07.06.2021 Судебная аудиозапись как доказательство АГ

О недостаточной эффективности поправок об аудиопротоколировании, дублировании письменного и аудиопротоколов, рекомендациях адвокатам
Материал выпуска № 11 (340) 1-15 июня 2021 года.

Автор статьи комментирует введенную в действие с 1 сентября 2019 г. обязанность суда осуществлять аудиопротоколирование открытых судебных заседаний, называет препятствия для ее реального правоприменения, дает рекомендации адвокатам, как повысить эффективность использования судами аудиозаписи, и высказывает мнение о дублировании письменного и аудиопротоколов.

В рамках мер по совершенствованию судебной системы, направленных на обеспечение доступа граждан и организаций к правосудию, его максимальной открытости и прозрачности, реализации принципа независимости и объективности при вынесении судебных решений, в 2018 г. в УПК РФ были внесены инициированные Президентом РФ поправки, касающиеся обязательной аудиозаписи открытых судебных заседаний. Возможность аудиозаписи была предусмотрена УПК РФ и ранее, но массового официального характера ее реализации судами по ходатайству сторон или по собственной инициативе не наблюдалось.

Почему не работают поправки об аудиопротоколировании

С 1 сентября 2019 г. действует обязанность суда осуществлять аудиопротоколирование открытых судебных заседаний, т.е. вести аудиозапись.

Относительно небольшой промежуток времени действия ст. 259 УПК РФ в новой редакции уже позволил понять, как поправки работают на практике и способствуют ли они повышению качества судопроизводства. К сожалению, на сегодняшний момент констатировать их эффективность, по моему мнению, не представляется возможным, кардинальных изменений в качество судопроизводства они не внесли. Как это ни странно, до настоящего времени в отдельных случаях защите путем подготовки многочисленных жалоб и ходатайств приходится упорно добиваться выполнения очевидного и предусмотренного не только нормами УПК РФ обязательного приобщения к делу электронных носителей, содержащих судебные аудиозаписи. Не говоря уже о том, что иногда они по тем или иным причинам вовсе отсутствуют. При этом в материалах дела может не быть и обоснования этих причин, что недопустимо.

Например, в одно из дел вместо электронных носителей с аудиозаписями была вложена справка за подписью председательствующего об их хранении на сервере вышестоящего суда, в котором после поступления уголовного дела с апелляционной жалобой в выдаче копий защитнику отказали, адресовав ходатайствующего в суд первой инстанции. Впоследствии в связи с выявлением ряда нарушений УПК РФ дело было снято с рассмотрения в суде апелляционной инстанции и направлено в нижестоящий суд. Примечательно, что основанием для возвращения в нижестоящий суд для устранения нарушений довод об отсутствии в деле электронных носителей не служил. Позже суд первой инстанции приобщил носитель с судебными записями к делу, но только после дополнительных жалоб и заявлений стороны защиты по поводу их отсутствия.

Еще больше аргументов и упорства требуется от защиты для того, чтобы обратить внимание судов на содержание этих самых судебных аудиозаписей с целью оценки доказательств и установления фактических обстоятельств, проверки законности, обоснованности и справедливости приговора или иного обжалуемого решения суда. И это, несмотря на то, что:

  • Верховный Суд РФ констатирует, что аудиозапись, полученная в результате применения технических средств самим судом, имеет доказательственное значение1;
  • Конституционный Суд РФ указал, что аудиозапись является средством обеспечения полноты и объективности протокола и определил ее назначением способствование в оценке вышестоящими инстанциями правосудности принятых по уголовному делу решений2.

Как адвокатам повысить эффективность использования судебной аудиозаписи

Чтобы рассматриваемые изменения в УПК РФ не носили характер декларативных и бессмысленных, а также в целях оказания квалифицированной юридической помощи адвокатам целесообразно учитывать при работе по делу следующее.

1. Сторона защиты вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и судебной аудиозаписью, получить их копии и принести на них замечания. Игнорирование необходимости работы с протоколом судебного заседания может стать основанием для привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности.

При отсутствии замечаний на протокол доводы о том, что показания свидетелей искажены и приведены не в полном объеме и т.п., скорее всего, будут признаны несостоятельными3.

Оставление судом без оценки доводов защиты о существенных различиях в содержании аудиозаписи и письменного протокола может явиться основанием к отмене судебного решения4. Это связано с тем, что по смыслу закона и правовых позиций КС РФ законодатель не допускает необоснованного уклонения суда от обязанности проверки доводов, содержащихся в принесенных на протокол судебного заседания замечаниях, даже при условии, что они не были рассмотрены председательствующим в первой инстанции по объективным причинам5. Стороны и в этом случае не лишены возможности при рассмотрении уголовного дела вышестоящей инстанцией заявить ходатайство о подтверждении или об опровержении тех или иных имеющих значение для дела фактов и обстоятельств, относящихся к судебному заседанию суда первой инстанции, но не нашедших отражения или неверно отраженных в его протоколе6.

