05.07.2022 Основание для освобождения контролирующих должника лиц от субсидиарной ответственности АГ

Материал выпуска № 13 (366) 1-15 июля 2022 года.

В течение последних пяти лет число заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, удовлетворенных судами, выросло в семь раз, т. е. к ответственности привлекается каждый второй ответчик. Статья содержит описание критериев, которым должен соответствовать антикризисный план, выполнение которого позволит избежать привлечения к ответственности, а также практические рекомендации адвокатам, чьими доверителями выступают менеджеры и бенефициары банкрота.

Согласно статистике, приведенной на Федресурсе, за 2021 г. в 88% случаев по результатам инвентаризации у должников отсутствуют активы, а в 58,4% дел кредиторы по итогам процедуры не получают ничего. Однако за 2021 г. только в 8,2% случаев компании обращаются с заявлениями о собственном банкротстве1. Указанные данные свидетельствуют о наличии системной проблемы.

С одной стороны, контролирующие должника лица (далее – КДЛ) не предпринимают мер по его спасению. Зачастую проще начать новый бизнес, чем пытаться вывести действующую компанию из кризиса. К тому же риск неудачной реструктуризации остается высоким, а затраты существенны. С другой – менеджмент не подает заявление о банкротстве, несмотря на наступление системного кризиса, пытаясь или оттянуть момент неизбежного краха, или вывести активы.

В результате за последние пять лет число удовлетворенных заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности выросло в семь раз. Суды привлекают к ответственности каждого второго ответчика, при том что в 2017 г. привлекался лишь каждый пятый2. Верховный Суд РФ в п. 9 постановления Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением КДЛ к ответственности при банкротстве» указал, что КДЛ освобождается от субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве, если докажет, что, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

При рассмотрении заявления о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности суд обязан дать оценку доводам руководителя о наличии у него антикризисного плана, а также экономическую обоснованность такого плана (определение ВС РФ от 21 мая 2021 г. № 302-ЭС20–23984).

В условиях моратория на возбуждение дел о банкротстве, действующего с 1 апреля по 1 октября 2022 г., наличие экономически обоснованного антикризисного плана становится особенно актуальным.

Если кредиторы докажут, что признаки банкротства возникли до введения моратория, а в период его действия менеджмент должника не принимал меры по выходу из кризиса, то контролирующие лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности на сумму обязательств должника, возникших в период моратория3.

Критерии экономически обоснованного плана выхода из кризиса

Для адвокатов, защищающих интересы лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, является актуальным вопрос о том, какие критерии необходимо соблюсти, чтобы суд признал план экономически обоснованным и отказал в привлечении к ответственности.

Для установления факта наличия плана не обязательно, чтобы план был выражен в рамках единого документа. План может подтверждаться совокупностью доказательств, в том числе перепиской с контрагентами и государственными органами (см., например, определение ВС РФ от 21 мая 2021 г. № 302-ЭС20–23984).

Анализ судебной практики показал, что антикризисный план должен отвечать следующим критериям.

Во-первых, он должен быть принят при возникновении временных трудностей, но до того, как кризис стал системным (постановление АС Центрального округа от 25 октября 2021 г. № Ф10–1832/2020).

При оценке критичности финансового положения должника должны быть учтены режим и специфика его деятельности, а также наличие действующих договоров, получение исполнения по которым позволит погасить кредиторскую задолженность (определение ВС РФ от 29 марта 2018 г. № 306-ЭС17–13670 (3)).

Во-вторых, антикризисный план должен предусматривать пропорциональное удовлетворение требований кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18 января 2022 г. № Ф04–5906/2020), а также погашение задолженности по заработной плате (постановление АС Волго-Вятского округа от 13 апреля 2021 г. № Ф01–1632/2021).

В-третьих, план должен включать в себя мероприятия по привлечению дополнительных инвестиций в бизнес, увеличение объемов производства, заключение новых договоров с контрагентами (определение ВС РФ от 12 февраля 2018 г. № 305-ЭС15–5734, постановление АС Волго-Вятского округа от 15 сентября 2021 г. № Ф01–4195/2021).

В-четвертых, антикризисный план должен предусматривать пролонгацию действующих кредитных обязательств, а также поиск дополнительных средств финансирования текущей деятельности (постановление АС Волго-Вятского округа от 27 мая 2020 г. № Ф01–9768/2020).

О наличии экономически обоснованного плана также может свидетельствовать внесение учредителем собственных средств на финансирование текущей деятельности должника или погашение им части кредиторской задолженности (постановление АС Московского округа от 22 марта 2022 г. № Ф05–2861/2022).

