06.04.2021 Потребительский штраф и компенсация морального вреда зависят от факта нарушения ответчиком прав истца АГ

ВС напомнил, что вышестоящие инстанции не могут установить наличие нарушений прав потребителя, не опровергнув выводы первой инстанции об их отсутствии

Верховный Суд опубликовал Определение № 48-КГ20-22-К7 от 16 марта по спору между стоматологической клиникой и ее пациенткой относительно некачественного протезирования.

В октябре 2016 г. ООО «ВэлаДент» заключило договор об оказании платных стоматологических услуг с Людмилой Трухачевой. Пациентке был поставлен диагноз и предложено несколько альтернативных планов лечения. Она выбрала один из них стоимостью 492 тыс. руб. и оплатила 300 тыс. руб., в дальнейшем клиника оказала ей услуги на сумму свыше 259 тыс. руб.

30 мая 2017 г. и 11 октября 2018 г. женщина направила клинике претензии в связи с некачественным стоматологическим лечением, в которых указывалось на необоснованную длительность его сроков и некачественное изготовление протезов. По этим и иным обращениям Людмилы Трухачевой неоднократно проводились заседания врачебных комиссий (в том числе с участием пациентки), в рамках которых обоснованность претензий не подтвердилась. Ей были даны рекомендации о совместном одновременном протезировании нижней и верхней челюсти, необходимости продолжения лечения, посещении невролога для исключения неврологической патологии. В итоге пациентка отказалась продолжать лечение и потребовала расторжения договора услуг.

Далее Людмила Трухачева обратилась в суд с иском к стоматологической клинике о расторжении договора, взыскании уплаченных денег, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа. В обоснование требований она указала, что ответчик обязался оказать ей стоматологическую помощь в соответствии с лицензией на медицинскую деятельность, однако услуги были оказаны некачественно. Впоследствии женщина изменила исковые требования в порядке ст. 39 ГПК РФ и просила суд обязать общество «ВэлаДент» оказать ей стоматологические услуги в соответствии с установленными методиками, стандартами, правилами и протоколами оказания медицинской помощи, произвести перерасчет стоимости услуг по плану лечения, уменьшив их на стоимость фактически оказанных некачественных медицинских услуг.

Суд отказал в удовлетворении требований, указав на отсутствие нарушений прав истца со стороны ответчика. Как пояснил суд, на определенном этапе лечения истец самостоятельно отказалась от его дальнейшего прохождения, что ухудшило состояние ее здоровья, поэтому нет оснований для удовлетворения исковых требований о возложении на ответчика обязанности произвести перерасчет стоимости услуг и за свой счет, своими силами либо за счет привлеченных сил оказать пациенту надлежащие стоматологические услуги.

Апелляция отменила это решение в части отказа в удовлетворении иска о взыскании компенсации морального вреда и взыскала с ответчика 10 тыс. руб. Как пояснил апелляционный суд, первая инстанция не учла, что ответчиком при оказании Людмиле Трухачевой стоматологических услуг были допущены незначительные нарушения, не повлекшие имеющихся в настоящее время последствий.

В свою очередь Седьмой кассационный суд общей юрисдикции отменил апелляционное определение в части оставления без изменения решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании штрафа, дело в этой части было отправлено на новое рассмотрение во вторую инстанцию. Кассация сочла, что обстоятельства, связанные с предъявлением претензий ответчику, и наличие оснований у последнего для удовлетворения требований потребителя в добровольном порядке до разрешения судом спора не были определены в качестве юридически значимых и не устанавливались. В связи с этим апелляционный суд впоследствии дополнительно взыскал со стоматологической клиники штраф в размере 5 тыс. руб.

Рассмотрев кассационную жалобу Людмилы Трухачевой, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением. Воспользовавшись этой процессуальной нормой, истец изменила основные исковые требования, потребовав у суда вместо расторжения спорного договора обязать ответчика безвозмездно устранить недостатки оказанной услуги, что не освобождало исполнителя от ответственности в форме неустойки, а также штрафа. Данные требования были рассмотрены судом первой инстанции, который отказал в их удовлетворении.

«Вместе с тем суд апелляционной инстанции, проверяя законность решения суда первой инстанции по доводам апелляционной жалобы истца, мотивировал свое согласие с выводами суда первой инстанции об отказе в удовлетворении основных требований, указав таковыми расторжение договора оказания платных стоматологических услуг, взыскание денежных средств, уплаченных по договору, неустойки, которые с учетом изменения исковых требований истцом не заявлялись и судом первой инстанции не рассматривались и не разрешались», – отметил ВС.

