06.07.2021 ВС: Нельзя взыскать неустойку за нарушение сроков выполнения работ за период после расторжения договора АГ НОВОСТИ

Суд напомнил, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства согласно ГК

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС21-3743 по делу № А40-296236/2019 о взыскании с субподрядчика неотработанного аванса и неустойки за нарушение сроков выполнения работ.

В июне 2018 г. ООО «АртСтрой», АО «Тесли» и ЗАО «Компания “ЕВРОСТРОЙ”» заключили соглашение о перемене лица в обязательстве, согласно которому «АртСтрой» принял на себя права генерального подрядчика по договору строительного подряда на выполнение ряда работ. Поскольку субподрядчик «Тесли» обязался выполнить эти работы до 15 июля 2018 г. при условии передачи генеральным подрядчиком специально подготовленных помещений, он получил свыше 3 млн руб. в качестве авансового платежа от «ЕВРОСТРОЯ». По условиям договора субподрядчик обязался уплатить генподрядчику за нарушение сроков производства работ (за исключением автоматического передвижения сроков) неустойку в размере 0,1% от цены договора за каждый день просрочки, но не более 20% от цены договора или штраф 1% от цены договора за каждый факт нарушения сроков выполнения работ (независимо от количества дней просрочки), но не более 10% от цены договора.

8 апреля 2019 г. «АртСтрой» в одностороннем порядке расторг договор с субподрядчиком из-за нарушения срока окончания работ более чем на пять дней. Поскольку после расторжения договора была выявлена сумма неотработанного обществом «Тесли» аванса в размере 657 тыс. руб., генподрядчик обратился в суд с иском о ее взыскании, а также о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения договорных работ. В свою очередь ответчик подал встречный иск о взыскании задолженности в связи с невыплатой генеральным подрядчиком единовременно аванса в размере 4,6 млн руб. в срок не позднее пяти рабочих дней со дня начала выполнения работ, а также неустойки в связи с просрочкой оплаты аванса.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования генерального подрядчика, взыскав с «Тесли» неотработанный аванс на заявленную сумму в качестве неосновательного обогащения, 316 тыс. руб. неустойки, а также госпошлину в размере 34 тыс. руб. В удовлетворении встречного иска было отказано. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение нижестоящего суда. Суды сочли, что факт выполнения работ на сумму перечисленного аванса не был подтвержден субподрядчиком, учитывая наличие мотивированного отказа истца от приемки работ, а также отсутствие доказательств выполнения ответчиком работ до истечения согласованного договором срока и до предъявления претензии о расторжении договора на всю сумму полученного аванса.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «Тесли» сослалось на нарушение нижестоящими судами норм материального и процессуального права, а также неполное исследование всех обстоятельств и материалов дела.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с правомерностью взыскания неотработанной суммы аванса с ответчика, но сочла, что нижестоящие суды должны образом не проверили обоснованность исчисления размера неустойки. «Несмотря на то что договор подряда был расторгнут генподрядчиком на основании ст. 715 Гражданского кодекса уведомлением от 8 апреля 2019 г., в связи с чем обязанность по выполнению обусловленных договором работ у субподрядчика прекратилась, общество “АртСтрой” предъявило требование о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ за период с 16 июля 2018 г. (срок выполнения работ) по 8 ноября 2019 г. (дата обращения в суд с иском), т.е. и за период после прекращения договора», – отмечено в определении.

Таким образом, Верховный Суд счел, что нижестоящие инстанции, признавая обоснованным указанный обществом «АртСтрой» период начисления неустойки, не учли, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства согласно п. 2 ст. 453 Гражданского кодекса. На необоснованность взыскания неустойки за период, исключающий ее начисление, ответчик указывал в кассационной жалобе в суд округа, который не устранил допущенное нарушение нормы материального права. В связи с этим Верховный Суд отменил судебные акты в части взыскания 316 098, 81 руб. неустойки и 34 057,00 руб. судебных расходов, направив дело в этой части в АС г. Москвы.

Директор юридической компании «КОНУС» Алексей Силиванов отметил, что споры, вытекающие из договора подряда, – достаточно частая категория дел, по которым идут судебные разбирательства: «Много исков подается именно из-за просрочки исполнения обязательств».

По словам эксперта, после расторжения договора исключается начисление неустойки. «Такую правовую позицию можно признать вполне справедливой и обоснованной, так как в противном случае выполнить работы подрядчик уже не имеет возможности, а санкции продолжают ему начисляться. Юристам при формировании договорных отношений необходимо рассмотреть возможность включения в договор условий о возможности завершения подрядчиком невыполненных работ после расторжения договора с продолжающейся выплатой неустойки до их сдачи заказчику. В противном случае придется искать нового подрядчика, возможно, предъявлять прежнему причиненные убытки, но при этом забыть про неустойку», – пояснил Алексей Силиванов.

Адвокат АП Свердловской области Андрей Саунин согласился с выводами Верховного Суда. «Действительно, после расторжения договора все договорные отношения, связанные с ним, прекращаются. Вместе с тем закон, договор или существо обязательства может предусматривать и иное правило, однако, скорее всего, в спорной ситуации иные условия из договора не предусматривались, а потому истец не вправе был рассчитывать на удовлетворение соответствующих требований. Выводы ВС РФ поддерживаются сложившейся судебной практикой», – заключил он.

Зинаида Павлова