» 06.06.18. Об оспаривании действий банка, необоснованно применившего к клиенту такую меру «антиотмывочного» законодательства, как отказ в открытии счета (вклада) .НАГ.№9. май. 2018.


06.06.18. Об оспаривании действий банка, необоснованно применившего к клиенту такую меру «антиотмывочного» законодательства, как отказ в открытии счета (вклада) .НАГ.№9. май. 2018.

12 АДВОКАТСКАЯ ГАЗЕТА
\
ТЕМА: оспаривание действий банка

адвокатская кухня

Клиент против банка

Об оспаривании действий банка, необоснованно применившего к клиенту такую меру «антиотмывочного» законодательства, как отказ в открытии счета (вклада)

Юлия Севастьянова К.Ю.Н., АДВОКАТ

Банки наделены широкими возможностями применения негативных мер к клиенту в рамках противодействия легализации преступных доходов. В статье анализируется в том числе проклиентская судебная практика, на основе которой можно сформировать эффективную защиту в случае необоснованных претензий кредитной организации. Окончание. Начало в «АГ» № 9 (266). В качестве адреса (местонахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица указан адрес, в отношении которого имеется информация Федеральной налоговой службы о расположении по такому адресу так- же иных юридических лиц. По сути, в данном пункте говорится об адресе массовой регистрации юридических лиц. Следует отметить, что законодательные акты не содержат такого понятия, как «адрес массовой регистрации», однако оно используется в подзаконных актах и судебной практике. Под адресом массовой регистрации понимается адрес, указанный при государственной регистрации в качестве места нахождения несколькими юридическими лицами (п. 1.2.1 Приложения 2 к прика- зу ФНС России от 29 декабря 2006 г. №САЭ-3-09/911@ «Об информационной поддержке», п. 1 Приложения 2 к Положению о требованиях к правилам внутреннего контроля некредитных финансовых орга- низаций в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (утв. Банком России 15 декабря 2014 г. № 445-П), определение ВАС РФ от 9 декабря 2013 г. № ВАС-17704/13 по делу № А40-150787/12). Также в п. 1.2.1 Приложения 2 к вышеназванному приказу предусматривается, что каждое УФНС России по субъекту РФ путем издания соответствующего распорядительного акта устанавливает свой мини- мальный критерий отбора адреса массовой регистрации (например, один и тот же адрес указан при государственной регистрации в качестве последнего местонахождения 10 и более юридическими лицами, 5 и более юридическими лицами и т.п.). Таким образом, для определения критериев отнесения к адресу массовой регистрации следует обратиться за получением информации в соответствующее УФНС России по субъекту РФ. Также важным при определении критериев адреса массовой регистрации является постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица». Правда, в данном постановлении правоприменительная практика употребляет термин не адрес массовой регистрации, а недостоверный адрес. Если в списке ИФНС адрес регистрации клиента в качестве массового не значится, то это будет существенным аргументом в споре с банком, который самовольно идентифицировал клиентский адрес в качестве сомнительного. Если же адрес относится к массовому согласно спискам ИФНС, то это будет являться серьезным обстоятельством, способным заставить суд принять решение не в пользу клиента. Так, в определении ВАС РФ от 9 декабря 2013 г. № ВАС-17704/13 по делу № А40-150787/12 сформулирована позиция, согласно которой проверкой банка было установлено, что общество, его постоянно действующий орган управления, иные органы или лица, имеющие право действовать от имени юридического лица без доверенности, работники организации отсутствуют по месту государственной регистрации. На основании информационных данных, размещенных на сайте ФНС России, этот адрес относится к адресам массовой регистрации юридических лиц (зарегистрировано несколько сотен организаций). Исходя из установленных по делу фактических обстоятельств и требований закона, подлежащего применению к спорным отношениям, оснований для понуждения банка к заключению с обществом договора банковского счета в данном случае не имелось. Диджитализация экономики привела к тому, что в оборот внедрилось такое понятие, как массо- вый IP-адрес. Может ли тот факт, что клиент пользуется массовым IP-адресом, как-то повлиять на его взаимоотношения с банком с точки зрения подозрений в «антиотмывочной» деятельности? Судеб- ная практика пока не располагает подобными спорами между клиентами и банками. Конфликты, как правило, возникают не с кредитными организациями, но с налоговым органом, который отказывается регистрировать организацию при создании либо возмещать НДС и т.