Верховный Суд добавил, что апелляция также выявила основания для удовлетворения требований Трухачевой о компенсации морального вреда, указав, что ответчиком при оказании стоматологических услуг истцу были допущены незначительные нарушения. Тем самым вторая инстанция фактически установила наличие нарушения прав истца как потребителя при оказании ей медицинской услуги ответчиком, не опровергнув при этом выводы суда первой инстанции об отсутствии таких нарушений. Кроме того, пояснила Судебная коллегия, апелляционный суд не указал, какие конкретно нарушения были допущены ответчиком при оказании истцу услуг, каким образом они нарушили права истца как потребителя, в связи с чем они возникли и по чьей вине.

«Апелляционное определение не содержит суждений относительно требований Людмилы Трухачевой о возложении на ООО “ВэлаДент” обязанности продолжить лечение в соответствии с согласованным сторонами планом, суд не исследовал, возможно ли осуществить данные действия», – заметил ВС. Кроме того, он указал, что кассация, отменяя решение апелляции в части оставления без изменения решения суда об отказе в удовлетворении требований о взыскании штрафа и направляя дело на новое апелляционное рассмотрение в данной части, не учла, что это требование также является производным от основного требования о безвозмездном устранении недостатков оказанной медицинской услуги и возложении обязанности оказать стоматологические услуги в соответствии с планом лечения. «Его удовлетворение возможно только в случае установления факта нарушения ответчиком прав истца», – подчеркнул ВС, отменив судебные акты апелляции и кассации и отправив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат Коллегии адвокатов Чувашской Республики «Иванов, Ильин и партнеры» Роман Шпак заметил, что моральный вред не входит в требования потребителя, а является производной в зависимости от нарушения права такого лица. «Если мы проанализируем апелляционное определение по данному делу, из него не ясно, какие конкретно нарушения прав потребителя были обнаружены, данный вопрос судом апелляционной инстанции не исследовался. Соответственно, ВС РФ обоснованно обращает на это внимание», – отметил он.

По словам эксперта, суд апелляционной инстанции, придя к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований Людмилы Трухачевой о компенсации морального вреда, указал, что ответчиком при оказании стоматологических услуг истцу были допущены незначительные нарушения, фактически установив наличие нарушения прав истца как потребителя при оказании ему медицинской услуги ответчиком, не опровергнув при этом выводы суда первой инстанции об отсутствии таких нарушений. «При этом суд апелляционной инстанции не указал, какие конкретно нарушения были допущены ответчиком при оказании истцу услуг, каким образом данные нарушения повлекли нарушение прав истца как потребителя, в связи с чем они возникли и по чьей вине. Тем самым Верховный Суд в рассматриваемом определении внес ясность в отношении соотношения компенсации морального вреда и штрафа с нарушением прав потребителя», – пояснил адвокат. Он добавил, что из позиции ВС можно сделать вывод, что без определения нарушений при оказании услуг потребителю взыскание морального вреда и штрафа 50% от заявленных требований является незаконным.

Адвокат, председатель Коллегии адвокатов системы биоэкологической безопасности и здравоохранения РФ Юрий Меженков отметил, что Верховный Суд в очередной раз указал на недопустимость формального подхода при рассмотрении гражданских дел, какими бы простыми они ни казались на первый взгляд. «Данное определение Суда в первую очередь связано с нарушением судами апелляционной и кассационной инстанций норм процессуального права. Из текста судебного акта следует, что суд апелляционной инстанции даже не удосужился ознакомиться с уточненным исковым заявлением истца и рассмотрел дело по первоначально заявленным требованиям. Такое нарушение потянуло за собой и последующие судебные ошибки, которые пришлось исправлять Верховному Суду», – пояснил он.

По словам эксперта, нарушенные процессуальные права истца переходили из одного судебного акта в другой с небольшими изменениями и были подробно рассмотрены лишь судебной коллегией ВС. «Очень жаль, что участники судебных процессов вынуждены годами добиваться законного рассмотрения дела, только потому что суды апелляционной инстанции проявляют банальную невнимательность, а Верховный Суд, вместо того чтобы формировать судебную практику, вынужден исправлять простые ошибки», – подытожил Юрий Меженков.

Зинаида Павлова