05.07.2021 Эксперты «АГ» прокомментировали административные дела из Обзора ВС № 2 за 2021 год АГ НОВОСТИ

Как ранее писала «АГ», 30 июня Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики ВС № 2 за 2021 г. Документ содержит 53 позиции по уголовным, административным, гражданским и арбитражным делам и 13 разъяснений по вопросам, возникающим в судебной практике, в том числе три – о применении КоАП. Традиционно в обзоре превалируют дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам ВС.

Судебная коллегия по административным делам представила семь правовых позиций. Так, в п. 45 Обзора рассматривается вопрос налогообложения при продаже жилья. Отмечается, что факт реализации гражданином своего права на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением сам по себе не может рассматриваться в качестве осуществления им предпринимательской деятельности. В отношении деятельности, связанной с приобретением и реализацией объектов недвижимости, вывод о ее предпринимательском характере может быть сделан с учетом конкретных обстоятельств дела, в том числе с учетом множественности (повторяемости) данных действий, а также иных признаков предпринимательской деятельности (Определение № 39-КАД21-1-К1).

Адвокат КА г. Москвы «Минушкина и партнеры» Анна Минушкина указала, что ВС, разобравшись в деле, отметил, что само по себе непроживание в квартире и отсутствие регистрационного учета без установления эксплуатации квартиры в целях извлечения прибыли не позволяет прийти к выводу об использовании данной квартиры в целях предпринимательской деятельности. Также ВС РФ напомнил, что обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием взыскания, обязательна для административного истца.

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Зайцев указал, что Верховный Суд задает ориентиры для нижестоящих судов в вопросе квалификации отношений, связанных с уплатой налога на доходы физических лиц при продаже жилых помещений. Органы налоговой службы должны нести бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о совершении гражданами сделок в рамках предпринимательской деятельности.

«В рассматриваемом деле гражданином были совершены сделки по распоряжению своей собственностью, что соответствует ст. 209 ГК РФ. Доказательств того, что имущество было использовано в предпринимательских целях, налоговыми органами не представлено. Суд задает стандарт доказывания, в соответствии с которым на налоговые органы возлагается обязанность по предоставлению доказательств совершения сделок в целях извлечения прибыли. В противном случае подлежит применению презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений», – резюмировал Евгений Зайцев.

В п. 46 Верховный Суд указал, что ежемесячная доплата к пенсии депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления, осуществляющих полномочия на постоянной основе, предоставляемая за счет средств местного бюджета помимо назначаемой на общих или льготных основаниях пенсии, является дополнительной гарантией осуществления полномочий указанных лиц.

В связи с этим законодатель субъекта Федерации вправе вводить и изменять порядок и условия предоставления такой дополнительной гарантии, в том числе вводить и изменять критерии, при наличии которых у данной категории граждан возникает право на ее получение наряду с назначенной им в установленном порядке по любому из оснований пенсией. Верховный Суд указал, что введение подобных порядка, условий и критериев, а также их последующее уточнение само по себе федеральному законодательству не противоречит и прав данной категории граждан на социальное обеспечение, в том числе их конституционное право на получение пенсии в установленных законом случаях и размерах, не нарушает (Определение № 38-АПГ17-1).

Судебная коллегия включила в Обзор Постановление № 70-АД20-3, согласно которому действия лица по управлению транспортным средством в состоянии опьянения подлежат квалификации по ч. 1 ст. 12.8 КоАП, а не по ч. 3 указанной статьи в том случае, если это лицо после истечения срока ранее назначенного лишения права управления транспортными средствами не выполнило условия, необходимые для возврата сданного водительского удостоверения (ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП), однако уже не считается лицом, подвергнутым административному наказанию с учетом положений ст. 4.6 Кодекса (п. 47 Обзора).

Анна Минушкина назвала эти разъяснения важными. «Дело в том, что согласно действующему законодательству срок наказания в виде лишения права управления транспортным средством начинает течь с момента сдачи права, а водительское удостоверение возможно получить вновь только после выполнения определенных правил (сдачи экзамена и др.). ВС, рассмотрев дело, напомнил о п. 9 Постановления Пленума ВС от 25 июня 2019 г. № 20 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях”, указав, что, если срок лишения права управления транспортным средством истек, действия водителя, управляющего ТС в состоянии опьянения, образуют объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 18.8 КоАП», – отметила адвокат.

В п. 48 ВС указал, что оскорбления по СМС либо направленные личными сообщениями, в том числе голосовыми, в мессенджерах или социальных сетях подлежат квалификации по ч. 1 ст. 5.61 КоАП.

Старший юрист юридической фирмы «ТЧК» Илья Миненко отметил, что ранее ответственность за оскорбление предусматривалась ст. 130 УК, однако впоследствии норму декриминализировали и заменили на правонарушение по ст. 5.61 КоАП. Данная статья предусматривает ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме.

«С учетом технического прогресса в настоящее время оскорбление можно нанести не только лично, но и используя средства передачи информации. Соответственно, возникают сложности с определением лица, совершившего правонарушение. При этом с определением владельца телефона проблем не возникает, да и номер телефона закрепляется за определенным лицом. Таким образом, неважно, как было совершено оскорбление. В рассматриваемом случае гражданка высказала недовольство организацией фотосессии иной гражданкой с использованием ненормативной лексики и, записав свое обращение в мессенджере, направила последней», – указал Илья Миненко.

В следующем пункте Обзора ВС отметил, что размещение оскорблений на страницах в социальных сетях, доступных для неопределенного круга лиц, либо в групповых чатах мессенджеров подлежит квалификации по ч. 2 ст. 5.61 КоАП.

В п. 50 Судебная коллегия указала, что административные правонарушения, предусмотренные, в частности, ч. 1 ст. 5.61 КоАП, с учетом конкретных фактических обстоятельств дела могут быть признаны малозначительными (ст. 2.9 КоАП). Так, с учетом фактических обстоятельств дела (совершения оскорбления в ходе взаимной ссоры между С. и К.), характера правонарушения, степени его общественной опасности, размера вреда и тяжести наступивших последствий, а также с учетом позиции потерпевшего оскорбление может не представлять существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений.

Илья Миненко заметил, что, как и в п. 48, оскорбление было нанесено с помощью средства связи (сообщение). Различие в том, что в данной ситуации оскорбление было нанесено в рамках взаимной ссоры двух лиц, что не исключает и оскорблений в адрес правонарушителя. В связи с этим, учитывая степень общественной опасности правонарушения, дело об административном правонарушении было прекращено. Таким образом, посчитал эксперт, каждое дело об административном правонарушении уникально, при вынесении решения необходимо всесторонне и полно изучить все обстоятельства.

В п. 51 Верховный Суд указал, что унижение чести и достоинства нескольких лиц в результате одного оскорбительного действия подлежит квалификации по ч. 2 ст. 5.61 КоАП как одно административное правонарушение.

Судебная коллегия по делам военнослужащих также включила в Обзор одно административное дело (п. 52 документа). ВС указал, что обязательным условием выплаты денежной компенсации вместо предоставления дополнительных суток отдыха является необходимость проведения мероприятий без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени, и такая необходимость должна быть указана в соответствующем приказе о выплате компенсации.

Марина Нагорная