07.06.2021 ВС подчеркнул недопустимость привлечения к банкротному делу сторонних лиц без санкции суда АГ НОВОСТИ

Он указал, что принятие собранием кредиторов решения о привлечении общества в качестве организатора торгов не освобождает арбитражного управляющего от необходимости доказать обоснованность этого

В Определении № 305-ЭС18-24484 (12) от 24 мая по делу №А40-239581/2015 Верховный Суд высказался о привлечении арбитражным управляющим сторонних специалистов для организации торгов, деятельность которых превышает установленный законом лимит расходов, до санкции суда на это.

Арбитражный управляющий привлек организатора торгов, не дождавшись санкции суда

31 марта 2017 г. ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» было признано банкротом. 1 июня 2018 г. арбитражный управляющий Леонид Лазаренко обратился в суд с заявлением об увеличении установленного Законом о банкротстве лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами. Он также просил утвердить расходы на выплату вознаграждения ООО «Ру-Трейд» как организатору торгов по реализации имущества должника.

26 сентября 2018 г. в удовлетворении заявления было отказано. Суд отметил, что в случае превышения установленного лимита расходов обязанность доказывания обоснованности привлечения специалистов и цены их услуг лежит на арбитражном управляющем. При этом он заметил, что сам Леонид Лазаренко и так должен обладать всеми необходимыми знаниями для организации процедуры продажи имущества, а также что необходимость привлечения иных лиц для осуществления этой деятельности, обусловленную спецификой дела о банкротстве, управляющий документально не подтвердил.

Суд обратил внимание на то, что в штате компании-банкрота имеется 55 не уволенных сотрудников, в том числе исполнительный директор, его заместитель, заместитель генерального директора по правовым и корпоративным вопросам, советник генерального директора, которым может быть поручена часть функционала организатора торгов, в частности взаимодействие с потенциальными покупателями имущества.

Разумность расходов, санкция на осуществление которых испрошена у суда, не доказана, заключил суд. Он пришел к выводу, что лимит расходов может быть увеличен лишь на твердую сумму исходя из конкретных обстоятельств, положенных управляющим в обоснование доводов о необходимости привлечения специалистов. Наличие таких обстоятельств управляющий не подтвердил. Предложенный им механизм расчета вознаграждения (в процентах от фактической цены реализации) не позволяет достоверно установить итоговую величину вознаграждения, реально подлежащего выплате организатору торгов по результатам их проведения, проверить ее экономическую обоснованность.

Однако еще до рассмотрения судом вопроса об увеличении лимита решением собрания кредиторов от 26 июля 2018 г. были утверждены изменения в положение о порядке продажи имущества «Технопромэкспорт», согласно которым организатором торгов определен «Ру-Трейд», а размер его вознаграждения за счет имущества должника – 1,5% от цены реализации (при условии продажи имущества) или 100 тыс. руб. (на случай незаключения договора по итогам торгов). Соответствующий договор с компанией был заключен управляющим 30 июля 2018 г., то есть до вынесения и вступления в силу решения суда об отказе.

12 мая 2020 г. управляющий подал в суд второе заявление об установлении вознаграждения «Ру-Трейд» в сумме более 22,3 млн руб., указав, что общество выполнило функции организатора торгов. Таким образом, определенный в соответствии с п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве лимит всех расходов на привлеченных лиц в 4 млн руб. был значительно превышен.

На этот раз заявление управляющего было удовлетворено. Суд исходил из того, что «Ру-Трейд» фактически оказал услуги организатора торгов в форме публичного предложения, на которых доля в уставном капитале и пакет акций реализованы более чем за 1,4 млрд руб. Суд счел, что привлечение организатора торгов было оправдано, поскольку реализация долей участия и акций предприятий, работающих на энергетическом рынке, осуществлялась в рамках этого ограниченного рынка, для дачи консультации потенциальным покупателям требовались специальные познания в сфере энергетики, продать имущество удалось именно благодаря профессионализму «Ру-Трейд».

