06.04.20. Незакрытый расчетный счет ликвидированного юрлица. АГ.

Незакрытый расчетный счет ликвидированного юрлица

На вопросы читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
Широков Сергей

К.ю.н., эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Материал выпуска № 7 (312) 1-15 апреля 2020 года.

В банке открыт расчетный счет юридического лица. Юридическое лицо прекратило свое существование в результате добровольной ликвидации, учредитель расчетный счет не закрыл. Банк о ликвидации не уведомлен. На расчетный счет поступают денежные средства от третьих лиц – контрагентов, которые не уведомлены о ликвидации.

Какова судьба поступающих денежных средств? Каковы действия банка при поступлении к нему заявлений третьих лиц о возврате денежных средств? Каковы действия банка по дальнейшему обслуживанию расчетного счета и каковы сроки на совершение данных действий? Какова судьба денежных средств, поступивших от третьих лиц на расчетный счет ликвидированного юридического лица в период после его ликвидации, но до прекращения договора банковского счета?

Прежде всего отметим, что ликвидация юридического лица в соответствии со ст. 419 ГК РФ является основанием для прекращения обязательства, стороной которого такое юридическое лицо является, за исключением тех случаев, когда законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и др.). Безусловно, данное правило распространяется и на договор банковского счета, в котором юридическое лицо выступало в качестве клиента.

Вместе с тем законодательство не содержит норм, регулирующих последствия прекращения договора банковского счета по указанному выше основанию, в том числе и в случаях, когда на указанном счете после ликвидации остались денежные средства. Положения же ст. 859 ГК РФ о последствиях расторжения данного договора по инициативе клиента или банка не могут быть применены к ситуации его прекращения в связи с ликвидацией клиента. В частности, поскольку клиент ликвидирован, совершенно очевидно, что он не может ни забрать свои средства со счета, ни распорядиться ими; также не имеет никакого значения направление банком уведомления о расторжении договора, так как он прекращается автоматически с момента внесения записи о ликвидации юридического лица в ЕГРЮЛ, и такое прекращение не требует какого-либо волеизъявления со стороны банка. Поэтому необходимость прекращения операций по счету и его закрытия также не может быть обусловлена ни фактом направления указанного уведомления, ни истечением определенного срока после этого.

В связи с этим, на наш взгляд, следует руководствоваться разъяснениями, данными по этому вопросу в письме Банка России от 21 декабря 2012 г. № 176-Т, согласно которому операции по расчетному счету ликвидированного юридического лица должны прекращаться незамедлительно после получения банком информации о его ликвидации. Данное разъяснение коррелирует и с ныне действующими положениями п. 8.2 Инструкции Банка России от 30 мая 2014 г. № 153-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов» (далее – Инструкция № 153-И), согласно которому после прекращения договора банковского счета приходные и расходные операции по счету клиента не осуществляются, а денежные средства, поступившие клиенту после прекращения договора банковского счета, возвращаются отправителю.

При этом указанное письмо рекомендует банкам при принятии таких решений использовать информацию, содержащуюся в информационном ресурсе о юридических лицах, которые находятся в процессе ликвидации, юридических лицах, прекращенных путем ликвидации или исключения из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа. Информационный ресурс в виде архивного RAR-файла размещается в официальном представительстве Банка России в сети Интернет в разделе «Информация о ликвидируемых и ликвидированных юридических лицах». Письмо также рекомендует банкам при проверке конкретного юридического лица пользоваться ресурсами ФНС.

Безусловно, ни данное письмо, ни иной нормативный правовой акт не возлагают на банки обязанность проводить регулярный мониторинг ЕГРЮЛ на предмет сохранения правоспособности их клиентов — юридических лиц. Однако не стоит также забывать и о том, что ЕГРЮЛ является публичным реестром, большинство сведений из которого, в том числе сведения о ликвидации юридических лиц, открыты и общедоступны и подлежат размещению на сайте ФНС в сети Интернет, а также публикации в журнале «Вестник государственной регистрации» (ст. 6 Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», приказ ФНС от 16 июня 2006 г. № САЭ-3-09/355@, приказ Минфина России от 5 декабря 2013 г. № 115н). При этом в первом случае такие сведения размещаются ежедневно, а во втором направляются на публикацию еженедельно.

В связи с изложенным, принимая во внимание то, что банки являются коммерческими организациями, профессионально осуществляющими банковскую деятельность, мы полагаем, что суд будет исходить из презумпции того, что банковской организации должно было стать известно о ликвидации ее контрагента по договору банковского счета не позднее даты публикации таких сведений в «Вестнике государственной регистрации», и именно с этого момента все операции по счету такого юридического лица должны быть прекращены. Тем не менее мы также считаем, что банк не лишен права доказывать иную дату получения им информации о ликвидации, в том числе со ссылкой на дату ее размещения в информационном ресурсе Банка России. Определенное подтверждение данной позиции можно найти и в судебной практике (см., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 сентября 2018 г. № 13АП-20240/18).

