из рыбы, выловленной за пределами территориального моря и исключительной экономической зоны. Декларантом был заявлен товар: «Сайра тихоокеанская, неразделанная, мороженая, глазированная в мешках по 20 кг», классификационный код 0303 59 900 9 ТН ВЭД. Заявителем был представлен довод о неправомерном применении положения Технического регламента ЕЭС «О безопасности рыбы и рыбной продукции» № 040/2016, поскольку налоговым законодательством не предусмотрено использование терминов и определений других отраслей права. Заявитель не согласился с выводом о том, что изготовление мороженой рыбопродукции является операцией по обеспечению сохранности товара в процессе его хранения или транспортировки. В споре был поднят вопрос об основании освобождения от уплаты НДС как страны происхождения ввезенной рыбопродукции, в то время как заявитель считает, что д.б. с государственной принадлежностью ее производителя. При это страной происхождения товара заявлена РФ. Декларантом в ДТ заявлена льгота в виде освобождения от уплаты ввозной ТП в отношении продукции судов государств-членов ЕАЭС, а также судов, арендованных, в виде освобождения от уплаты НДС. Товар был выпущен для внутреннего потребления с предоставлением льготы по уплате ТП и НДС. В ходе КТП
было установлено происхождение товара, добытого в Мировом океане японскими судами и приобретенный у них обществом, что нарушает положения решения № 317 от 18.06.2010. Обстоятельство послужило основанием к отказу в освобождении от уплаты НДС. Замороженная рыба перегружалась с японских судов на судно общества вне территориальных вод РФ, что послужило основанием к выводу о том, что ввезенный товар не является продукцией морского промысла, полностью произведенной в РФ.  Судебные инстанции указали что для определения страны происхождения мороженой продукции, полученной на российском судне в открытом море из рыбы, выловленной иностранными судами за пределами территориальных, необходимо руководствоваться критериями достаточной переработки товаров, установленными Правилами, а спорный товар не является выловленным или переработанным рыбопромышленным предприятием РФ, ввоз данных товаров не может освобождаться от уплаты НДС, а подлежит применению ставка НДС – 10%.

А56-11522/2020 (307-ЭС21-18360)
Спор о признании недействительным решения ТО о классификации товара, а также об обязании устранить нарушение прав заявителя путем возврата излишне уплаченных ТП. Заявитель посчитал не корректным классификацию ввезенного товара по коду 8528 71 990 0 ТН ВЭД. Настаивает на том, что товар -это запасные части для дальнейшего производства приставки цифрового телевидения. Аргументом послужило то обстоятельство, что для создания конечного продукта недостаточно лишь сборочных операций, требуется совершить иные операции, как-то — установить в процессе производства криптомодуль, который дешифрует входящий поток), после которых компоненты обретут основное свойство завершенного товара, т.е. будут иметь способность принимать цифровое телевидение и передавать изображение на экран телевизора. Общество ввезло части, предназначенные для сборки приемника цифрового телевидения: товар № 1 — «части пластиковых корпусов прямоугольной формы для IPTV приставки IMAQLIQ GBOX X…», товар № 2 — «электронные модули для приемников цифрового телевидения …» и т.д., включая, винты, коробки картонные, пластиковые пакеты, пульты ДУ. В ходе рассмотрения спора суды обратили внимание на правило 2 (а) ОПИ ТН ВЭД, где любая ссылка в наименовании товарной позиции на какой-либо товар должна рассматриваться и как ссылка на такой товар в некомплектном или незавершенном виде при условии, что, будучи представленным в некомплектном или незавершенном виде, этот товар обладает основным свойством комплектного или завершенного товара, любое упоминание машины или устройства относится не только к завершенной машине, но и к незавершенной машине (то есть собранной из частей настолько полно, что она уже обладает главными существенными признаками завершенной машины). Суды отклонили довод общества о том, что оно изготавливает платы, которые затем методом пайки устанавливает на электронные модули приемников цифрового телевидения, соответственно, без указанной высокотехнологической операции приемник цифрового телевидения не является готовым товаром и не может эксплуатироваться для воспроизведения зашифрованных видеопотоков. Экспертом товары идентифицированы как части, предназначенные для сборки приемника, для чего необходимо выполнить простые сборочные операции (манипуляции) с применением ручного инструмента (отвертки), а, следовательно, ввезенные товары являются приемниками цифрового телевидения в несобранном виде. При этом вторая часть упомянутого правила 2(а) ОПИ ТН ВЭД предусматривает, что комплектные или готовые изделия, представленные в несобранном или разобранном виде, классифицируются в тех же товарных позициях, что и собранные изделия. Товары бывают представлены подобным образом обычно в связи с требованиями упаковки, погрузочно-разгрузочных операций или транспортировки, а термин «товары, представленные в несобранном или разобранном виде» означает изделия, компоненты которых должны собираться с помощью крепежного материала (винтов, гаек, болтов и др.), или же, например, клепкой или сваркой, при условии, что для этого требуются лишь сборочные операции. Не следует принимать во внимание в этом случае сложность сборки и только компоненты в количестве, превышающем необходимое для завершенной машины, подлежат классификации как отдельный товар. Обществом не опровергнуто, что фактически по спорной ДТ обществом ввезен комплект элементов для сборки 7064 приемников. Поскольку товары представляют собой комплектующие для они должны рассматриваться как полностью комплектные и собранные приемники. Суды пришли к выводу о законности решения таможенного органа.

