05.04.20. Куда ж нам плыть? Пониженный стандарт доказывания при принятии обеспечительных мер должен применяться только при условии предоставления встречного обеспечения. АГ.

Куда ж нам плыть?

Пониженный стандарт доказывания при принятии обеспечительных мер должен применяться только при условии предоставления встречного обеспечения
Леонов Алексей

Леонов Алексей

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» (Ассоциация МСОПАУ)
Материал выпуска № 7 (312) 1-15 апреля 2020 года.

В комментарии к статье Климента Русакомского и Марии Беляниной «Обеспечительные меры в банкротстве» (см. «АГ». 2020. № 7 (312)) высказывается несогласие с авторами относительно применения пониженного стандарта доказывания при решении судами вопроса о принятии обеспечительных мер в делах о банкротстве. На основе анализа определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2018 г. № 305-ЭС17-4004(2) делается вывод о том, что формальное применение выработанных в иных правопорядках стандартов доказывания в наших реалиях может приводить к несправедливости. 

Авторы статьи рассматривают выработанные прецедентным правом «стандарты доказывания» в контексте конкретного определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 27 декабря 2018 г. № 305-ЭС17-4004(2).

В статье высказано критическое замечание по поводу того, что, несмотря на складывающуюся практику применения пониженных стандартов доказывания, «судьи, рассматривая дела о банкротстве, продолжают слепо следовать духу и букве постановления ВАС РФ № 55, которое имело совершенно другой экономический и правовой контекст».

Однако применительно к обстоятельствам конкретного дела выводы Верховного Суда РФ, изложенные в вышеприведенном определении, с которыми соглашаются авторы, выглядят достаточно сомнительными.

В качестве основания для принятия обеспечительных мер заявитель по указанному делу – Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» ссылалась на обычно складывающуюся практику сокрытия недобросовестными руководителями своего имущества при их привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам банков-банкротов, что впоследствии делает невозможным исполнение судебного акта. Это свидетельствует о его недобросовестности и, как следствие, о высокой вероятности совершения им действий по сокрытию своего имущества.

Соглашаясь с доводами корпорации, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указывает, что «мотивированного вывода о том, что предположения конкурсного управляющего надуманны, невероятны, лишены смысла, нелогичны, нереальны, противоречат обычно складывающимся в подобной ситуации отношениям, в судебных актах нет».

Фактически тем самым Верховный Суд РФ дает понять, что все банкиры – эта особая «каста мошенников», на которых не распространяется презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений и разумности их действий (п. 5 ст. 10 ГК РФ).

Далее Верховный Суд РФ замечает, «что оперативность решения вопроса о применении обеспечительных мер при невысоком стандарте доказывания соответствующих обстоятельств не нарушает права субсидиарного должника, поскольку помимо требования о судебной проверке обоснованности и соразмерности этих мер законодательством установлены и иные гарантии соблюдения его интересов».

Широкое применение подобного «пониженного стандарта доказывания» при избрании мер пресечения в уголовном процессе стало уже притчей во языцех. И что же, теперь авторы статьи вслед за Верховным Судом РФ предлагают распространить на арест имущества в арбитражном процессе сложившуюся в России порочную практику заключения под стражу?!

А теперь посмотрим на дальнейшую судьбу «героев» указанного дела, удостоившегося внимания Верховного Суда РФ.

После возвращения этого дела из Верховного Суда РФ определением Арбитражного суда г. Москвы от 5 февраля 2019 г. удовлетворено ходатайство конкурсного управляющего ЗАО «ИпоТек Банк» о принятии обеспечительных мер, и на принадлежащее Д.В. Сердюку имущество (включая денежные средства) и имущественные права наложен арест в пределах предъявленных к нему требований – 471 181 000 руб.

Далее определением Арбитражного суда г. Москвы от 4 марта 2019 г. Д.В. Сердюк был привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам ЗАО «ИпоТек Банк». При этом суд приостановил производство о его привлечении к субсидиарной ответственности в части определения размера ответственности до окончания расчетов с кредиторами.

Что же в итоге получилось? Размер ответственности Сердюка судом не определен и не будет еще годами определен до окончательного расчета с кредиторами, при этом арест его имущества в первоначальной сумме продолжит действовать все это время!

Приходится констатировать, что формальное применение выработанных в иных правопорядках «стандартов доказывания» в наших реалиях может приводить к еще большей несправедливости. Полагаю, что у адвокатов Д.В. Сердюка имеются отличные основания для соответствующей жалобы в ЕСПЧ.

Именно поэтому критикуемые авторами «дух и буква» постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер», в котором указано на необходимость представления «ясных и убедительных доказательств» при решении вопроса о принятии обеспечительных мер, представляется исключительно взвешенными и отвечающими принципу состязательности и равноправия сторон в арбитражном процессе. И не следует «отравлять» его уголовными «миазмами».

«Куда ж нам плыть?», спросим мы. Ответ может заключаться в более широком применении института встречного обеспечения (ст. 94 АПК РФ). Хочешь арест имущества ответчика на полмиллиарда – прогарантируй и, как говорится, welcome. Полагаю, что пониженный стандарт доказывания («primafacie») при принятии обеспечительных мер должен работать только при условии предоставления встречного обеспечения. Это обеспечит баланс интересов сторон и позволит избежать необоснованного применения обеспечительных мер.

Нажмите, чтобы Ответить, Ответить всем или Переслать