06.07.2021 О правовых позициях Экономколлегии из Обзора ВС № 2 за 2021 г. АГ НОВОСТИ

Как ранее писала «АГ», 30 июня Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор судебной практики ВС № 2 за 2021 г. Документ содержит 53 позиции по уголовным, административным, гражданским и арбитражным делам и 13 разъяснений по вопросам, возникающим в судебной практике, в том числе 3 – о применении КоАП. Традиционно в обзоре превалируют дела, рассмотренные Судебной коллегией по экономическим спорам ВС, в которых была проанализирована практика применения различных норм законодательства в контексте хозяйственных отношений.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов отметил, что он положительно воспринимает выход очередного обзора судебной практики Верховного Суда РФ, так как он позволяет ознакомиться с мнением Суда сразу по большому спектру вопросов, увидеть тренды правоприменительной практики. «Однако комментируемый документ менее интересен, чем обычно. Лично у меня интерес вызвали лишь отдельные вопросы законодательства о юрлицах и интеллектуальной собственности», – считает он.

Практика применения законодательства о несостоятельности (банкротстве)

В п. 20 отмечено, что при банкротстве ГУП принадлежащие им как арендаторам права и обязанности по договорам аренды земельных участков, находящихся в публичной собственности, не могут быть переданы иным хозяйствующим субъектам, в том числе путем торгов (Определение № 305-ЭС16-19742 (6) по делу № А40-150393/2014).

Из п. 21 следует, что суд рассматривает отказ от требований, совершенный инициатором обособленного спора в рамках дела о банкротстве, по правилам гл. 28.2 АПК РФ, регулирующей сходные правоотношения в делах о защите прав и интересов группы лиц (Определение № 302-ЭС20-19914 по делу № А19-14083/2015).

Старший юрист практики разрешения споров «Инфралекс» Валерий Ахаминов отметил, что в этом деле Экономическая коллегия разъяснила порядок действий суда при рассмотрении отказа от требований, совершенного инициатором обособленного спора в рамках дела о банкротстве, а заодно укрепила права кредиторов в деле о банкротстве. «Рассмотренный Судом спор является хрестоматийным примером ситуации, когда отказ от заявления/иска нарушает права других лиц, в данном случае – права кредиторов должника», – подчеркнул он.

По словам эксперта, по общему правилу срок исковой давности по оспариванию сделок на основании ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве составляет всего один год. «Соответственно, в случае если за время рассмотрения обособленного спора для иных кредиторов, а также для конкурсного управляющего должника истечет срок исковой давности оспаривания этой же сделки, то принятие в таком случае отказа кредитора (заявителя) от заявления фактически лишает иных лиц в деле о банкротстве права на судебную защиту. Кроме того, как верно указал ВС РФ, даже если срок давности для иных кредиторов в деле о банкротстве не истечет, то подача нового заявления о признании этой же сделки недействительной по тем же основаниям в любом случае будет противоречить принципу правовой определенности и правилу о недопущении рассмотрения судом тождественных исков», – полагает юрист.

По его мнению, при указанных обстоятельствах предложенный ВС РФ порядок рассмотрения судами отказа от требований по правилам, установленным для рассмотрения дел о защите прав и законных интересов группы лиц (гл. 28.2 АПК РФ), представляется логичным и обоснованным. «Также стоит отметить, что данная позиция направлена на пресечение недобросовестных действий участников дела о банкротстве. Такой отказ от заявленного требования невыгоден независимым кредиторам: другой стороне сделки не придется возвращать имущество в конкурсную массу в случае применения последствий недействительности спорной сделки; для контролирующих должника лиц снижается риск привлечения к субсидиарной ответственности. Изложенная позиция ВС РФ описываемый риск минимизирует, поскольку прекращение производства по такому обособленному спору становится затруднительным», – заключил Валерий Ахаминов.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев отметил, что в рассматриваемом деле Верховный Суд разрешил вопрос о злоупотреблениях при совершении процессуальных действий по отказу от иска к контрагенту должника, если последний влечет негативные последствия для всего гражданско-правового сообщества кредиторов. «Вообще интересен подход ВС РФ о том, что такое действие, во-первых, может быть трансформировано, если другой кредитор желает занять место предыдущего в качестве процессуального истца во избежание ущерба конкурсной массе. Во-вторых, наконец дано разъяснение, чем по природе является действие кредитора по подаче иска к контрагенту должника: по сути, это действия по подаче группового иска в интересах всех кредиторов. Данный подход справедлив, и еще более интересно раскрывается, если действия по отказу от иска считать самостоятельным действием, которое может быть оспорено по правилам ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве», – пояснил он.