А53-11278/2020 (308-ЭС21-15969)
Спор о признании незаконным решения о внесении изменений в ДТ. Таможенная стоимость определена по первому методу (по стоимости сделки). После выпуска товаров ТО установлено не включение обществом транспортных расходов в ТС ввезенных товаров, что повлекло уменьшение суммы подлежащих уплате ТП. Договором предусмотрено, что сумма к оплате услуг экспедитора включает в себя вознаграждение экспедитора и суммы понесенных расходов по исполнению поручений клиента. Согласно представленным обществом документам, декларанту экспедитором оказаны услуги по международной перевозке товаров морским транспортом, включающие в себя морской фрахт, демередж, расформирование и страхование. При вынесении судебных актов суды пришли к выводу о том, что размер стоимости оказанной обществу услуги по транспортировке товаров указан в выставленных инвойсах и таможенным органом не опровергнут. Вместе с тем суд кассационной инстанции отменяя судебные акты нижестоящих судов и отправляя дело в первую обратил внимание, что не определена правовая природа денежных средств, связанных с выплатой экспедитору вознаграждения, и фактические обстоятельства, связанные с их уплатой, в частности спорные услуги оказаны за пределами РФ, а значить, вознаграждение относится к услугам по транспортно-экспедиционному обслуживанию в отношении движения товара до границы с РФ.

А63-8414/2020 (308-ЭС21-18623)
Спор о признании недействительными решений о классификации товара. Товар представляет собой пасты проводниковые серебросодержащие (композиционные), суспензии порошков серебра и стеклопорошков (оксида) в органическом связующем, предназначенные для формирования проводящих покрытий методом трафаретной печати с последующим вжиганием на воздухе; областью применения спорного товара не является производство керамики, эмали или стекла; марки пасты проводниковые серебросодержащие предназначены для нанесения на кремниевую и керамическую поверхность, но не на стекло и слюду. Задекларированы под кодом ТН ВЭД – 3207 30 000 0 «Глянцы жидкие и аналогичные препараты», в соответствии с паспортами безопасности, техническими условиями, техническими требованиями, инвойсами, реестрами отгрузки, спецификациями и другими документами, приложенными к ДТ. ТО не согласился с выбором обществом кода ТН ВЭД и посчитала обоснованным классификацию в подсубпозиции 7106 92 000 0 ТН ВЭД «Серебро (включая серебро с гальваническим покрытием из золота или платины), в полуобработанном виде». Суды пришли к выводу, что в данном случае у ТО отсутствовали основания для классификации товара в подсубпозиции 7106 92 000 0 ТН ВЭД и начисления дополнительных ТП, т.к. согласно письму производителя товара пасты рекомендуется использовать в электротехнической промышленности, соответственно для нанесения на поверхность стекла, для нанесения на поверхность керамики (керамические конденсаторы), кремния, в том числе покрытого фосфорсиликатным стеклом (солнечные элементы) методом трафаретной печати (шелкографии) с последующим вжиганием на воздухе; основной функцией данных паст является создание токопроводящих слоев на поверхности стекла для обеспечения его нагрева или на поверхности керамики, кремния. Пасты состоят из основных компонентов: органическое связующее (придает пасте жидкую форму и нужную вязкость), порошок серебра (создает токопроводящий слой на поверхности подложки) и стеклопорошок (создает контакт между поверхностью стекла, керамики, кремния и проводящим слоем серебра). В дело было представлено заключения специалиста инженера-химика-технолога, из которого товар не является сплавом, а является препаратом аналогичным жидкому глянцу; товар находится в жидком состоянии и является препаратом на основе серебра, диспергированного в коллодии или терпинеоле (или аналогичном органическом растворителе), используемым для нанесения на слюду или стекло в электротехнической или керамической промышленности. Суды признали правоту декларанта.

