06.07.20. Правовая поддержка заемщика. О защите банковского клиента в период пандемии коронавируса. АГ.

Правовая поддержка заемщика

О защите банковского клиента в период пандемии коронавируса
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 12 (317) 16-30 июня 2020 года.

Окончание.
Начало в «АГ» № 11 (316)

Непростая экономическая ситуация, связанная как с пандемией коронавируса, так и ограничительными мерами, принимаемыми государством, является правовым вызовом для финансистов, их клиентов, а также адвокатов, которые сталкиваются с необходимостью правовой защиты вкладчиков, заемщиков и др. в условиях стремительного снижения их доходов. О законных способах поддержки клиентов в отношениях с профессиональными кредиторами идет речь в настоящей статье.

Читайте также комментарии к данному материалу партнера, руководителя практики судебной защиты КСК групп Егора Горина, управляющего партнера юридической компании «Генезис» Артема Денисова, адвоката, партнера юридической группы «Гришин, Павлова и партнеры» Полины Павловой и партнера, адвоката Юридической группы «Яковлев и Партнеры» Вероники Сальниковой.

Вывод апелляционного суда о том, что вынесение решения об увеличении срока возврата кредита по кредитному договору с 2019 г. до 2022 г. создает риск невозвращения истцом (заемщиком) кредита и нарушения тем самым прав и законных интересов банка, на которые последний был вправе рассчитывать при заключении кредитного договора (получение обратно предоставленных заемщику кредитных средств, получение платы за пользование кредитом в порядке и на условиях, подобранных исходя из платежеспособности заемщика на стадии рассмотрения кредитной заявки), носит предположительный характер, принимая во внимание установленную материалами дела возможность исполнять предпринимателем договорные обязательства по кредитному договору, но только на иных условиях, позволяющих в то же время банку получить причитающиеся сумму основного долга в полном объеме и проценты. Иными словами, суд первой инстанции, проанализировав установленные обстоятельства и представленные в материалы дела доказательства, пришел к верному выводу о наличии совокупности условий для внесения в кредитный договор изменений на основании п. 2 ст. 451 ГК РФ. В связи с этим постановление апелляционного суда было отменено с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Примечательно, что банк попытался оспорить решение суда о принудительной реструктуризации в ВС РФ, но получил отказ1. В другом определении ВС РФ от 28 апреля 2017 г. № 303-ЭС17–3949 по делу № А51–8513/2016 суд также встал на сторону заемщика, признав за ним право на принудительную реструктуризацию по основаниям резкого ухудшения здоровья2.

Существуют примеры, когда не только ИП удалось доказать в суде право на реструктуризацию, но и организации.

Пример. Между организацией и банком был заключен договор об открытии кредитной линии с многомиллиардным лимитом для финансирования строительства завода. Организация частично выбрала лимит. Но поскольку у банка была отозвана лицензия, в дальнейшем кредитовании заемщику отказали. В результате чего у организации начались проблемы с контрагентами и, как следствие, неплатежи привели к возникновению просроченной задолженности по кредиту. Заемщик обратился в суд с требованием о реструктуризации кредита. Суд встал на сторону предприятия, отметив, что оно не могло знать о возможности возникновения обстоятельств, с которыми Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» в ст. 189.39 связывает возможность отказа кредитной организации от исполнения принятых на себя обязательств по кредитной сделке. Невозможность преодоления этих обстоятельств подтверждена имеющимися в материалах дела ответами иных банков об отказе в предоставлении кредитов. Исполнение кредитного договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора (п. 3 ч. 2 ст. 451 ГК РФ). В частности, это привело бы к убытку истца в размере вложенных собственных средств в строительство завода – 976 839 425,99 руб., его банкротству. Досрочное истребование банком кредита в размере 3,4 млрд руб. повлечет для истца ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения кредитного договора на измененных судом условиях. Изыскав указанные средства, истец сможет завершить строительство завода и выполнить условия кредитного договора на измененных судом условиях в части срока возврата выданных средств, с сохранением процентной ставки по договору, т. е. с обеспечением коммерческой цели банковского кредита, достижение которой предполагается при заключении такого рода сделки. Напротив, у банка затраты, связанные с исполнением кредитного договора на измененных судом условиях, не могут возникнуть, поскольку изменение графика погашения платежей не влечет изменения размера суммы, которую истец вернет ответчику в погашение кредита и которые поступят в конкурсную массу должника. За период пользования кредитом, с учетом измененного графика, истец уплатит ответчику проценты за пользование кредитом по ставке, предусмотренной договором.

