05.04.20. Своевременно обозначенная проблема. О необходимости прямого правового регулирования отказов от долей в материнском капитале. АГ.

Своевременно обозначенная проблема

О необходимости прямого правового регулирования отказов от долей в материнском капитале
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна

Член Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5
Материал выпуска № 7 (312) 1-15 апреля 2020 года.

Автор настоящего комментария к статье Екатерины Тютюнниковой «Прямо не предусмотрен, но и не запрещен» (см. «АГ». 2020. № 7 (312)) акцентирует внимание на том, что обозначенная в публикации проблема возникает в ситуации, когда собственники помещения, приобретенного в свое время с использованием средств материнского капитала, не установили доли по соглашению сторон, как правило, по причине приобретения помещения с привлечением ипотечных средств, и делает вывод, что нотариальные отказы от права на материнский капитал нельзя признать незаконными, однако и приведенную судебную практику называть прецедентной преждевременно, поскольку за пределы региональных судов данные споры не выносились. По мнению автора, поднятый вопрос необходимости прямого правового регулирования отказов от долей в материнском капитале очень своевременен, так как количество судебных споров по данной категории дел будет увеличиваться по мере достижения совершеннолетия детей, на которых выдавались семейные сертификаты.

Необходимость оформить нотариальный отказ от права может возникнуть, когда:

1) собственники желают определить доли, а один из членов семьи готов уступить свое право в пользу другого;

2) собственники желают определить доли или продать имущество, а одному из членов семьи затруднительно или он не хочет оформлять на себя долю;

3) родители или один из них, приобретающие имущество с использованием средств материнского капитала, хотят приобрести имущество без оформления собственности на себя: оформить только на детей или на детей и одного родителя;

В ситуации, когда один из членов семьи участвовать в сделке купли-продажи не может, единственным действенным инструментом остается оформление нотариального отказа от доли.

Обозначенная автором проблема возникает в ситуации, когда собственники помещения, приобретенного в свое время с использованием средств материнского капитала, не установили доли по соглашению сторон зачастую по причине приобретения помещения с привлечением ипотечных средств. Приобретая недвижимость, используя как ипотечные, так и средства материнского капитала, ввиду необходимости оформления ипотечного займа на одного или обоих родителей супруги оказываются в ситуации, когда собственность является общей и доли в ней во внесудебном порядке определить невозможно до момента погашения ипотеки. Если супруги не находятся в конфликтных отношениях, т.е. не вынуждены определять свои доли через суд в рамках процесса о разделе совместно нажитого имущества, а продолжают пользоваться квартирой совместно после исполнения ипотечных обязательств, то необходимости определять свои доли у семьи нет и недвижимость продолжает находиться в статусе общей собственности фактически, хотя при этом нарушается п. 4 ст. 10 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее – Закон № 256-ФЗ). Когда же семья желает произвести отчуждение недвижимости, перед ними встает вопрос – оформить недвижимое имущество в общую долевую собственность по соглашению или продать в статусе общей собственности? Соответственно определение долей по соглашению влечет приобретение долей недвижимости членами семьи с момента регистрации соглашения об определении долей, что влияет как на стоимость недвижимости – понижая ее на рынке, так и на налоговое бремя.

Обозначенная автором категория судебных споров немногочисленна. Гражданам проще найти внесудебный выход из ситуации, чем пройти через судебный процесс, однако отсутствие прямого регулирования отказов от права на долю в общем совместном имуществе, приобретенном с использованием средств материнского капитала, безусловно, усложняет жизнь людей и бюрократизирует систему регистрации права собственности.

Согласно буквальному и систематическому толкованию норм отказ от права в нотариальном порядке невозможен, члены семьи могут только распорядиться принадлежащим им имуществом.

Помимо обзора Верховного Суда РФ, указанного автором, данный порядок устанавливает и Конституционный Суд РФ определением от 3 марта 2015 г. № 431-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Горбачевой Натальи Борисовны на нарушение ее конституционных прав пунктом 3 части 1.3 статьи 10 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей” и абзацем четвертым пункта 10(4) Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий”», в котором суд, анализируя множество норм права, делает вывод, что супруг получательницы сертификата в обязательном порядке должен быть включен в число участников общей долевой собственности на объект, в случае если он является отцом ребенка. Обязательное включение отца в число участников долевой собственности свидетельствует о невозможности оформления нотариального отказа от доли.

Таким образом, специально регулирующей соответствующие отношения нормой Закона № 256-ФЗ определен круг субъектов (родители и дети), в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала, и установлен вид собственности – общая долевая, возникающий у названных субъектов на приобретенное жилое помещение. Подтверждается такой порядок правоприменителем – судами, как следует из обзора ВС РФ и отражено в позиции КС РФ.

Действительно интересной является представленная автором практика, в которой суды ушли от технического рассмотрения требований, а вынесли решение на основе фактических данных, применив и истолковав фундаментальные основы гражданского права.

Согласно ст. 9 ГК РФ граждане по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Как следует из ст. 12 ГК РФ, защита гражданских прав осуществляется путем признания права. На основании ст. 16 «Основ законодательства РФ о нотариате» нотариус обязан отказать в совершении нотариального действия в случае его несоответствия законодательству РФ. Согласно региональным законам об организации и деятельности нотариата, например ст. 2 Закона г. Москвы от 19 апреля 2006 г. № 15, деятельность нотариуса гарантирует публичное признание нотариально оформленных документов.

Таким образом, нотариальные отказы от права на материнский капитал нельзя признать незаконными. Однако и приведенную судебную практику называть прецедентной преждевременно по причине того, что за пределы региональных судов данные споры не выносились.

Говоря о проблеме совершения отказов в местах лишения свободы, лечебных учреждениях, могу отметить, что право гражданина, отбывающего наказание в местах лишения свободы или находящегося на лечении, может быть реализовано путем выездного нотариуса, но, безусловно, и предложенный автором способ ее решения, по моему мнению, достаточно интересный с юридической точки зрения.

Статья 185 ГК РФ приравнивает к нотариально удостоверенным доверенностям определенный перечень доверенностей, заверенных уполномоченными лицами (начальник военной части, главный врач, начальник исправительной колонии и т.д.). С одной стороны, нотариальный отказ является по своей юридической природе аналогичной доверенности односторонней сделкой, с другой стороны, прямого правового регулирования такие отказы не имеют, соответственно принятие отказов, заверенных государственными органами, остается на усмотрение конкретного должностного лица, осуществляющего регистрацию, и может вызывать судебные конфликты.

Судебная практика по подобным делам также малочисленна по причине того, что дети, рожденные в 2007 г., еще не достигли совершеннолетия, соответственно большинство родителей не готовы отчуждать имущество при имеющейся необходимости получения специальных разрешений в органах опеки. Также со многих объектов недвижимости, приобретенных с использованием ипотечных и средств материнского капитала, обременение до сих пор не снято по причине действия ипотечных договоров.

Полагаю, что автор очень своевременно обозначил проблему необходимости прямого правового регулирования отказов от долей в материнском капитале, так как количество подобных описанным автором судебных споров будет увеличиваться по мере достижения совершеннолетия детей, на которых выдавались семейные сертификаты. Так, по моему мнению, своего пика количество таких дел может достичь в 2025–2030 гг.

Нажмите, чтобы Ответить, Ответить всем или Переслать