07.04.20. ВС пояснил порядок рассмотрения обособленных споров, связанных с соглашением об отступном. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ за 07.04.20.

ВС пояснил порядок рассмотрения обособленных споров, связанных с соглашением об отступном

Суд отметил, что, в случае когда отношения сторон являются сложноструктурированными, оспаривание одной из взаимосвязанных сделок не может приводить к полноценному восстановлению положения, существовавшего до совершения всех сделок
В комментарии «АГ» один из экспертов указал, что определение Верховного Суда разъясняет, как на практике необходимо рассматривать обособленные споры, связанные с соглашениями об отступном, векселями и последствиями применения недействительности сделок. Второй заметил, что данная судебная практика будет способствовать объективному рассмотрению дел по аналогичным основаниям, позволит не зацикливаться только на установлении факта аффилированности между сторонами сделки, формальном определении как неплатежеспособности должника в момент совершения сделки, так и причиненного ему ущерба.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-16046 (3) по делу № А40-27329/2018, в котором указал, что оспаривание одной из взаимосвязанных сделок в сложноструктурированных отношениях не может приводить к полноценному восстановлению положения, существовавшего до совершения всех сделок.

Три инстанции посчитали одну сделку из цепочки недействительной

В период с 9 сентября 2014 г. по 28 июня 2017 г. Александр Кузнецов являлся генеральным директором страховой компании АО АСК «Росмед». В этот период между ними было заключено четыре договора займа на общую сумму 22,5 млн руб. Гендиректор как заемщик частично погасил задолженность на сумму 4,5 млн руб., и на 2 февраля 2017 г. ее размер составил 18 млн руб.

В этот день между страховой компанией в лице первого заместителя генерального директора и Александром Кузнецовым было заключено соглашение об отступном, по условиям которого заемщик обязался в счет погашения своих обязательств передать заимодавцу три простых векселя ООО «СБ «Охрана» от 1 февраля 2017 г. на общую сумму 18 млн руб. В этот же день Кузнецов передал векселя компании.

17 апреля 2018 г. страховая компания была признана банкротом. Конкурсный управляющий, полагая, что сделка по погашению заемных обязательств посредством предоставления отступного является недействительной как по специальным основаниям законодательства о банкротстве, так и в соответствии с общими нормами гражданского законодательства, обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным соглашения и применении последствий недействительности сделки.

18 февраля 2019 г. суд вынес определение, в котором на основании ст. 10, 168, 174 ГК РФ и ст. 150 АПК указал, что производство по требованию о признании сделки недействительной по общим основаниям гражданского законодательства подлежит прекращению, так как аналогичный спор об оспаривании сделки по этим же основаниям уже был рассмотрен в общеисковом порядке и решением Арбитражного суда г. Москвы от 13 апреля 2018 г. по делу № А40-1526/2018 в удовлетворении соответствующего иска было отказано.

В отношении специальных оснований недействительности суд указал, что оспариваемая сделка заключена в пределах годового периода подозрительности. При этом переданные в качестве отступного простые векселя ООО «СБ «Охрана» ничем не обеспечены, не авалированы. На основании имеющихся в деле доказательств суд отметил, что эмитент векселей – ООО «СБ «Охрана» – имеет признаки отсутствия реальной хозяйственной деятельности, кроме того, его участником являлось ООО «Финансовые Активы» (90% долей уставного капитала), генеральным директором которого являлся также Александр Кузнецов. Из этого суд заключил, что страховая компания не получила по соглашению об отступном равноценного встречного предоставления (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Кроме того, суд сделал вывод, что в результате совершения спорной сделки должнику, отвечавшему признакам неплатежеспособности или недостаточности имущества, был причинен вред, о чем ответчик как аффилированное лицо должен был знать (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). При таких условиях суд пришел к выводу о недействительности оспариваемой сделки и применил последствия ее недействительности, восстановив заемную задолженность. Апелляция и кассация оставили решение суда первой инстанции без изменений.