В п. 22 разъяснено, что кредитор может изменить способ распоряжения требованием к лицам, привлеченным к субсидиарной ответственности, если он первоначально выбрал взыскание задолженности или продажу требования с торгов при возмещении убытков субъектам, понесшим расходы на взыскание задолженности или организацию торгов (Определение № 302-ЭС20-20755 по делу № А33-18017/2014).

Как следует из п. 23 обзора, если вопрос о сроке исковой давности не разрешен международным договором, подлежащим применению к отношениям сторон по внешнеторговому контракту, применимое право по этому вопросу определяется по соглашению сторон. В рассматриваемом случае таким правом являлось право Королевства Швеции, уяснение содержания которого входило в обязанности суда (Определение № 308-ЭС20-18927 по делу № А25-755/2019).

Вячеслав Голенев назвал полезным такое разъяснение, хотя по фабуле судебных актов видна путаница судов. «Если международный договор не регулирует вопрос исковой давности, то применяется соответствующий материальный закон того государства, на который в качестве применимого сослались стороны в договоре. Таким стороны по спору избрали шведское право, что было проигнорировано нижестоящими судами», – подчеркнул он.

Практика применения законодательства о юридических лицах и норм об исковой давности

В п. 24 отмечено, что решение о предстоящем исключении юрлица из ЕГРЮЛ принимается с учетом гарантий в целях защиты кредиторов и иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются таким исключением, и только при фактическом прекращении деятельности хозяйствующего субъекта (Определение № 305-ЭС20-16189 по делу № А40-170552/2019).

Александр Арбузов отметил, что в этом деле ВС подтвердил необходимость учета интересов контрагентов юрлица, ликвидируемого по требования налогового органа как бездействующего: «Данная позиция, разумеется, воспринимается положительно, поскольку на практике контрагенты ликвидируемого лица продолжают страдать от действий по такой ликвидации».

Согласно п. 25 течение срока исковой давности по требованию о взыскании убытков, понесенных в связи с отказом в предоставлении субсидии, начинается со дня, когда лицо, чье право нарушено, узнало или должно было узнать о совокупности ряда обстоятельств: о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (Определение № 305-ЭС20-18656 по делу № А40-254704/2019).

Практика применения законодательства о вещных правах, земельного и градостроительного законодательства, обязанности по надлежащему содержанию общего имущества МКД

Исходя из п. 26 не является самовольной постройкой здание, построенное согласно уточненному в установленном порядке виду разрешенного использования земельного участка и разрешению на строительство (Определение № 301-ЭС20-19064 по делу № А38-2568/2019).

В п. 27 разъяснено, что к отношениям по уступке прав и обязанностей по договору аренды лесного участка применяются правила Лесного кодекса, действовавшие в момент заключения договора аренды (Определение № 306-ЭС20-21765 по делу № А49-15269/2019).

В следующем разъяснении отмечено, что в отсутствие НПА высшего органа исполнительной власти субъекта РФ об установлении срока использования градостроительных планов земельных участков, выданных до 1 января 2017 г., срок их применения исчисляется со дня вступления в силу Закона от 3 июля 2016 г. № 373-ФЗ, установившего срок использования информации, указанной в градостроительном плане земельного участка (Определение № 302-ЭС20-16910 по делу № А33-15156/2019).

Согласно п. 29 восполнение утраченных запасов недр природной средой из-за естественных процессов не может освобождать недропользователя от обязанности возместить причиненный вред государству как собственнику недр (Определение № 310-ЭС20-15694 по делу № А83-3585/2018).

Вячеслав Голенев заметил, что в последнее время у ВС РФ все больший интерес вызывают экологические дела. «В данном случае решение не совсем однозначно: действительно, само по себе восполнение природой ущерба, причиненного при использовании недр, не предопределяет отсутствие необходимости для природопользования возместить ущерб. Несмотря на отсутствие лицензии в спорный период, в привлечении к административной ответственности было отказано. Однако вне зависимости от этого ВС РФ привлек природопользователя к ответственности в виде возмещения убытков, положив в основу именно факт безлицензионного использования недр. Не уверен, что такой подход следует поддержать», – убежден адвокат.