А40-165019/2020 (305-ЭС21-19009)
Cпор об обязании возвратить из бюджета излишне взысканную сумму ТП, пени, как следствие необоснованного, по мнению декларанта, изменения ТО классификационного кода декларируемого товара и последующее за этим выставление требований об уплате ТО и пеней, уплаченных обществом в добровольном порядке. Удовлетворяя требования общества суды сослались на положения Международной конвенцией об упрощении и гармонизации таможенных процедур (Киото, 18.05.1973 г.), в которой установлено, что возврат пошлин и налогов производится в случаях их излишнего взыскания в результате ошибки, допущенной при их начислении. Согласно правовой позиции КС РФ, в случае допущения налогоплательщиком переплаты некоей суммы налога на данную сумму распространяются все конституционные гарантии права собственности, поскольку ее уплата в таком случае произведена при отсутствии законного на то основания (№ 32-П от 31.10.2019 г., № 381-О-П от 08.02.2007 г., № 959-О от 25.05.2017 г.), а также правовыми позициями, изложенными в Обзоре судебной практики ВС РФ N 3 (2018), определениях ВС РФ от 14.05.2020 N 307-ЭС19-18595, от 16.05.2019 N 305-ЭС19-344, от 22.03.2018 N 303-КГ17-20407, постановлениях и определениях КС РФ от 24.03.2017 N 9-П, от 21.06.2001 N 173-О, от 03.07.2008 N 630-О-П. Суд кассационной инстанции со ссылкой на 49 Пленум ВС РФ п. 34 указал, что заинтересованное лицо вправе обратиться непосредственно в суд с имущественным требованием о возложении на таможенный орган обязанности по возврату излишне внесенных в бюджет платежей в течение трех лет со дня, когда плательщик узнал или должен был узнать о нарушении своего права (об излишнем внесении таможенных платежей в бюджет). При этом обращение в суд с имущественным требованием о возврате таможенных платежей, поступивших в бюджет излишне, не предполагает необходимости соблюдения административной процедуры возврата. Заявленное требование должно быть рассмотрено судом по существу независимо от того, оспаривалось ли в отдельном судебном порядке решение таможенного органа, послужившее основанием для излишнего внесения таможенных платежей в бюджет. Аналогичным образом позиция выражена и в постановлении ВАС РФ от 10.02.2009 N 8605/08 и выше приведенных судебных актах ВС РФ (344, 20407). При этом суды подтвердили правильность классификации товаров обществом и как следствие его право на возврат излишне уплаченных ТП, при соблюдении срока обращения в суд. Суд отклонил доводы ТО о том, что уведомление не является мерой взыскания ТП на том основании, что согласно ч. 6 ст. 71 ФЗ N 289-ФЗ направление плательщику уведомления является необходимым условием применения ТО мер по взысканию ТП, а, следовательно, направление уведомления является составной частью процедуры принудительного взыскания. Также отклонил суд и довод об обязательном предварительном обращении в ТО в административном порядке для изменения сведений о ТС, указанных в декларации, который возникает в тех случаях, когда после выпуска товаров заинтересованное лицо получает возможность доказать иной размер заявленной до выпуска (скорректированной по результатам таможенного контроля) ТС в связи со вновь полученными документами, влияющими на достоверность определения ТС. В этих случаях перечисление таможенных платежей в бюджет в излишнем размере является результатом ошибки декларанта, которая должна быть исправлена им, а ТО — предоставлена возможность осуществить ТК в целях проверки факта наличия ошибки и возникновения переплаты. Суды признали отсутствующим у ТО основания для корректировки таможенной стоимости.