д. Одно и тоже физическое лицо являет- ся учредителем (участником) юридического лица, его руководителем и (или) осуществляет ведение бухгалтерского учета такого юридического лица. Данное основание является более чем спорным, поскольку в ч. 3 ст. 7 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» указано, что руководитель экономического субъекта, который вправе применять упрощенные способы ведения бухгалтерского учета, включая упрощенную бухгалтерскую (финансовую) отчетность, а так- же руководитель субъекта среднего предпринимательства, за исключением организации, бухгалтерская (финансовая) отчетность которых подлежит обязательному аудиту в соответствии с законодательством РФ; жилищных и жилищно-строительных кооперативов; кредитных потребительских кооперативов (включая сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы); микрофинансовых организаций; организаций государственного сектора; политических партий, их региональных отделений или иных структурных подразделений; коллегий адвокатов; адвокатских бюро; юридических консультаций; адвокатских палат; нотариальных палат; некоммерческих органи- заций, включенных в предусмотренный п. 10 ст. 13.1 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, может принять ведение бухгалтерского учета на себя. Иными словами, если закон допускает принятие руководителем ведения бухгалтерского учета на себя, то банк не вправе отказать в открытии счета по тому основанию, что одно и то же физическое лицо является учредителем (участником) юридического лица, его руководителем и (или) осуществляет ведение бухгалтерского учета такого юридического лица. Например, в постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2015 г. № 17АП-3238/2015-ГК по делу № А60-48596/2014 сказано, что бан- ком не приведено нормативного обоснования невозможности совмещения в одном лице учредителя, директора и главного бухгалтера (либо отсутствие бухгалтера в штате пред- приятия), как не указано и документов, на основании которых кредитной организацией сделан такой вывод. Отсутствие по адресу юридического лица, указанному в едином государственном реестре юридических лиц, органа или представителя юридического лица. Пожалуй, это одно из немногих оснований, которое с точки зрения судов является самодостаточным для отказа в заключении договора банковского счета и не требует совокупности с другими основаниями . Может ли банк отказать в заключении договора банковского счета, если клиент не скрывает, что регистрация по адресу государственной регистрации носит формальный характер, а фактически бизнес располагается по другому адресу? Ответ на данный вопрос мы находим в судебной практике. ФАС Дальневосточного округа в постановлении от 24 января 2011 г. № Ф03-9534/2010 установил, что предоставление организацией бан- ку достоверной информации о фак- тическом местонахождении организации не устраняет действие п. 5.2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ и не свидетельствует о необоснованном уклонении банка от заключения с организацией договора. Девятый арбитражный апелля- ционный суд в постановлении от 20 сентября 2011 г. № А40-28942/11- 47-246 установил, что оснований для понуждения банка к заключению с организацией договора банковского счета нет в связи с тем, что организация и ее постоянно действующий орган управления отсутствовали по юридическому адресу, указанному в учредительных документах ООО. Седьмой арбитражный апел- ляционный суд в постановлении от 26 сентября 2011 г. № 07АП- 7519/11 по делу № А03-5080/2011 придерживается аналогичного мнения и отмечает, что предоставление организацией бан- ку достоверной информации о ее фактическом местонахождении не устраняет действие п. 5.2 ст. 7 Закона № 115-ФЗ, в соответствии с которым кредитная организация вправе отказаться от заключения договора банковского счета с юридическим лицом в случае отсутствия по своему местонахождению юридического лица, его постоянно действующего органа управления, иного органа или лица, которые www.yourpress.ru № 9 (266) МАЙ 2018 г. 13 БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ НА advgazeta.ru адвокатская кухня ЕСЛИ ЗАКОН ДОПУСКАЕТ ПРИНЯТИЕ « РУКОВОДИТЕ- ЛЕМ ВЕДЕНИЯ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА НА СЕБЯ, ТО БАНК НЕ ВПРАВЕ ОТКАЗАТЬ В ОТКРЫТИИ СЧЕТА ПО ТОМУ ОСНОВАНИЮ, ЧТО ОДНО И ТО ЖЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ЛИЦО ЯВЛЯЕТСЯ УЧРЕДИТЕЛЕМ (УЧАСТНИКОМ) ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА, ЕГО РУКОВОДИТЕЛЕМ И (ИЛИ) ОСУЩЕСТВЛЯЕТ ВЕДЕНИЕ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА ТАКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. 