Выводы Верховного Суда

Александр Кузнецов обратился в Верховный Суд с жалобой, содержащей просьбу дать правильную квалификацию цепочки сделок. Изучив материалы дела, ВС заметил, что заявитель во всех трех инстанциях ссылался на то, что на следующий день после оспариваемой сделки должник продал все три векселя по договору купли-продажи процентных векселей Вячеславу Бредневу, являющемуся председателем совета директоров страховой компании и ее основным акционером. Стоимость продажи векселей была определена сторонами по номиналу. Однако суды в нарушение положений ст. 71, 168 и 170 АПК названным доводам оценки не дали и соответствующие обстоятельства не проверили.

«В то же время если названные доводы соответствуют действительности, то они могут указывать на следующее. По состоянию на 02.02.2017 обязанным лицом перед страховой компанией на сумму 18 млн руб. являлся Кузнецов А.С., а на следующий день, 03.02.2017, аналогичная обязанность (хотя и возникшая из другого основания) лежала уже на Бредневе В.А. Такое развитие событий – общность предмета сделок (даже несмотря на то, что Бреднев В.А. покупал и иное имущество), короткий промежуток между сделками, а также неоплата Бредневым В.А. векселей – фактически могло свидетельствовать о том, что совокупность операций в отношении векселей является цепочкой взаимосвязанных сделок, направленной, в конечном счете, на перевод долга перед страховой компанией с Кузнецова А.С. на Бреднева В.А.», – отметил ВС.

Он указал, что бремя опровержения приведенных Александром Кузнецовым столь убедительных доводов лежит на его процессуальных оппонентах. При этом Суд отклонил их возражения о том, что заявление Кузнецовым подобных доводов на стадии кассационного производства в Верховном Суде направлено на переоценку доказательств. Ответчик, указала высшая инстанция, не приводил какие-либо новые факты, на которые он не ссылался ранее; о дальнейшей продаже векселей и отсутствии убытка от сделки он заявлял с самого начала судебного разбирательства по обособленному спору.

ВС напомнил, что по смыслу положений российского процессуального законодательства обязанность дать верную правовую квалификацию отношениям сторон (в том числе определить возможную взаимосвязанность сделок, их правовую природу в контексте классификации видов обязательств и т.д.) лежит на суде (п. 9 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Принимая во внимание названную свою обязанность, суд вправе предлагать истцу уточнить заявленные требования (ст. 49, 133 АПК).

При этом правовая квалификация поведения сторон (добросовестное, со злоупотреблением и прочее) либо их отношений остается на любой стадии процесса вопросом права, а не вопросом факта, поэтому находится в сфере компетенции, в том числе и суда, разрешающего спор в порядке кассационного производства. В связи с этим, посчитал ВС, обращение Кузнецова с жалобой, содержащей просьбу дать правильную квалификацию цепочки сделок, не было направлено на установление новых обстоятельств либо переоценку доказательств по спору.

Читайте также
ВС усмотрел в банковской операции перевод долга в рамках взаимосвязанных сделок
Верховный Суд указал, что договоры займа между физлицами и договоры банковского кредита были взаимосвязаны и направлены на перевод долга. При этом оспаривание только последней сделки из всей цепочки привело к двойному взысканию задолженности
01 Августа 2019 Новости

В то же время, заметил Суд, конкурсный управляющий оспаривал лишь часть сделок из названной цепочки. Однако если приведенные выше обстоятельства, касающиеся движения векселей, соответствовали действительности, квалификация данной сделки не могла производиться без учета всей совокупности отношений, так как отступное являлось одним из элементов реализации намерений сторон по переводу долга (Определение ВС от 23 марта 2017 г. по делу № 307-ЭС16-3765 (4,5). В ситуации, отметил Суд, когда отношения сторон являются сложноструктурированными, оспаривание одной из взаимосвязанных сделок (даже при наличии условий для признания ее недействительной) не может приводить к полноценному восстановлению положения, существовавшего до совершения всех сделок, в связи с чем такой способ защиты нельзя признать надлежащим.

«Сложившееся положение вещей, при котором была оценена только одна сделка из всей цепочки, привело к тому, что конкурсный управляющий получил возможность взыскать денежные средства дважды – как с Кузнецова А.С. по займу, так и с Бреднева В.А. по договору купли-продажи векселей, то есть получить неосновательное обогащение», – подчеркнул Верховный Суд.