Из имеющихся материалов дела следует, что банк умышленно скрыл сведения о своем действительном финансовом положении, что свидетельствует о его недобросовестном поведении. Истец, не являясь взаимосвязанным и/или аффилированным лицом с банком, не имел иной возможности получения сведений, какой-либо другой достоверной информации о его финансовом положении, кроме как из официальных данных, размещенных на сайтах Банка России и сайте банка-ответчика. При использовании недостоверных сведений у него отсутствовали основания для сомнений в устойчивом финансовом положении ответчика, в связи с чем заключая кредитный договор, он не мог предположить, что полномочия органов управления банка будут приостановлены, функции по управлению банком будут возложены на временную администрацию, а в дальнейшем банк будет признан банкротом.

Таким образом, истец в момент заключения кредитного договора исходил из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет. В то же время из обычаев делового оборота или существа кредитного договора не вытекает, что риск приостановления полномочий органов управления банка, назначения временной администрации по управлению банком, введения моратория на удовлетворение требований кредиторов банка, признания банка банкротом несет заемщик-истец. Суд утвердил условия реструктуризации по кредиту3.

Насколько велики шансы заемщика получить кредитные каникулы?

Безусловно, не стоит забывать, что законодатель предусмотрел случаи, когда банк обязан предоставлять реструктуризацию в силу закона, так называемые кредитные каникулы. Первоначально возможность получения кредитных каникул распространялась только на ипотечных заемщиков4. После обращения Президента РФ к народу 25 марта 2020 г. в связи с пандемией коронавируса законодатель оперативно распространил такую возможность на иные потребительские и бизнес-кредиты5. Однако первые статистические данные носят неутешительный характер для заемщиков. Глава ЦБ РФ рассказала, что к 7 апреля 2020 г. в системно значимые банки уже поступило 107 тыс. заявлений россиян на кредитные каникулы. Причем с 1 по 7 апреля количество таких заявлений выросло в 2,5 раза. Из них 84 тыс. – заявки на отсрочку выплат по потребительским кредитам, 21% заявок с просьбами отложить платежи по ипотеке. Банки уже успели рассмотреть 76 тыс. заявок. При этом отказы получили 85% россиян. Еще 31 тыс. просьб находятся на рассмотрении. Столь низкий порог одобрения Эльвира Набиуллина объяснила тем, что заявки начали приходить раньше, чем закон вступил в силу. Из-за отсутствия законодательных правок банки просто отказывал в реструктуризации. Сейчас, по ее словам, ситуация должна измениться. Руководитель регулятора отметила, что ЦБ РФ будет отслеживать количество заявлений и порог их одобрения. Если банки слишком часто будут отказывать в каникулах, Центробанк РФ будет применять регуляторные меры.

Можно ли обязать банк предоставить кредитные каникулы?

Практика по спорам о предоставлении ипотечных кредитных каникул, сложившаяся до коронавирусной пандемии, имела пробанковский характер.

Например, Ивановский областной суд указал, что если заемщик не воспользовался правом на предоставление кредитных каникул, то этот факт не влияет на право банка потребовать досрочного взыскания долга6. Исходя из порядка реализации заемщиком указанного права требование о приостановлении исполнения заемщиком своих обязательств либо об уменьшении размера платежей предоставляется непосредственно банку, и именно банк принимает решение по данному требованию.

Отсутствуют судебные кейсы, в которых ипотечному заемщику удалось бы в судебном порядке заставить банк изменить условия кредитного договора на условиях должника. Имеющиеся решения судов свидетельствуют о том, что заемщики получают судебные отказы.

Даже в тех случаях, когда ипотечный заемщик обращался с заявлением о реструктуризации, но банк не одобрил кредитные каникулы и обратился в суд с иском о досрочном взыскании долга, суды признают правоту банков. По мнению судов, в случае подтверждения факта изменения условий кредитного договора указанное обстоятельство может повлиять лишь на порядок исполнения вступившего в законную силу решения суда, но не влияет на правильность выводов судебного решения, которым удовлетворены требования банка о досрочном взыскании долга по кредиту7.

Представляется, что в условиях распространения новой коронавирусной инфекции, которая коснется не только здоровья должников, но и повлечет негативные системные экономические последствия, суды должны лояльно подходить к рассмотрению требований заемщиков о предоставлении кредитных каникул. Адвокатам необходимо в рамках потребительских споров более активно использовать выводы, которые высказали правоприменительные органы по искам индивидуальных предпринимателей к банкам об изменении условий кредитных договоров. Несмотря на традиционно сильное банковское лобби, автор настоящей статьи полагает, что должно увеличиться количество положительных решений для заемщиков. В частности, до тех пор, пока суды не начали полноценную работу, адвокаты, действующие в интересах заемщика, могут обращаться в службу Финансового уполномоченного. Так на сайте финомбудсмена появилась информация о том, что с жалобой на отказ предоставить кредитные каникулы обратился первый заемщик. Жалоба находится на рассмотрении.