А40-124334/2020 (305-ЭС21-19101)
Товар: «Пленка из ПВХ для производства натяжных потолков в жилых помещениях и общественных зданиях…». ТС определена методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами. Обществом по запросу ТО представлены дополнительные документы на ввезенные товары по результатам изучения которых ТО приняты решения о корректировке ТС, внесении изменений в ДТ. ТС административным органом определена по резервному методу (метод 6, ст. 45 ТК ЕАЭС), на основе имеющейся в таможенном органе информации о стоимости сделки с однородными товарами того же класса (вида). Проведена КТП в ходе которой таможней получены файлы, содержащие документы и сведения по рассматриваемым поставкам товаров (инвойсы, упаковочные листы, коносаменты, фотографии товаров и транспортных средств перевозки и другое). Таможней при анализе полученных документов установлено, что имеющиеся в них сведения идентифицируются со сведениями, заявленными в рассматриваемых ДТ, а именно совпадают: получатель и отправитель товара, адрес получателя, номера контейнеров, вес «нетто»/«брутто» товаров, условия поставки, артикулы товаров и их количество, номера инвойсов с номерами заказов. Вместе с тем, по мнению ТО, в части заявленной ТС выявлены значительные расхождения, но суды усомнились в доказательственной силе представленных ТО документах. Цитируя постановление ВАС РФ № 13643/04 от 19.04.2005, суды указали, на необходимость наличия документального подтверждения заключения сделки в любой непротиворечащей закону форме или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам. Суды упомянули ФЗ «О бухгалтерском учете», в частности отметили, что в соответствии с п. 1 и п. 2 ч. 1 ст. 2 ФЗ № 402-ФЗ, его действие распространяется на коммерческие и некоммерческие организации, а также и на государственные органы, а в соответствии с ч. 1 ст. 9 Закона, юридическое лицо обязано оформлять каждый факт хозяйственной жизни первичными учетными документами. Т.о. суды отметили, что для опровержения должностными лицами заявленной обществом ТС необходимы первичные документы, опровергающие заявленные сведения, а не копии созданных кем-то бумаг. Т.е. ТО для решения о внесении изменений в ДТ, должен был использовать документы, которые имеют юридическую силу, являющиеся первичными документами и порождающими гражданско-правовые последствия. Вопреки доводам ФТС России суды заключили, что таможенный орган сделал вывод не о наличии доказательств заявления недостоверных сведений о таможенной стоимости, а исключительно о том, что не устранен признак недостоверности сведений о таможенной стоимости.

А76-2978/2020 (309-ЭС21-18740)
Оспаривалось решение ТО о внесении изменений в ДТ. Ввезен товар: «Электроды графитированные для электропечей марки UHP в комплекте с ниппелями», товарной подсубпозиции 8545110020 ТН ВЭД, ТС определена методом по стоимости сделки (метод № 1). В ходе КТП установлено отличие цены сделки от содержащейся в базах данных ТО по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию ЕАЭС в тот же период времени. При сравнительном анализе стоимости однородных товаров того же производителя установлено, что уровень заявленной ТС в три раза ниже уровня аналогичных товаров, ввозимых за период, не превышающий 90 дней, предшествующий регистрации ДТ, несоответствия между номерами и датами инвойсов. В ответ общество сообщило, что запрошенные инвойсы не могут быть предоставлены по причине их отсутствия. ТО посчитал, что фактически товар по спорным декларациям экспортировался по договору цессии, а не по контракту; отмечает, что о фактическом исполнении договора цессии свидетельствует указание в экспортных документах реквизитов договора цессии, а не договора купли-продажи (на копию которого ссылалось общество), а также уведомление об уступке права требования, направленное производителю. ТО посчитал, что договор цессии мог повлиять на величину таможенной стоимости ввезенного товара, что не соответствует условиям применения метод № 1 (раздел 2 Правил, утвержденных Решением ЕАЭК от 20.12.2012 № 283). ТО применил резервный метод (метод № 6, ст. 45 ТК ЕАЭС) — по стоимости сделки с однородными товарами. Так же ТО усомнился в существование и исполнение контракта ввиду непредставления его оригинала. На что суды отметили, что отсутствие единого документа, содержащего оригинальные подписи и печати сторон само по себе, не свидетельствует о том, что такой контракт не был заключен и не исполнялся; в тексте контракта имеется пункт о возможности обмена документами в электронном виде с сохранением той же юридической силы до получения оригиналов,  а факт заключения и исполнения контракта кроме прочего подтвержден паспортом сделки на контракт, платежными поручениями об оплате, ответом поставщика на претензию покупателя. Обществом были представлены счета-фактура, аналог проформа-инвойс, инвойсы, на основании которых выдан сертификат происхождения товара и суды пришли к выводу об идентичности содержащейся в них информации. Отклоняя все доводы ТО суды обратили внимание, что контракт обществом был заключен непосредственно с производителем ввезенного товара, в то время как ТО анализировались условия контрактов, заключены с посредниками, их количество не установлено, следовательно, условия ввоза являются несопоставимыми. Т.о. цена ввозимых товаров не может быть отклонена по мотиву одного лишь несогласия ТО с ее более низким уровнем в сравнении с ценами на однородные ввозимые товары.