Он указал, что правильным в таком случае является оспаривание совокупности сделок, опосредующих перевод долга. В ситуации, когда банкротящееся лицо являлось кредитором в обязательстве, оспаривание соглашения о переводе долга по специальным основаниям законодательства о несостоятельности возможно, в частности, по мотиву причинения вреда имущественным правам и интересам кредиторов такого лица (ст. 61.2 Закона о банкротстве) с установлением того, ухудшилось ли положение банкрота как кредитора в обязательстве в связи со сменой личности должника. При этом, отметил ВС, Кузнецов приводил доводы о том, что платежеспособность Бреднева как основного акционера должника не уступает платежеспособности самого Кузнецова, то есть что сделка не причинила должнику ущерба. Однако, заметила высшая инстанция, суды действительность сделок на основании указанного критерия не оценивали.

Кроме того, Верховный Суд указал, что при проверке подозрительности сделки по специальным основаниям законодательства о банкротстве наиболее существенное значение имеют такие факторы, как причинение ею вреда имущественным интересам кредиторов, а также финансовое состояние должника на момент ее заключения.

ВС отметил, что при рассмотрении спора Александр Кузнецов ссылался на то, что (даже не принимая во внимание цепочку сделок) вред от соглашения об отступном не наступил, поскольку переданные в счет погашения долга по займу векселя ликвидны, их эмитент (ООО «СБ «Охрана») является действующей организацией с многомиллионным оборотом, расчет с помощью векселей данного лица являлся стандартной практикой для страховой компании. «Однако суды, ограничившись констатацией аффилированности эмитента векселей с самим Кузнецовым А.С., а также перечислением сведений из общедоступных источников, не оценили спорные операции на предмет отнесения их к обычной хозяйственной деятельности, не проверили имущественное положение ООО “СБ “Охрана” для того, чтобы иметь возможность всесторонне и полноценно делать суждения относительно его финансового состояния и, как следствие, ценности векселей», – указал Суд.

Равным образом, отметил он, проверяя платежеспособность страховой компании, суды не учли подкрепленные конкретными доводами и доказательствами возражения Кузнецова о том, что должник в период совершения сделок вел текущую хозяйственную деятельность, не имея убытков, что размер активов компании превышал сумму его обязательств и т.д. Проигнорировав данные возражения, суды пришли к преждевременным выводам о неплатежеспособности должника в указанный период.

Верховный Суд отметил решения нижестоящих судебных актов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав, что при необходимости суду следует также решить вопрос о возможности проведения финансово-экономической экспертизы в отношении как спорных векселей, так и имущественного положения должника на момент совершения спорной сделки. Кроме того, следует привлечь к непосредственному участию в рассмотрении настоящего обособленного спора Вячеслава Бреднева и ООО «СБ «Охрана».

Эксперты посчитали позицию Суда значимой для практики

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев указал, что Верховный Суд более детально рассмотрел спор между сторонами, нежели суды нижестоящей инстанции. «Определение Суда разъясняет, как на практике необходимо рассматривать обособленные споры, связанные с соглашениями об отступном, векселями и последствиями применения недействительности сделок», – заметил он. По мнению адвоката, нижестоящие суды не до конца разобрались в деле, что и повлекло направление спора на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко посчитал, что Верховный Суд обоснованно указал, что при проверке подозрительности сделки по специальным основаниям законодательства о банкротстве наиболее существенное значение имеют такие факторы, как причинение ею вреда имущественным интересам кредиторов и финансовое состояние должника на момент ее заключения. Кроме того, отметил он, Верховный Суд прямо указал нижестоящим судам, что необходимо максимально полное, а не формальное исследование платежеспособности должника в момент совершения сделки, необходимо также исследование сделок на предмет отнесения их к обычной хозяйственной деятельности, кроме того, судами не дана оценка наличию ущерба для должника по данной сделке.

«Данная судебная практика будет способствовать объективному рассмотрению дел по аналогичным основаниям, позволит не зацикливаться только на установлении факта аффилированности между сторонами сделки, формальном определении как неплатежеспособности должника в момент совершения сделки, так и причиненного ему ущерба. Именно формальный подход судов при рассмотрении указанного дела и является причиной отмены Верховным Судом судебных актов», – резюмировал Дмитрий Рынденко.