06.10.2021 ВС указал, что отсутствие долгов за ЖКУ не является обязательным условием для принятия наследства АГ НОВОСТИ

Суд напомнил, что сам факт проживания наследника в принадлежащем наследодателю жилье, вне зависимости от регистрации в нем, на день открытия наследства свидетельствует о фактическом его принятии

7 сентября Верховный Суд РФ вынес определение по делу № 5-КГ21-90-К2 об установлении факта принятия наследства и о признании за дочерью умершей в 1997 г. женщины права собственности на квартиру в Москве.

В 2019 г. Людмила Бырка обратилась с иском к своей сестре и Департаменту городского имущества г. Москвы о включении принадлежащей ее матери квартиры в наследственную массу, установлении факта принятия наследства и признании права собственности на жилое помещение в порядке наследования по закону. Истица пояснила, что они с сестрой являются наследниками первой очереди своей матери, которая скончалась в 1997 г. На тот момент Людмила Бырка проживала в квартире матери и была там временно зарегистрирована.

Истица также указала, что сестры не оформили наследственные права своевременно в силу юридической безграмотности. При этом Людмила Бырка подчеркнула, что после смерти матери совершила все действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, поскольку продолжает пользоваться спорной квартирой и несет бремя ее содержания, предпринимает меры по сохранности наследственного имущества.

В свою очередь Департамент городского имущества подал встречный иск, в котором просил признать спорную квартиру выморочным имуществом, переходящим в порядке наследования по закону в собственность г. Москвы. При этом он сослался на отсутствие доказательств принятия такого наследства наследниками покойной.

Первая инстанция отказала в удовлетворении первоначального иска и удовлетворила встречные требования. Она посчитала, что Людмила Бырка не доказала факт совершения действий по фактическому принятию наследственного имущества. В частности, суд указал на то, что задолженность по оплате жилищно-коммунальных услуг спорной квартиры опровергает утверждения о должном содержании квартиры, а представленные квитанции отражают лишь нерегулярную оплату счетов за ЖКУ. Апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции.

Рассмотрев кассационную жалобу Людмилы Бырки, Верховный Суд РФ напомнил, что под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение действий по управлению, распоряжению и пользованию таким имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу. Такие действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

«В качестве таких действий, в частности, могут выступать: вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания). В целях подтверждения фактического принятия наследства наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т.п. документы», – отмечено в определении.

Как пояснила Судебная коллегия по гражданским делам ВС, отказывая в первоначальном иске, первая инстанция указала, что Людмила Бырка была зарегистрирована в спорной квартире временно до 19 февраля 1999 г., а не постоянно. Однако суд не учел, что проживание наследника в принадлежавшем наследодателю жилье на день открытия наследства свидетельствует о фактическом принятии наследства независимо от наличия или отсутствия регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания в указанной недвижимости, при этом суд не указал мотивов, по которым он отверг представленную истцом справку о проживании совместно с наследодателем.

Верховный Суд добавил, что также заслуживает внимания довод кассационной жалобы о том, что положения ст. 546 «Принятие наследства» Гражданского кодекса РСФСР (действовавшего на момент возникновения спорных отношений. – Прим. ред.) и иных норм материального права не предусматривают отсутствие задолженности по оплате ЖКУ в качестве обязательного условия принятия наследства, в связи с чем ссылка судов на данное обстоятельство в обоснование отказа в удовлетворении иска Людмилы Бырки не соответствует закону. При этом такие обстоятельства какой-либо оценки не получили. В связи с этим ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

По мнению ведущего юриста АБ «РИ – Консалтинг» Елизаветы Мухиной, Верховный Суд указал на необходимость ухода от формализма при рассмотрении наследственных споров, что на практике означает исследование ситуации в целом и в отдельных частях, а не только рассмотрение дел в строгом соответствии с законом. Он добавила, что ВС перечислил критерии для оценки фактического принятия наследства, для доказательства которого наследнику необходимо подтвердить, что он относился к наследуемому имуществу, как относился бы к своему собственному.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина отметила, что Верховный Суд последовательно продемонстрировал единый подход, отраженный в п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» по вопросу фактического принятия наследства. «ВС акцентирует внимание судов на доказательствах, которые могут подтверждать фактическое принятие наследства наследником (справка о проживании совместно с наследодателем, квитанции о внесении платы за жилое помещение и др.). Кроме того, Верховный Суд отмечает, что проживание наследника в принадлежащем наследодателю жилом помещении на день открытия наследства свидетельствует о его фактическом принятии, при этом наличие либо отсутствие постоянной регистрации наследника в указанном жилом помещении не должно приниматься во внимание судами», – отметила она.

«Полагаю, что данное определение будет воспринято судами нижестоящих инстанций как руководство к действию в процессе разрешения дел об установлении факта принятия наследства», – заключила Ирина Зимина.

Зинаида Павлова