Как следует из п. 30 обзора, сам по себе факт выявления строительных дефектов из-за ненадлежащего исполнения обязанностей застройщика и наличия у него обязанности по устранению допущенных нарушений в течение гарантийного срока не освобождает УК от исполнения обязанностей, установленных законодательством и договором управления МКД, по содержанию общего имущества такого дома в надлежащем состоянии (Определение № 309-ЭС20-20751 по делу № А47-8215/2019).

Практика применения законодательства о правах на РИД и средства индивидуализации и законодательства о защите конкуренции

В п. 31 отмечено, что в исключительных случаях суд при мотивированном заявлении ответчика вправе снизить компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак, определенную по правилам подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ (Определение № 310-ЭС20-9768 по делу № А48-7579/2019).

Александр Арбузов отметил, что в этом пункте обзора ВС фактически усилил свободу судов в возможности снижения размера компенсации с ответчика при нарушении исключительного права истца на товарный знак. «Данное разъяснение направлено на снижение практики формального незначительного снижения, способствует большему учету судами обстоятельств конкретного дела», – полагает он.

В п. 32 указывается на недопустимость корректировки заказчиком цены контракта, предложенной лицом, применяющим УСН, при проведении закупки, а также при заключении государственного или муниципального контракта с таким участником размещения заказа, поэтому поставленные товары (выполненные работы, оказанные услуги) оплачиваются по цене, указанной в контракте. Предъявляя претензии к закупочной документации учреждения, антимонопольный орган не вправе действовать вопреки публично-правовым целям механизма защиты прав участников закупки (Определение № 305-ЭС20-18251 по делу nofollow № А40-146460/2019).

Практика применения законодательства о налогах и сборах, а также положений КоАП

В п. 33 отмечено, что получение лизинговой компанией иных доходов (помимо лизинговых платежей) само по себе не может является основанием для отказа в применении специальных правил определения коэффициента капитализации, установленных в п. 2 ст. 269 НК РФ, применяемого для исчисления предельной величины процентов, учитываемых по налогу на прибыль (Определение № 305-ЭС20-16100 по делу № А40-123840/2019).

Вячеслав Голенев назвал весьма важным для практики данное дело: «В нем, на мой взгляд, применены доктрины приоритета существа над формой и деловой цели. Налоговый орган был не вправе переквалифицировать отношения лизингового характера, применяя по правилам тонкой капитализации иной делитель, предусмотренный для иных должников, – только по мотиву наличия помимо лизинговых операций еще и иных платежей и отношений. Это нарушение требований ст. 269 НК РФ».

В п. 34 разъяснено, что применение вычетов НДС не допускается, если налогоплательщик участвовал в согласованных с иными лицами действиях, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности за счет искусственного наращивания стоимости товаров (работ, услуг) без формирования источника вычета (возмещения) налога или, во всяком случае, если ему было известно о действиях иных лиц, уклоняющихся от уплаты НДС (Определение № 309-ЭС20-17277 по делу № А76-2493/2017).

Вячеслав Голенев полагает, что ст. 54.1 НК РФ нуждается в толковании. «Верховный Суд все больше солидаризируется с ФНС России, указывая, что налогоплательщик несет негативные последствия в виде отказа в вычете НДС не только при создании схемы уклонения, но и при знании о сомнительности своего контрагента. Однако такой подход нуждается в уточнении, так как на данном этапе “маркеры” такого знания на уровне практики выработаны во многом оценочно», – отметил он.

Как следует из следующего разъяснения, приобретение товаров у организации-банкрота само по себе не лишает покупателя права на вычеты предъявленных ему сумм НДС, если не установлено участие налогоплательщика в получении необоснованной налоговой выгоды в результате совместных с поставщиком и иными лицами действий (Определение № 301-ЭС20-19679 по делу № А82-4848/2018).

В п. 36 отмечено, что застройщик, осуществляющий строительство МКД в рамках ДДУ, вправе определять налоговую базу по налогу на прибыль, исходя из итоговой величины финансового результата от использования средств дольщиков по целевому назначению, который рассчитывается в целом по объекту строительства (Определение № 309-ЭС20-17578 по делу № А60-43572/2019).

Согласно п. 37 срок давности привлечения к административной ответственности по ч. 1 ст. 10.6 КоАП РФ, при вынесении постановления об административном правонарушении административным органом, составляет два месяца (Определение № 303-ЭС20-18228 по делу № А51-12636/2019).

Зинаида Павлова