Относительно того, когда в этой ситуации должен быть закрыт счет, открытый на имя юридического лица, также нет определенной ясности. Очевидным является лишь одно: в силу п. 8.1 Инструкции № 153-И после прекращения договора банковского счета такой счет должен быть закрыт. В письме Банка России от 17 июля 2014 г. № 31-2-11/3653 по этому поводу указывается, что после получения кредитной организацией информации о внесении в ЕГРЮЛ записи об исключении из него недействующего юридического лица ранее открытый данному лицу банковский счет подлежит закрытию в порядке и сроки, определенные гл. 8 Инструкции № 153-И. Однако данная глава не содержит указания ни на сроки, ни на порядок закрытия счетов именно в связи с ликвидацией клиента, на имя которого он был открыт. В связи с этим в данном случае применению могут подлежать только общие положения п. 8.5 Инструкции № 153-И, которые гласят, что при наличии на банковском счете денежных средств на день прекращения договора банковского счета запись о закрытии соответствующего лицевого счета вносится в Книгу регистрации открытых счетов не позднее рабочего дня, следующего за днем списания соответствующих денежных средств.

В то же время в данном письме не указываются основания, по которым такое списание было бы возможно, а также счета, на которые оно могло бы быть произведено. Напротив, в нем подчеркивается, что специальный счет Банка России, на который в соответствии с п. 6 ст. 859 ГК РФ, п. 8.3 Инструкции № 153-И и Указанием Банка России от 15 июля 2013 г. № 3026-У перечисляются денежные средства, не востребованные клиентом после расторжения договора банковского счета по инициативе какой-либо из его сторон, в этом случае использован быть не может.

Тем не менее отсутствуют и законные основания для приобретения прав на эти денежные средства у самого банка. Более того, они как безналичные денежные средства в силу положений ст. 128 ГК РФ относятся к имуществу ликвидированной организации, которое, в свою очередь, на основании п. 5.2 ст. 64 ГК РФ в течение 5 лет после ликвидации может быть распределено решением суда между лицами, имеющими на него право. К данным лицам могут относиться как кредиторы этого юридического лица, так и, например, его участники, обладающие вещными или корпоративными правами в отношении указанного имущества (п. 8 ст. 63 ГК РФ).

В связи с изложенным обращаем внимание на то, что на практике банки зачастую самостоятельно открывают специальные счета в отношении невостребованных денежных средств ликвидированных юридических лиц, куда и осуществляют их перевод с расчетного счета последних, после чего расчетный счет закрывается по правилам, установленным п. 8.5 Инструкции № 153-И (см., например, постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 апреля 2016 г. № 15АП-22234/15, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 2 февраля 2010 г. № 07АП-10981/09). В последующем такие денежные средства либо взыскиваются участниками ликвидированного юридического лица, имеющими на них право, в качестве неосновательного обогащения банка (ст. 1102 ГК РФ), либо распределяются по иску заинтересованных лиц в порядке, установленном п. 5.2 ст. 64 ГК РФ (постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 января 2019 г. № 18АП-17370/18).

В то же время встречаются и случаи, когда для перечисления средств был использован специальный счет Банка России (см. постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 февраля 2016 г. № 17АП-18548/15). Однако и в данной ситуации суд посчитал возможным взыскать перечисленные банком на специальный счет средства в качестве его неосновательного обогащения.

Что же касается вопроса о возвращении отправителям денежных средств, поступивших на расчетный счет юридического лица с момента внесения записи о его ликвидации в ЕГРЮЛ до даты получения банком информации о ликвидации и прекращения операций по счету, то какие-либо разъяснения по данному вопросу также отсутствуют. Как уже отмечалось выше, договор банковского счета считается прекращенным с момента внесения записи в ЕГРЮЛ, независимо от того, когда об этом стало известно банку. В свою очередь, согласно п. 8.2 Инструкции 153-И денежные средства, поступившие на счет после прекращения договора, подлежат возврату отправителям. Поэтому формально возвращены должны быть и те денежные средства, которые были зачислены на счет в указанный выше промежуток.

Вместе с тем, как показывает практика, суды при оценке обязанности банка вернуть денежные средства отправителю принимают во внимание также и ту дату, когда ему стало известно или должно было стать известно о ликвидации клиента (см., например, постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 9 апреля 2015 г. № Ф08-1483/15, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 декабря 2013 г. № 13АП-23020/13, Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2018 г. № 09АП-25985/18, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2018 г. № 07АП-11949/17). При этом приведенные судебные акты указывают на то, что в том случае, если суд сочтет, что между внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации клиента и перечислением денежных средств на его счет отправителем прошло достаточно времени для того, чтобы банку стало известно о такой ликвидации, суд принимает решение о взыскании этой денежной суммы с банка в качестве неосновательного обогащения, в противном случае во взыскании неосновательного обогащения отказывается со ссылкой на ст. 854 ГК РФ, ограничивающую банк в основаниях списания со счета. Отметим также, что в одном из данных актов суд счел достаточным для получения соответствующей информации срок в один месяц.

В заключение отметим, что в отсутствие прямого законодательного регулирования и разъяснений высших судов по данному вопросу рекомендуем обратиться за такими разъяснениями в Банк России.

Нажмите, чтобы Ответить, Ответить всем или Переслать