А62-1280/2020 (310-ЭС21-18844)
Оспаривалось решение ТО о квалификации ввезенных товаров, о внесении изменений в ДТ, уведомлений о неуплаченных ТП, налогов, т.д., обязании ТО возвратить излишне взысканную ТП, НДС. Товар: «Запасные части для ремонта и обслуживания промышленной газовой турбины, вырабатывающей электрическую и тепловую энергию, производитель Siemens». Заявлен код ТН ВЭД ЕАЭС 8411 99 001 9. По результатам КТП товар классифицирован в товарной подсубпозиции 8411 99 009 8. Первой инстанцией требования заявителя были удовлетворены, но апелляционный суд отменяя решение указал, что в соответствии с ТН ВЭД в подсубпозиции 8411 99 001 1 и 8411 99 009 8 включаются лопасти (крылья) ротора для газовых турбин, независимо от того, функционирует ли газовая турбина как первичный двигатель в сочетании с электрическим генератором или нет. Согласно ГОСТу 51852-2001 (ИСО 3977-1) «Установки газотурбинные. Термины и определения» газотурбинный двигатель (ГТД) — машина, предназначенная для преобразования тепловой энергии в механическую. Таким образом, газовые турбины, предназначенные для работы в составе газотурбинной установки (ГТУ), в соответствии с ОПИ 1 и 6 классифицируются в товарной позиции 8411 ТН ВЭД ЕАЭС «Двигатели турбореактивные и турбовинтовые, газовые турбины прочие» исходя из их мощности. Соответственно классификация запасных частей производится исходя из значения мощности газовой турбины. Суд пришел к выводу, что мощность газовой турбины, которая является одним из компонентов ГТУ, составляет более 50 МВт, в связи с чем спорные товары правомерно классифицированы таможенным органом в подсубпозиции 8411 99 009 8 ТН ВЭД ЕАЭС. Вывод согласуются с правовой позицией ВС РФ, изложенной в определениях № 307-КГ18-21203 от 24.12.2018 г. и № 305-ЭС20-2812 от 27.03.2020 г.

А76-20899/2020 (309-ЭС21-18744)
Спор о признании недействительным решения ТО об отказе внесения изменений в сведения, заявленные в ДТ после выпуска товаров. Товар — стальные (биметаллические) планки. Общество обратилось в таможню с заявлением о внесении изменений (дополнений) в ДТ и возврате излишне уплаченных ТП, сославшись в том числе на ответ Таможенного криминального ведомства Германии, сообщившее, что по результатам проверки документов, представленных в рамках таможенного оформления товаров, признаков правонарушения не выявлено, то есть, весовые, количественные и стоимостные характеристики товаров, заявленные при декларировании первоначально, соответствуют сведениям, содержащимися в экспортных декларациях страны вывоза (Германия). Несоответствий по весу брутто, нетто, количеству и стоимости, товаров в представленных декларантом документах и сведениях не выявлены. В тоже время, после завершения таможенной процедуры «выпуск для внутреннего потребления», товары были помещены на склад общества где в ходе их приемки выявлена недостача поставленных товаров на сумму свыше 550 тыс. евро, что зафиксировано сторонами в протоколе и в акте частичной приемки-поставки товара. В связи с недостачей, поставщиком предоставлены скорректированные инвойсы, в результате товар оприходован в объеме меньшем на указанную сумму и скорректированы договорные обязательства и подписаны дополнительное соглашение. Суды, соглашаясь с точкой зрения общества, обратили внимание, что основанием для обращения декларанта в ТО с заявлением о возврате излишне уплаченных ТП является выявленная недостоверность сведений, содержащихся в ДТ. При этом декларант должен подтвердить достоверными документами, которые не были предметом проверки и оценки таможенного органа в рамках ТК, начатого до выпуска товаров, необходимость внесения изменений. Суды из ведомости банковского контроля установили, что товар продекларирован на полную сумму поставки, превышает фактическую на указанные 550 тыс.