Суд констатировал отсутствие в деле доказательств того, что стоимость услуг организатора торгов завышена. Кроме того, он отметил, что решения о выборе организатора торгов и порядке исчисления размера его вознаграждения были приняты собранием кредиторов должника и не признавались недействительными в установленном законом порядке. Вышестоящие инстанции оставили это решение в силе.

Верховный Суд раскритиковал подход нижестоящих инстанций

Один из кредиторов должника, ООО «Корпорация Акционерной Компании «Электросевкавмонтаж», обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить решения судов и отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего.

Изучив материалы дела, ВС заметил, что при рассмотрении первого ходатайства Леонида Лазаренко суды справедливо обратили внимание на обязательность доказывания управляющим обстоятельств в привлечении стороннего специалиста. Однако при разрешении второго ходатайства о даче разрешения на привлечение того же общества «Ру-Трейд» на тех же условиях, что и ранее, суды неправомерно освободили управляющего от необходимости документального подтверждения юридически значимых обстоятельств, проигнорировав ранее сделанные правильные выводы о распределении бремени доказывания и порядке привлечения специалистов при превышении лимитов.

Верховный Суд указал, что приведенные конкурсным управляющим основания привлечения для организации и проведения торгов «Ру-Трейд» не были обусловлены экстраординарными, непредвиденными обстоятельствами и должны были быть известны ему заранее. Несмотря на это, управляющий заключил договор до получения санкции со стороны суда, рассматривающего дело о банкротстве, что недопустимо. Более того, впоследствии получив отказ в удовлетворении первого ходатайства, управляющий не предпринял мер к расторжению договора, заключенного с нарушением положений п. 6 ст. 20.7 Закона о банкротстве – в отсутствие судебного определения.

ВС заметил, что при втором обращении управляющий не пытался доказать, что привлечение организатора торгов было объективно необходимо и эти полномочия не могли быть реализованы самим управляющим при помощи лиц, находящихся в штате «Технопромэкспорта», не пробовал обосновать рыночный характер цены услуг. Он не представил свидетельств изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Сочтя, что для успешной реализации принадлежащих «Технопромэкспорту» долей участия и акций энергетических компаний необходимы специальные познания в сфере энергетики, суды при разрешении второго ходатайства не сослались на какие-либо доказательства, указывающие, хотя бы косвенно, на наличие у сотрудников «Ру-Трейд» подобного рода познаний, опыта в сфере реализации долей участия, акций энергетических предприятий, деловой репутации и деловых связей на энергетическом рынке.

Равным образом, указал Суд, при превышении лимита расходов необходимость привлечения организатора торгов не может подтверждаться лишь его ординарными информационными письмами, адресованными потенциальным участникам торгов, с общей информацией об их проведении, а также свидетельствами совершения организатором стандартного набора действий по опубликованию сообщений, предусмотренных законодательством, подведению итогов торгов и тому подобных.

Верховный Суд отметил, что конкурсный управляющий не привел объяснений относительно того, почему он считает эффективной процедуру, в ходе которой с помощью подысканной им организации более чем за 1,4 млрд руб. были отчуждены доли участия и акции обществ, изначально оцененные в сумму около 7,1 млрд руб.

ВС указал, что нижестоящие инстанции неправомерно возложили на кредитора обязанность по первичному доказыванию нерыночности цены услуг «Ру-Трейд», тогда как в силу прямого указания п. 6 ст. 20.7 Закона о банкротстве именно Леониду Лазаренко надлежало доказать соответствие данной цены обычным расценкам на аналогичные услуги.

Также ВС отметил, что принятое собранием кредиторов решение о привлечении «Ру-Трейд» в качестве организатора торгов не возлагает на суд обязанность по автоматическому утверждению этого решения и не освобождает управляющего от необходимости доказывания обоснованности как самого факта привлечения организатора торгов, так и стоимости его услуг.

Суд отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявления.

Эксперты разошлись в вопросе о том, может ли арбитражный управляющий до суда привлекать некоторых лиц

 

Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов посчитал, что ВС дал некий ориентир участникам оборота и обращает внимание на правовые последствия недобросовестных и незаконных действий управляющего.

