06.07.2021 ВС: Конкурсное производство нельзя завершить при наличии нерассмотренного требования налогового органа АГ НОВОСТИ

Суд напомнил, что рассмотрение по существу всех предъявленных требований является одним из условий, необходимых для завершения процедуры конкурсного производства в деле о банкротстве

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС21-3561 по делу № А63-4172/2019 о споре, касающемся завершения конкурсного производства при наличии нерассмотренного требования регионального УФНС о включении задолженности в реестр требований кредиторов.

В апреле 2019 г. в отношении ООО «СтройТехИндустрия-26» была введена процедура наблюдения. Спустя три месяца суд принял заявление УФНС России по Ставропольскому краю о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в сумме 116 млн руб. Рассмотреть такое заявление планировалось во время процедуры, следующей за наблюдением. По ходатайству конкурсного управляющего предприятия-банкрота Руслана Шумана производство по заявлению регионального УФНС приостановили до вступления в законную силу судебного акта по делу № А63-16542/2019 об оспаривании решения фискального органа о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Уже в августе 2019 г. должник был признан банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство, которое завершилось 24 июля 2020 г. При завершении конкурсного производства суд первой инстанции исходил из того, что конкурсный управляющий провел все необходимые мероприятия и исчерпал все законные меры по формированию конкурсной массы и погашению требований кредиторов должника. Суд также указал на отсутствие доказательств, обосновывающих вероятность обнаружения у должника имущества, за счет которого могут покрываться расходы по банкротному делу и задолженность перед кредиторами.

Далее апелляция прекратила производство по апелляционной жалобе краевого УФНС, поскольку на дату ее подачи налоговый орган не являлся конкурсным кредитором должника. По мнению второй инстанции, наличие нерассмотренного требования не является препятствием для завершения конкурсного производства ввиду достижения его цели (осуществления всех мероприятий, направленных на формирование конкурсной массы). Продолжение же процедуры конкурсного производства, подчеркнула апелляция, исключительно для рассмотрения в будущем требования налогового органа при установлении факта отсутствия у должника имущества неизбежно приведет к дополнительным расходам. В свою очередь окружной суд поддержал выводы первой инстанции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд УФНС России по Ставропольскому краю отметило, что его требование к должнику основано на решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которое содержит доказательства противоправного поведения контролирующих должника лиц. Данное обстоятельство, по мнению налоговиков, свидетельствует о возможности привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности.

Судебная коллегия по экономическим спорам согласилась с доводами налогового органа. Так, Коллегия напомнила, что завершение конкурсного производства возможно только в случае совершения всех необходимых мероприятий, предусмотренных этой процедурой (в том числе по формированию конкурсной массы, реестра требований кредиторов и по проведению расчетов с кредиторами). «Таким образом, рассмотрение по существу всех предъявленных требований является одним из условий, необходимых для завершения процедуры конкурсного производства. В данном случае требование уполномоченного органа к должнику, заявленное до завершения конкурсного производства, не было рассмотрено, при этом вынесение судом первой инстанции завершающего судебного акта препятствует рассмотрению данного требования, производство по которому так и осталось приостановленным. Вместе с тем признание обоснованными требований кредитора в деле о банкротстве позволяет не только претендовать на их удовлетворение при расчетах с кредиторами, но и реализовывать иные права, предусмотренные Законом о банкротстве», – отмечено в определении Суда.

Верховный Суд пояснил, что конкурсные кредиторы, уполномоченный орган и работники должника (представитель работников должника) вправе обратиться с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц по основаниям, предусмотренным ст. 61.11– 61.13 Закона о банкротстве, после включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов должника, в том числе в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 142 данного закона. Они также вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами (п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве). Эти права могут быть реализованы только в случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника.

«Таким образом, завершение процедуры конкурсного производства в отношении должника безусловно создает препятствия для реализации уполномоченным органом своих прав. Принимая во внимание, что на дату рассмотрения отчета конкурсного управляющего имелось нерассмотренное и приостановленное требование кредитора, у суда первой инстанции отсутствовали законные основания для завершения конкурсного производства в отношении должника», – подчеркнул Суд в определении.

Судебная коллегия ВС РФ также не поддержала выводы апелляции и кассации об отсутствии у налогового органа права на обжалование определения суда первой инстанции о завершении процедуры конкурсного производства, поскольку статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права, необходимые для реализации права на заявление возражений (в том числе и право на обжалование судебного акта о завершении конкурсного производства), возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом. Это следует из абз. 4 п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ “О внесении изменений в федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”».

Верховный Суд добавил, что окружной суд рассмотрел по существу кассационную жалобу УФНС на определение суда первой инстанции о завершении конкурсного производства, минуя стадию апелляционного обжалования, что является существенным процессуальным нарушением. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отказал в завершении конкурсного производства.

Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что в рассматриваемом деле ВС РФ исправил две существенные ошибки, допущенные судами нижестоящих инстанций. «Суд напомнил, что отсутствие статуса включенного в реестр кредитора не лишает лиц, подавших заявления о рассмотрении их требований, права на обжалование определения суда о завершении процедуры конкурсного производства. Он также упомянул позицию, изложенную еще в Постановлении Пленума ВАС № 6 и последовательно закрепленную в судебной практике, что видится абсолютно разумным и логичным, поскольку с момента подачи заявления потенциальные кредиторы становятся участниками дела о банкротстве, вследствие чего приобретают процессуальные права и обязанности», – отметил он.

Эксперт добавил, что также высшая судебная инстанция указала на то, что прекращение процедуры конкурсного производства при наличии нерассмотренного заявления о включении требования в реестр требований кредиторов является незаконным и ущемляет права потенциальных кредиторов, в том числе умаляет право нерассмотренного кредитора на подачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности после завершения дела о банкротстве. «Позиция Суда представляется весьма обоснованной и взвешенной, поскольку очевидность невозможности удовлетворения требований лиц, которые еще не включены в реестр, за счет имущества должника не может служить основанием для полного игнорирования судом заявленного требования. Такой подход к разрешению подобных споров безусловно урегулирует дальнейшие конфронтации, ведь до принятия вынесения комментируемого определения суды активно удовлетворяли заявления о прекращении конкурсного производства даже при наличии нерассмотренных требований кредиторов», – резюмировал Антон Макейчук.

Арбитражный управляющий Союза АУ «Созидание» Сергей Домнин считает, что в рассматриваемом случае ВС слишком формально подошел к решению вопроса. «С одной стороны, неоспорима правота кредитора, чьи требования были предъявлены в установленный срок, но по каким-либо причинам не рассмотрены на дату завершения процедуры банкротства. Именно со статусом кредитора, включенного в реестр, закон связывает возникновение целого ряда полномочий, в том числе на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц как до, так и после завершения процедуры банкротства. Нерассмотрение требований кредитора и завершение конкурсного производства создают неустранимые препятствия в дальнейшей реализации таких прав, что недопустимо», – пояснил он.

В то же время эксперт отметил, что, с другой стороны, затягивание процедуры конкурсного производства в случаях, когда рассмотрение требований кредитора невозможно, но все мероприятия конкурсного производства выполнены, также нецелесообразно, поскольку кредиторы не могут списать задолженность с баланса до ликвидации организации, конкурсный управляющий вынужден выполнять предусмотренные законом обязанности (созыв и проведение собраний кредиторов, подготовка отчетов, сдача отчетности и т.п.). «Все это влечет дополнительные расходы для кредиторов для осуществления этих действий, поскольку к моменту рассмотрения судом вопроса о завершении конкурсного производства, по логике, конкурсная масса должна быть распределена. И здесь либо конкурсный управляющий ставит вопрос о прекращении производства по делу о банкротстве за отсутствием финансирования, либо кредиторы соглашаются на финансирование за свой счет», – полагает Сергей Домнин.

По его мнению, более тонким решением было бы предоставление возможности суду даже после завершения конкурсного производства рассмотреть по существу заявленные, но не рассмотренные требования кредитора (с уведомлением об этом других кредиторов и управляющего), подтвердить или опровергнуть его статус, установить размер требования, т.е. тем самым вынести судебный акт, который нужен кредитору для дальнейших действий. «При таком подходе соблюдается баланс прав этого конкретного кредитора и остальных участников процесса по делу. Такой вариант также полностью укладывается в правовую позицию ВС РФ, изложенную в комментируемом определении, о том, что если у кредитора, чьи требования не рассмотрены, имеются существенные возражения против завершения конкурсного производства, у него есть право уже на этом этапе как возражать против завершения, так и обжаловать судебный акт», – заключил Сергей Домнин.

Член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что изложенная в определении позиция ВС может быть использована не только для защиты нарушенных прав добросовестных кредиторов, требования которых не были установлены судом до завершения процедуры банкротства, но и для недобросовестного затягивания конкурного производства.

«Так, в целях воспрепятствования своевременному завершению процедуры банкротства не заинтересованный в этом участник дела о банкротстве может инициировать предъявление третьим лицом (дружественным кредитором) требования, которое будет заведомо не рассмотрено судом до завершения конкурного производства. Такое требование, даже в случае его очевидной необоснованности, может послужить формальным предлогом для суда продлить срок процедуры конкурсного производства и воспрепятствовать завершению процедуры банкротства», – считает он.

Таким образом, по мнению эксперта, комментируемое определение открывает дополнительную лазейку для манипулирования сроком процедуры банкротства недобросовестными его участниками. «В случае доказанной недобросовестности действий указанных лиц, направленных на искусственное затягивание сроков процедуры банкротства, судам следует квалифицировать подобные процессуальные действия как форму злоупотребления правом и отказывать в защите таких прав», – полагает Алексей Леонов.

Зинаида Павлова