05.04.20. В рамках каждого конкретного случая. Пониженный стандарт доказывания не означает возможность автоматического удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер. АГ.

В рамках каждого конкретного случая

Пониженный стандарт доказывания не означает возможность автоматического удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер
Якушева Елена
Якушева Елена

Адвокат, партнер АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры»
Материал выпуска № 7 (312) 1-15 апреля 2020 года.

С точки зрения автора комментария к статье Климента Русакомского и Марии Беляниной «Обеспечительные меры в банкротстве» (см.: «АГ». 2020. № 7 (312)), после принятия определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2018 г. № 305-ЭС17-4004(2) не последовало повального удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер в делах о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. В каждом конкретном случае суды по-прежнему предлагают заявителю представить доказательства совершения ответчиками действий, направленных на сокрытие своего имущества, или иных действий (бездействия), свидетельствующих о злоупотреблениях последних. Непредставление таких доказательств является основанием для отказа в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер.

Обеспечительные меры в банкротстве, как и обеспечительные меры в целом, вопрос очень острый, особенно применительно к арбитражным судам московского региона.

Ни для кого не секрет, что именно московский регион наиболее скуп при принятии обеспечительных мер.

С чем это связано?

Применение судами обеспечительных мер в настоящее время регулируется:

а) гл. 8 АПК РФ;

б) постановлением Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (ред. от 27 июня 2017 г.);

в) достаточно «лапидарной» ст. 46 Закона о банкротстве;

г) отдельными судебными актами Верховного Суда РФ.

Анализ указанных положений свидетельствует о том, что вплоть до конца 2018 г. стандарт доказывания оснований для принятия обеспечительных мер был достаточно высок.

Несмотря на прямое указание ВАС РФ на то, что «обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты, следовательно, для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора», лицо, обратившееся с соответствующим заявлением в суд, должно обосновать достаточно существенный круг обстоятельств, на который указывают авторы комментируемой статьи.

Поэтому с учетом права лица, которому обеспечительными мерами причинены убытки, требовать их возмещения, судам проще отказать в принятии мер, чем сделать вывод о наличии оснований для их применения.

Такое положение вещей осложняется еще и тем, что рассмотрение заявления о принятии обеспечительных мер осуществляется судом без извещения лиц, участвующих в деле, в том числе и самого заявителя.

В связи с этим такие принципы арбитражного процесса, как состязательность и непосредственность судебного разбирательства, в данном случае существенно ограничены.

Иначе институт обеспечительных мер применяется только в процедуре банкротства, а именно в рамках рассмотрения заявлений о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Причина этого кроется, прежде всего, в том, что в последние несколько лет отмечается существенное увеличение производств, связанных с банкротством юридических лиц, в том числе кредитных организаций, когда с помощью банкротства руководители и топ-менеджмент пытаются увести активы и избавиться не только от долгов, но и от любой ответственности за доведение компании до банкротства.

Именно этим обусловлены реформирование законодательства о банкротстве и вступление в июле 2017 г. в силу новой гл. III.2 Закона о банкротстве об ответственности руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве, в которой предусмотрено, помимо прочего, право судьи назначить рассмотрение заявления о принятии обеспечительных мер с извещением и вызовом заявителя, ответчика и заинтересованных лиц.

В действительности такие заседания назначаются практически во всех случаях.

Таким образом, в вопросе принятия обеспечительных мер в отношении контролирующих должника лиц все принципы арбитражного процесса работают в полной мере.

Однако, как говорится, «скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается».

Положения п. 5 ст. 61.16 Закона о банкротстве не привели к существенному увеличению числа определений об удовлетворении заявлений о принятии обеспечительных мер.

Тогда в конце декабря 2018 г. Судебная коллегия Верховного Суда РФ вынесла определение № 305-ЭС17-4004(2) по делу о банкротстве ЗАО «ИпоТекБанк», которое достаточно подробно проанализировано авторами. Со своей стороны, хочу отметить, что в данном судебном акте прямо предусмотрено, что оперативность решения вопроса о применении обеспечительных мер предполагает невысокий стандарт доказывания, при котором возможен вероятностный, предположительный характер оснований для их применения. При этом Верховный Суд РФ все же указывает на факты противодействия со стороны привлекаемого к субсидиарной ответственности лица деятельности временной администрации банка.

Как видим, Верховный Суд РФ сделал, на первый взгляд, довольно несправедливый и необоснованный вывод о необходимости принятия обеспечительных мер в делах соответствующей категории в любом случае ввиду обычно складывающейся практики сокрытия недобросовестными руководителями своего имущества. Но в то же время, что представляется более объективным, суд не мог не руководствоваться представленными в дело доказательствами злоупотреблений со стороны ответчика, ранее имевших место.

О правильности второго подхода свидетельствует и то, что после принятия определения № 305-ЭС17-4004(2) не последовало повального удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер в делах о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В каждом конкретном случае суды по-прежнему предлагают заявителю представить доказательства совершения ответчиками действий, направленных на сокрытие своего имущества, или иных действий (бездействия), свидетельствующих о злоупотреблениях последних.

Непредставление таких доказательств является основанием для отказа в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер (см., например, дела № А40-196703/16, № А40-148779/2016, № А41-22724/2015).

Однако стоит отметить, что после принятия определения Верховного Суда РФ по делу ЗАО «ИпоТекБанк» степень удовлетворяемости соответствующих заявлений существенно возросла.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Стандарт доказывания наличия оснований для принятия обеспечительных мер в банкротстве существенно ниже, чем в делах других категорий.

2. Пониженный стандарт доказывания не означает возможность и необходимость автоматического удовлетворения заявлений о принятии обеспечительных мер.

3. Практика рассмотрения заявлений об обеспечении иска в судебном заседании при участии сторон является правильной, соответствует целям и задачам арбитражного судопроизводства и должна быть распространена на все судебные производства, на что совершенно справедливо указывают и авторы комментируемой статьи.

Нажмите, чтобы Ответить, Ответить всем или Переслать