ВС РФ в «Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID‑19) № 2» (утв. Президиумом ВС РФ 30 апреля 2020 г.) уделил внимание проблеме кредитных каникул. Вот как ответила высшая инстанция на вопрос о том, каковы особенности исполнения гражданином должником кредитных договоров и договоров займа в период действия мер, направленных на противодействие распространению новой коронавирусной инфекции (COVID‑19)?

Ответ звучит следующим образом. Федеральным законом от 3 апреля 2020 г. № 106-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенностей изменения условий кредитного договора, договора займа» (далее – Закон № 106-ФЗ) установлены основания и порядок изменения условий кредитного договора (договора займа), в частности, по требованию заемщика – физического лица, которому кредит предоставлен не в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, в отношении договоров кредита (займа), как обеспеченных, так и не обеспеченных ипотекой, заключенных до вступления в силу названного закона. Изменение условий кредитного договора для такого физического лица согласно ст. 6 Закона № 106-ФЗ заключается в приостановлении исполнения обязательств заемщика (льготный период) на срок, указанный в требовании заемщика, но не более чем на 6 месяцев, при условии обращения с этим требованием не позднее 30 сентября 2020 г. Такое право на изменение условий кредитного договора предоставляется заемщику при одновременном наличии следующих условий: размер кредита не превышает максимальный размер кредита, предусмотренный для таких случаев Правительством РФ; снижение дохода заемщика (совокупного дохода всех заемщиков) за месяц, предшествующий обращению заемщика с требованием к кредитору, более чем на 30% по сравнению со средним доходом за 2019 г.; на момент обращения с требованием не действует льготный период, установленный в соответствии со ст. 6 1–1 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Начало льготного периода устанавливается по указанию заемщика, но не ранее чем за 14 дней до даты обращения с требованием к кредитору; по кредитам (займам), обеспеченным ипотекой, – не ранее чем за месяц до даты обращения с требованием (ч. 4 ст. 6 Закона № 106-ФЗ); по потребительским кредитам (займам) с лимитом кредитования (кредитные карты) – не ранее даты обращения с таким требованием (ч. 28 ст. 6 Закона № 106-ФЗ).

Условие предоставления льготного периода в виде снижения дохода более чем на 30% предполагается, пока не доказано иное, однако кредитор вправе запросить у заемщика подтверждающие это условие документы. В случае непредоставления заемщиком документов в установленный законом срок, или если представленные документы не подтверждают данное условие, кредитор направляет заемщику уведомление о непредоставлении льготного периода, с момента получения которого считается, что обязательства заемщика существуют в неизмененном виде. Вместо запроса документов у заемщика кредитор вправе самостоятельно запросить информацию у органов, указанных в законе (ч. 7, 8, 29, 30 ст. 6 Закона № 106-ФЗ). Условия льготного периода, в частности размер и порядок начисления процентов, порядок погашения основного долга и процентов, запрет начисления неустойки, штрафа, пени, обращения взыскания на предмет залога, предъявления требований к поручителю, досрочного востребования всей суммы займа и т. д. установлены Законом № 106-ФЗ. Льготный период, предусмотренный этим законом, и льготный период, установленный в соответствии со ст. 6.1–1 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», при наличии соответствующих условий могут быть предоставлены одному и тому же заемщику в любой последовательности, однако не могут быть установлены одновременно.

Разъяснения ВС РФ не коснулись того, как быть, если банк отказывает в предоставлении кредитных каникул. Поэтому в ближайшее время, скорее всего, мы увидим иски недовольных заемщиков к кредитным организациям, что означает формирование новой судебной практики.


1 Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 20 января 2017 г. № Ф03–6381/2016 по делу № А51–8512/2016, определение ВС РФ от 29 мая 2017 г. № 303-ЭС17–4993 отказано в передаче дела № А51–8512/2016 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

2 Определение ВС РФ от 28 апреля 2017 г. № 303-ЭС17–3949 по делу № А51–8513/2016.

3 Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 27 декабря 2017 г. № Ф06–27942/2017 по делу № А65–3392/2017, определение ВС РФ от 22 марта 2018 г. № 306-ЭС18–3709 отказано в передаче дела № А65–3392/2017 в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного постановления.

4 Федеральный закон от 1 мая 2019 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенностей изменения условий кредитного договора, договора займа, которые заключены с заемщиком-физическим лицом в целях, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности, и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой, по требованию заемщика».

5 Федеральный закон от 3 апреля 2020 г. № 106-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенностей изменения условий кредитного договора, договора займа».

6 Апелляционное определение Ивановского областного суда от 15 января 2020 г. по делу № 33–143/2020.

7 Апелляционное определение Московского городского суда от 2 декабря 2019 г. по делу № 33–53578/2019.