1 Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11 августа 2016 г. по делу № А05-12820/2015; постановление ФАС Московского округа от 30 октября 2013 г. по делу № А40-150787/12; постановление ФАС Дальневосточного округа от 24 января 2011 г. № Ф03-9534/2010 по делу № А73-6420/2010; определение ВАС РФ от 9 декабря 2013 г. № ВАС-17704/13 по делу № А40-150787/12. 2 Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 4 ок- тября 2016 г. № Ф10-3411/2016 по делу № А62-9219/2015. 3 Постановление Девятого арбитраж- ного апелляционного суда от 8 июля 2015 г. № 09АП-23727/2015-ГК по делу № А40-189471/2014. имеют право действовать от имени юридического лица без доверенности, и не свидетельствует о необоснованном уклонении банка от заключения с организацией договора. В связи с этим оснований для понуждения банка к заключению с организацией договора банковского счета не имеется. И все же судебные акты, вынесенные в пользу клиентов, встречаются в правоприменительной практике. Проанализируем один из них. Как следует из материалов дела, вывод банка об отсутствии руководителя и постоянно действующего органа общества по адресу, указанному в его учредительных документах, основан на заключении службы безопасности. Суд первой инстанции, заслушав пояснения сотрудника службы безопасности, установил, что выездная проверка проводилась однократно без уведомления клиента, место нахождение которого, согласно выписке из ЕГРЮЛ, зарегистрировано в дерев- не, в которой отсутствует адресное хозяйство и нумерация домов, что определялось сотрудником банка со слов местных жителей. Видеофиксация проверки не производилась, повторно банком необходимые документы для проведения проверки клиента не запрашивались, с представителями клиента для проверки фактического нахождения офиса банк не связывался, т.е. выводы банка не подтверждены документально. Какой-либо дополнительной проверки данного обстоятельства не проводилось. В свою очередь клиент в подтверждение факта нахождения по юридическому адресу ссылался на факт регистрации юридического лица именно по этому адресу, а также представил договор аренды с собственником занимаемого помещения, договоры аренды земельного участка с собственником земельного участка, на котором расположено арендуемое помещение, свидетель- ство о госрегистрации права, кадастровый план земельного участка, арендованного у его собственника с указанием на нем строений. Клиент имеет лицензии на фактически осуществляемые им виды деятельности. Ссылка банка на минимальный размер уставного капитала несостоятельна, поскольку размер уставного капитала общества соответствует требованиям ГК РФ и Закона об обществах с ограниченной ответственностью и не является безус- ловным основанием для отказа в открытии счета. В отсутствие доказательств того, что клиент не представил какие- либо документы в целях его идентификации и что банк запрашивал у клиента какие-либо подтверждающие документы, ссылка банка на то, что им выявлена негативная информация касательно клиента, была судом отклонена как необоснованная и неподтвержденная документально. Более того, суды пришли к выводу о достаточности представленных клиентами доказательств для подтверждения факта нахождения юридического лица по месту его регистрации и о недостаточности разовой проверки (выезда) сотрудников службы безопасности банка для вывода об отсутствии юридического лица по указанному адресу. Описанный нами спор демонстрирует неформальный судебный подход к спору между банком и клиентом, когда суд не довольствовался только лишь голословным утверждением кредитной организации о том, что якобы клиент отсутствует по месту государственной регистрации, но тщательно проверил каждое доказательство, представленное сторонами. К сожалению, правоприменительная практика содержит диаметрально противоположные примеры, когда суды демонстрируют явный про- банковский подход и заявляют, что поскольку банк, в силу специфики своей деятельности, не заинтересован в отказе потенциальным клиентам в расчетно-кассовом обслуживании, то при наличии у банка указанных обоснованных подозрений в отношении клиента основания для понуждения банка к заключению договора банковского счета отсутствуют . Иными словами, суды полагают, что поскольку банк не заинтересован терять клиентов, то любой его отказ априори является правильным. Между тем для клиента однажды полученный от банка отказ в заключении договора банковского счета (вклада) может иметь весьма печальные последствия, поскольку в последующем не исключено, что он в принципе лишится возможно- сти обслуживаться в банке. Кредитной организацией в отношении физического или юридического лица ранее принималось