евро., что привело к излишней уплате обществом ТП, как и возникновение права на вычет по НДС в сумме выше причитающейся. Суды дали оценку основаниям отказа ТО в разрешении на внесении изменений по причине расхождениями в представленных декларантом документах, а также непредставлением контракта, дополнительных соглашений, спецификации, инвойсов с измененными сведениями, документов по оплате, требованиям ТО о представлении дополнительной информации а именно: результаты базового и окончательного инжиниринга, акты приема-передачи результатов инжиниринга, чертежи полученных планок, чертежи оборудования, с возможностью идентифицировать количество и вес планок, устанавливаемых на станины и подушки стана; технологию проведения ремонта; фотографии установленных планок, позволяющие идентифицировать количественные характеристики, представленные обществом для контроля и согласились удовлетворить требования общества.

А06-8255/2018 (306-ЭС21-19186)
Суды согласились с декларантом в споре о признании незаконным решения ТО о корректировке таможенной стоимости связанные с необоснованным включением в структуру таможенной стоимости транспортных расходов при транспортировке товаров по территории Союза. Товар: «сырье коксохимическое для производства технического углерода…», страной происхождения и отправления товаров является Украина. Обществом в обоснование заявленной ТС были представлены контракт, дополнительное соглашение, экспортная таможенная декларация, счет-фактура, железнодорожные накладные. С учетом выявленных признаков недостоверности представленных сведений ТО были запрошены дополнительные документы и информация. Исполняя требование общество представило: договоры перевозки, дополнительные соглашения, платежные поручения по оплате транспортировки, акт оказанных услуг к договору перевозки, счета-фактуры, письма ОАО «РЖД», пояснения о стоимости транспортировки товара. В результате анализа ТО вынес решение о корректировке ТС, согласно которому обществу необходимо внести изменения в ДТ в части ТС. Суд первой инстанции согласился с неправомерностью включения НДС, но усомнился в выполнении обществом требований п. 10 ст. 38 и п. 2 ст. 40 ТК ЕАЭС в связи с не выделением отдельно расходов по перевозке по территории Союза. Суд указал, что отсутствие раздельного указания стоимости перевозки ввозимых товаров по таможенной территории от места прибытия товаров само по себе не означает отсутствие оснований для исключения таких расходов из ТС. Не подлежит сомнению, что стоимость до места прибытия товаров на таможенную территорию ЕАЭС подлежит включению в таможенную стоимость ввозимых товаров (ВС РФ № 305-ЭС20-14096 от 23.12.2020, № 307-ЭС20-13121 от 22.1.2020). Апелляционная инстанция в дополнительном постановлении определила, что расчет сумм таможенных платежей должен быть определен только с учетом транспортных расходов до станции прибытия на территорию Союза, указал, что ТО без доказательно произвел включение в таможенную стоимость транспортных расходов за весь путь до станции назначения на территории Союза, что привело к увеличению ТП, в связи с чем обязал ТО возвратить обществу излишне уплаченные ТП.