В качестве успешного примера экономически обоснованного плана можно привести действия бывшего руководителя, который на протяжении всего периода деятельности принимал меры по взысканию дебиторской задолженности, по погашению задолженности по заработной плате и обязательным платежам, вел переговоры с контрагентами по вопросам энергообеспечения. При этом снижение производственной деятельности было связано с сокращением участниками производственного оборота энергопотребления (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 30 октября 2018 г. № Ф02–4904/2018).

В условиях моратория на возбуждение дел о банкротстве добросовестный менеджмент должен продолжать принимать меры для погашения кредиторской задолженности.

Так, при рассмотрении одного из дел суд признал добросовестными действия учредителей, которые вели переговоры с потенциальным приобретателем бизнеса должника для проведения расчетов с кредиторами. После того как сделка сорвалась, должник отказался от банкротного моратория, а учредители приняли решение о ликвидации компании (постановление Девятого ААС от 17 декабря 2021 г. № 09АП-79559/2021, 09АП-79562/2021).

При этом ответчику важно обосновать, по какой причине антикризисный план не был реализован до конца. Например, в рамках дела № А43–3081/2017 суд отказал в привлечении к субсидиарной ответственности руководителя, который в период 2014–2015 гг. добился улучшения финансовых показателей должника. При этом неплатежеспособность наступила в результате сокращения объема заказов со стороны ключевого контрагента предприятия. В качестве доказательства экономической эффективности плана выхода из кризиса может выступать финансово-экономическое заключение, подготовленное специалистом (постановление АС Волго-Вятского округа от 9 июня 2021 г. № Ф01–2204/2021).

Действия контролирующих лиц по урегулированию кризисной ситуации не могут быть признаны экономически обоснованными, если план формально утвержден или направлен органу управления, но фактически не исполнялся (постановление АС Уральского округа
от 6 марта 2019 г. № Ф09–9546/2018).

Не может быть признано обоснованным формальное взыскание дебиторской задолженности через суд, если менеджмент докажет, что им предпринимались шаги для получения исполнения в рамках исполнительного производства или банкротства дебитора (постановление АС Волго-Вятского округа от 2 декабря 2021 г. № Ф01–4925/2021).

Кроме того, не могут быть признаны антикризисным планом действия по урегулированию задолженности перед отдельным кредитором, если должник в то же время наращивал задолженность перед другими кредиторами и перед работниками (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 25 декабря 2018 г. № Ф02–5824/2018).

Если должник погашал требования перед кредиторами в рамках текущей хозяйственной деятельности, но не исполнял обязательства перед бюджетом, то план не может быть признан обоснованным (постановление АС Волго-Вятского округа от 3 июня 2020 г. № Ф01–9314/2020).

Рекомендации адвокатам

Хотелось бы дать следующие рекомендации адвокатам, доверителями которых являются данные лица.

При представлении интересов доверителя на предбанкротном этапе:

1. Порекомендуйте доверителю вести с кредиторами официальную переписку о реструктуризации. Можно предложить кредиторам погашение задолженности посредством предоставления отступного. Стоит обратиться в налоговый орган за предоставлением рассрочки или отсрочки уплаты обязательных платежей.

2. Также стоит разработать комплексный план выхода из кризиса, утвердить его на общем собрании участников. Такой план следует представить ключевым кредиторам должника вместе с предложением о реструктуризации задолженности.

3. В случае если план выхода из кризиса не помог, то необходимо обратиться с заявлением о банкротстве должника, что позволит уменьшить риски субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве.

При представлении интересов доверителя, при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности имеет смысл:

1. Доказать факт исполнения антикризисного плана в период, предшествующий возбуждению дела о банкротстве. Доказательствами могут выступать:

  • переписка с контрагентами и государственными органами;
  • наличие заключенных договоров с контрагентами и доказательства их исполнения
  • финансирование КДЛ (договоры займа, решения о передаче должнику имущества и т.д.).

2. Обосновать, что план был экономически обоснованным и исполнимым, представив финансово-экономическое заключение, которое подтвердило бы, что в период исполнения плана показатели компании улучшились.


1 Статистический бюллетень Федресурса по банкротству, 31 декабря 2021 г. // https://fedresurs.ru/news/29f08071-a8ef-4a16-bdc2-bb7559fd1cca

2 Статистика Судебного департамента при ВС РФ за 2021 г.: http://www.cdep.ru/index.php?id=80

3 См. п. 9 постановления Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 «О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”».