решение об отказе от заключения договора банковско- го счета (вклада) либо решение о рас- торжении договора банковского счета (вклада) в соответствии с Федеральным законом. Данное основание является само- достаточным обстоятельством, не требующим совокупности иных оснований. Этот подход подтверждается судебной практикой (постановление Одиннадцатого арби- тражного апелляционного суда от 24 июня 2014 г. № 11АП-6982/14 по делу № А65-27120/2013). Полу- чается, что для того чтобы клиенту не стать заложником ситуации, в рамках которой он вообще может лишиться возможности банковского обслуживания, любое решение кредитной организации об отказе в заключении договора следует оспаривать. В противном случае в последующем клиент не сможет противостоять банку. Особо отметим, что с проблемой последующего отказа в заключении договора банковского счета (вклада) может столкнуться не только сама организация, к которой ранее была применена подобная мера, но и ее руководители и учредители. В постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 6 декабря 2016 г. № Ф04-5296/2016 по делу № А27-24190/2015 рас- смотрен спор между банком и ИП, которому кредитная организация отказалась открывать счет по тем основаниям, что предприниматель являлся учредителем общества, которое было признано нежелательным клиентом банка. Суд встал на сторону клиен- та лишь потому, что последний доказал, что не являлся реальным учредителем сомнительной орга- низации, поскольку мошенники, используя паспортные данные, зарегистрировали его в качестве учредителя. Принимая во внимание, что факт обращения ИП в налоговый орган подтверждается решением Арбитражного суда Кемеровской области от 22 октября 2010 г. по делу № А27-13438/2010, суд при- шел к выводу о том, что документального подтверждения наличия обстоятельств, позволяющих банку отказать ИП в заключении с ним договора на открытие банковского счета (вклада), ответчиком не представлено. Возникает вопрос, а если бы ИП действительно являлся учредителем сомнительной организации, то, по всей видимости, суд вряд ли встал бы на его сторону. Иные факторы, самостоятельно определяемые кредитной организацией. В п. 6.2 Положения 3375-П указа- но, что банк может определять собственный перечень обстоятельств, являющихся основанием для отказа в заключении договора банковского счета. К таким дополнительным обстоя- тельствам могут быть отнесены: – отказ потенциального клиента предоставить информацию о бенефициарном владельце. В соответствии с официальной позицией Банка России, изложенной в информационном письме по вопросам идентификации организациями, осуществляющими операции с денежными средствами или иным имуществом, бенефициарных владельцев, доведенном письмом Банка России от 28 января 2014 г. № 14-Т, в случае отказа клиента от предоставления данных о своем бенефициарном владельце органи- зация имеет возможность реализовать полномочия, определенные п. 5.2 и 11 ст. 7 Закона № 115-ФЗ; – непредставление лицензии в том случае, когда деятельность клиента подлежит лицензированию. Например, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2014 г. № 06АП-4445/2014 по делу № А37- 579/2014, постановление АС ДО от 30 декабря 2014 г. № Ф03-5833/2014; – наличие подозрений в том, что целью заключения договора явля- ется совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма. Правда, любые подозрения должны носить обоснованный характер. Если банк не сможет предоставить суду весомые доказательства, послужившие основанием для подозрений, то, скорее всего, проиграет спор. Например, в постановлении Арбитражного суда Московского окру- га от 15 февраля 2017 г. № Ф05- 22062/2016 по делу № А40-31759/16 указано, что поскольку документального подтверждения наличия обстоятельств, позволяющих банку отказать клиенту в заключении с ним договора на открытие расчетного счета, не представлено, то такой отказ является неправомерным. Следует отметить, что существуют виды деятельности, которые априори не могут подпадать под подозрение. Так в определении Верховного Суда РФ от 25 августа 2017 г. № 301-ЭС17-10939 по делу № А43- 15183/2016 указано, что «денежные средства из федерального бюджета, направленные на исполнение государственного оборонного заказа, не могут по своей правовой природе являться доходом, полученным преступным путем». Итак, мы раскрыли некоторые моменты, связанные с оспариванием действий банка, необоснованно применившего к клиенту такую меру «антиотмывочного» законодательства, как отказ в открытии счета (вклада). В следующих статьях мы проанализируем иные меры банковского реагирования в рамках «антиот- мывочного» законодательства. www.yourpress.ru