С одной стороны, указал адвокат, ВС говорит о недопустимости нарушения управляющим императивной нормы о предварительной санкции суда и невозможности преодолеть судебную санкцию решением собрания кредиторов. С другой стороны, в логике Верховного Суда прослеживается мысль о том, что превышение лимита могло бы быть одобрено управляющему постфактум, несмотря на отсутствие предварительной санкции суда, но исключительно при доказанности следующих обстоятельств:

  • объективной необходимости привлечения стороннего лица (для организации и проведения торгов);
  • невозможности самостоятельной реализации действий привлеченного лица (или при помощи лиц, находящихся в штате должника);
  • рыночного характера цены услуг;
  • изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Как считает адвокат Forward Legal Данил Бухарин, размер вознаграждения организатору торгов очевидно завышен, тем более в сравнении с фактически осуществленными им действиями. Также он обратил внимание на непоследовательность судов нижестоящих инстанций, которые сперва признали необоснованным привлечение конкурсным управляющим организатора торгов, но затем согласились с необходимостью ему выплатить вознаграждение.

«Верховный Суд справедливо отметил, что привлекать лиц для обеспечения функций арбитражного управляющего при превышении лимитов расходов на процедуру возможно только после предварительного согласования расходов на таких лиц в суде. В противном случае оплата таким лицам до судебной проверки обоснованности их привлечения будет нарушать права кредиторов. При этом даже наличие решения собрания или комитета кредиторов об одобрении договора с привлеченным лицом не может подменять собой необходимость судебной оценки подобного решения арбитражного управляющего», – отметил он.

Также ВС справедливо указал, что именно управляющий должен доказать необходимость и экономическую целесообразность в привлечении третьих лиц, в частности организатора торгов, посчитал Данил Бухарин. Нельзя перекладывать обратное бремя доказывания на кредитора, который считает размер вознаграждения организатора торгов завышенным, заключил он.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко заметил, что ВС всесторонне рассмотрел ситуацию по делу, включая обстоятельства подачи конкурсным управляющим первого заявления об увеличении лимита, и обратил внимание на факты, подлежащие доказыванию в рассматриваемой ситуации:

  • невозможность выполнения функций организатора торгов самим управляющим с помощью штата должника;
  • обоснованность привлечения конкретного организатора торгов и условий его привлечения;
  • эффективность уже проведенных на момент рассмотрения заявления торгов.

Дмитрий Рынденко указал, что сложившаяся практика по заявлениям об увеличении лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами, сводится к необходимости конкретного и последовательного доказывания управляющими обоснованности привлечения каждого лица и всех условий его привлечения (как цены, так и срока, на который привлекается лицо). Как правило, если в деле в качестве кредитора участвует налоговый орган, именно он становится основным «оппонентом» управляющего по данным вопросам, пытаясь добиться отказа или снижения размера вознаграждения для привлекаемых управляющим лиц и переложить ту или иную работу на плечи самих управляющих. «Нужно отметить, что формальный подход управляющих к доказыванию обоснованности привлечения лиц в таких делах практически невозможен, что и подтвердил ВС РФ в рассматриваемом случае, указав, например, что рекламные буклеты и “ординарные письма” не могут свидетельствовать об исключительной компетенции привлекаемого лица. При этом, однако, Суд не указал, какие именно доказательства в этом случае были бы уместны и достаточны», – отметил он.

По мнению Дмитрия Рынденко, ВС довольно жестко выразил позицию о невозможности и незаконности заключения договора с привлеченным лицом до одобрения условий его привлечения судом, подчеркнув, что управляющий должен был расторгнуть заключенный договор после отказа в первом заявлении. «На практике же возможны ситуации, когда управляющий в интересах кредиторов (для сохранения имущества или более выгодной его реализации (например, скоропортящееся имущество)) вынужден привлекать некоторых лиц до одобрения судом – по сути, конечно, на свой страх и риск», – резюмировал он.

Марина Нагорная