А56-15561/2020 (307-ЭС21-19730)
В то время как первая и апелляционная инстанция согласились с доводами общества и признали действия ТО незаконными, окружной суд вернул дело в первую инстанцию по следующим причинам. Спор о внесении изменений в сведения ДТ. Товар: различные наименования одежды, обуви, ткань, товары народного потребления, оборудование, строительные материалы и пр. ТС определена по стоимости сделки с ввозимыми товарами, товары выпущены. После выпуска ТО установила, что сведения о цене товар, являющейся основой для расчета ТС, недостоверны. По итогам проверки ТО принято решение о внесении изменений в ДТ, направлены уведомления о неуплаченных ТП. Камнем преткновения настоящего спора стали документы, представленные таможенной службой страны отправления груза – Латвийской Республикой, критически воспринятые суда до кассации. В тоже время, судами отмечалось, что обществом представлены документы: коносаменты, упаковочные листы; контракт, спецификации, инвойсы; др. В тоже время ТО в ходе ВТП и на основании документов из Латвии, решил, что стоимость ввезенного товара по каждой из рассматриваемых в настоящем деле ДТ существенно превышает заявленную обществом при декларировании. ТО обращал внимание судов на тот факт, что поставка товара в рамках внешнеэкономической деятельности является единым непрерывным процессом, совершаемым сторонами сделки по обе стороны границы, и оформляемые при этом документы должны соответствовать содержанию сделки и не должны противоречить документам, составленным иностранным контрагентом, включая документы, представляемые им в таможенные органы страны отправления, что в настоящем споре имело место быть. Кассационная инстанция обратила внимание на эти обстоятельства и указала нижестоящим судам, что при наличии документов, свидетельствующих о поставке товара по иной цене, нежели заявлена декларантом при таможенном оформлении, такие документы не могут быть отклонены только на том основании, что при декларировании товара представлены необходимые документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость товара. Т.о. возникла необходимость в устранении всех сомнений относительно заявленной обществом стоимости товара, что не было сделано в предыдущих судебных разбирательствах.

А43-31895/2020 (301-ЭС21-19921)
Экспорт. Реимпорт. Основанием спора стало необоснованное мнение ТО необходимости уплаты НДС при помещении товаров под процедуру реимпорта, в отношении которых применялась процедура экспорта и возможность освобождения декларанта от уплаты НДС предусмотрена только в случае предоставления последним документа налогового органа, подтверждающего, что суммы НДС не были возвращены плательщику в связи с вывозом товаров в таможенной процедуре экспорта, в то время как обществом такой документ не представлен. Товар: «шрот подсолнечный, гранулированный, для кормовых целей», помещенный под процедуру экспорта, и вывезенное за пределы таможенной территории ЕАЭС. Покупатель отказался принимать товар по причине низкого качества и вернул продавцу, который, в свою очередь, поместил товар под процедуру реимпорта. Общество отразило в ДТ, что НДС не уплачивался, в графе 47 ДТ условно рассчитан к уплате НДС по ставке 10 % (пп. 4 п. 2 ст. 164 НК РФ). По результатам проверки ТО потребовал уплатить заявленный НДС. Согласно ст. 164 НК РФ налогообложение осуществляется по ставке 0 % при условии представления необходимых документов. Суды отметили, что в данном случае при ввозе на территорию РФ товара в порядке реимпорта объекта налогообложения не возникает, а, следовательно, обязанность по уплате НДС у общества отсутствовала, отметив, что законодательством не установлен конкретный перечень документов, которые декларант обязан представить в целях соблюдения требований помещения товаров под таможенную процедуру реимпорта (пп. 3 п. 2 ст. 236 ТК ЕАЭС). Также судами было отмечен — экспорт товара и реимпорт товара осуществлен в один налоговый период (квартал), что с указывает на отсутствие у общества возможности получения возврата (возмещения) НДС в связи с экспортом товаров. Суды согласились с доводами заявителя и признали действия ТО незаконными.

А32-11726/2020 (308-ЭС21-19328)
Спор о классификации товаров по ТН ВЭД. Суды, признав отсутствующими у ТО оснований для классификации товара в подсубпозиции 4011 20 900 0 ТН ВЭД и начисления дополнительных ТП, признали действия административного органа незаконным. Товар: «Шина пневматическая резиновая, новая для транспортных средств, используемых в строительстве и промышленности, а также для перевозки грузов». Проводя проверку, ТО истребовал у общества сведения по использованию товарного знака и коносамента, а позже принял решение о проведении таможенной экспертизы. Согласно заключения шины предназначены для использования на грузовых механических транспортных средствах и прицепах (автомобилях, автобусах, прицепах и полуприцепах). В этой связи ТО принял решение о классификации товаров коду 4011 20 900 0 ТН ВЭД «Шины (покрышки) пневматические резиновые новые для автобусов или моторных транспортных средств для перевозки грузов» и выставила декларанту требование о внесении изменений в ДТ. Обществом же товар был классифицирован в подсубпозиции 4011 80 000 0 ТН ВЭД «шины и покрышки пневматические резиновые новые для транспортных средств и машин, используемых в строительстве, горном деле или промышленности». Основным классификационным признаком шин в рамках товарной позиции 4011 ТН ВЭД является вид и предназначение транспорта, для которого данные шины предназначены, а также область применения данных шин. Проведенная уже судебная экспертиза выявила, что спорные шины не могут быть установлены на автобусах и моторных транспортных средствах, поскольку, при передвижении по дорогам с капитальным покрытием будут издавать много шума в связи с конструктивной особенностью, что недопустимо при использовании на моторных транспортных средствах и автобусах. То есть ввезены именно шины повышенной проходимости и предназначенных для особых условий эксплуатации – бездорожья: в строительстве, горном деле, карьерах, нефтяных месторождениях, промышленности, с карьерным рисунком протектора, а вид транспортных средств, для эксплуатации которых предназначены спорные шины, определен судебным экспертом как специальное транспортное средство: автобетоносмеситель, автокран и иная спецтехника, также определено и предназначение транспорта – для использования в строительстве. Учитывая аналогичную позицию ВС РФ № 306-ЭС19-11186 от 25.07.2019 суды удовлетворили требования декларанта.

А43-32978/2020 (301-ЭС21-19458)
Товар: «клемма минусовая (массовая) аккумуляторной батареи», заявлен классификационный код товара 8536 90 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС, предназначенный для классификации аппаратуры электрической для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях и т.д. и которому соответствует ставка ввозной таможенной пошлины – 0 %. После выпуска ТО по результатам проверки вынесено решение о классификации товара в подсубпозиции 9030 31 000 0 ТН ВЭД ЕАЭС «осциллоскопы, анализаторы спектра, прочие приборы и аппаратура для измерения или контроля электрических величин …» ставка ввозной таможенной пошлины – 5 %. Следует отметить, что коду ТН ВЭД 8536 90 100 0 соответствует товарная позиция: 85 – электрические машины и оборудование, их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука, их части и принадлежности; 8536 – аппаратура электрическая для коммутации или защиты электрических цепей или для подсоединений к электрическим цепям или в электрических цепях (например, выключатели, переключатели, прерыватели, реле, плавкие предохранители, гасители скачков напряжения, штепсельные вилки и т.д.) на напряжение не более 1000 В; соединители для волокон оптических, волоконно-оптических жгутов или кабелей; 8536 90 – устройства прочие; 8536 90 100 0 – соединители и контактные элементы для проводов и кабелей). Согласно пояснениям к ТН ВЭД ЕАЭС в подсубпозицию 8536 90 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС (соединители и контактные элементы для проводов и кабелей) включаются все оконечные устройства, устанавливаемые на концах проводов или кабелей для электрической коммутации способами, отличными от штепселирования (например, обжим, завинчивание, спайка или клеммы). В тоже время в подсубпозиции 9030 31 000 0 ТН ВЭД (выбранный ТО) относятся: приборы измерительные универсальные без записывающего устройства. Согласно пояснениям к ТН ВЭД ЕАЭС товары для измерения и контроля электрических величин, относящиеся к товарной позиции 9030, делятся на определенные типы (индикаторный или записывающий), также их можно подразделить в зависимости от режима работы на несколько категорий (магнитоэлектрические приборы, электромагнитные приборы, электродинамические приборы и другие), определяется и тип электрических измерений (измерение силы электрических токов, измерение мощности, измерение емкости и индуктивности). Суды установили, что способом крепления оконечного устройства (электрических соединителей) на концах проводов или кабелей сети является пайка, завинчивание, но не штепселирование, ввиду отсутствия на хвостовике электрических соединителей штепселей; приняв во внимание, что соединительная функция является основной для спорного товара и наименование подсубпозиции 8536 90 100 0 «соединительные и контактные элементы для проводов и кабелей» более точно и конкретно описывает принципы работы товара и наличия в нем элементов, определяющих его основную функцию, что подтверждается и заключениями таможенных экспертиз (ввезенный товар не является универсальным оборудованием только для измерения или контроля электрических величин); суды пришли к выводу о том, что ввезенный товар подлежит классификации в товарной подсубпозиции 8536 90 100 0 ТН ВЭД ЕАЭС и признали решение ТО недействительным.