2. У председательствующего есть обязанность разъяснять не только право на ознакомление с протоколом и аудиозаписью, но и порядок его осуществления, а также обеспечить его реализацию, в том числе подсудимому/осужденному, содержащемуся под стражей. Так, в одном из дел по моему ходатайству как защитника осужденный, содержащийся под стражей, в течение нескольких дней доставлялся в здание суда, сотрудники которого обеспечивали ему возможность ознакомления с материалами уголовного дела и судебными аудиозаписями заседаний. По ходатайству защиты суд также направил осужденному в СИЗО электронный носитель, содержащий копии судебных аудиозаписей.

3. Сведения о разъяснении участникам уголовного судопроизводства их прав и порядка их осуществления по совокупному смыслу ч. 2 ст. 243 УПК РФ и п. 9 ч. 3 ст. 259 УПК РФ подлежат внесению в протокол. Довод об отсутствии соответствующих сведений в письменном протоколе в совокупности с доводами защиты о том, что порядок реализации прав не был разъяснен, исходя из моей личной практики, может являться достаточным обоснованием уважительности причины пропуска срока для подачи ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания и необходимости его восстановления.

4. Заявлять о допущенном нарушении права на ознакомление с протоколом судебного заседания и аудиозаписями и его восстановлении можно в суде апелляционной инстанции, несмотря на положения ч. 7 ст. 259 УПК РФ, указывающие на невозможность удовлетворения подобного ходатайства в данной стадии судопроизводства. По одному из дел о нарушении данного права было заявлено в суде апелляционной инстанции, который, согласившись с доводами стороны защиты и признав за моим подзащитным право на ознакомление и подачу замечаний на протокол и аудиозапись, снял дело с апелляционного рассмотрения и направил его в районный суд.

5. Электронные носители информации, содержащие судебные аудиозаписи заседаний, должны быть непосредственно в уголовном деле. В ближайшем будущем согласно Концепции информационной политики судебной системы на 2020–2030 гг. (одобрена Советом судей 5 декабря 2019 г., далее – Концепция) планируется создание единого информационного пространства судебной системы с введением облачного хранения аудиопротоколов, что не только позволит уйти от их копирования на электронные носители и приобщения к материалам дела, но и предоставит участникам процесса возможность ознакомиться с аудиопротоколом независимо от места их нахождения.

В настоящее время обязательное наличие электронных носителей в деле прямо предусмотрено п. 7.9 Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденной приказом Судебного департамента при ВС РФ от 29 апреля 2003 г. № 36. В нем указано: при использовании технических средств для фиксирования хода судебного заседания электронные носители информации (диски, дискеты, флеш-карты) должны быть вшиты в дело (приобщены к протоколу судебного заседания) в упакованном виде (конверт) с указанием на упаковке номера дела, даты, а также подписаны уполномоченным работником аппарата суда. Упаковка должна обеспечивать сохранность электронного носителя от повреждений и порчи.

Аналогичные положения содержат и нормы ч. 5 ст. 259 УПК РФ, п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 13 декабря 2012 г. № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», определения КС РФ7.

За отсутствие без уважительной причины аудиозаписи судебного заседания судья, исходя из содержания Вестника Высшей квалификационной коллегии судей РФ за 2019 г. № 6, может быть привлечен к дисциплинарной ответственности (как минимум замечание). В то же время, как это ни парадоксально, несмотря на императивность требований ст. 259 УПК РФ, отсутствие по техническим причинам аудиофиксации ряда судебных заседаний по делу при составлении соответствующего акта за подписью судьи, секретаря и технического работника может и не оказать влияния на законность судебного решения8. Безусловным основанием к его отмене по смыслу п. 11 ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ за неимением аналогичной п. 6 ч. 1 ст. 310 КАС РФ формулировки («нарушение правил о ведении аудиопротоколирования судебного заседания») является по-прежнему только отсутствие в материалах дела письменного протокола.

6. Письменный протокол рассматривается как производное доказательство в сопоставлении с аудиозаписями. Еще до внесения соответствующих поправок в УПК РФ в упомянутых и иных определениях КС РФ указал, что письменный протокол в части, касающейся фиксации показаний и исследования иных доказательств, может в ходе судебного следствия рассматриваться как производное доказательство в сопоставлении с аудио- или видеозаписями, в которых непосредственно запечатлены ход и результаты судебного разбирательства. Материалы аудиозаписи заседания служат средством обеспечения полноты и объективности протокола9.

Таким образом, при осуществлении защиты возможно ссылаться в качестве доказательства не только на письменный протокол, но и на содержание судебной аудиозаписи судебного заседания.

Своевременное получение копии судебной аудиозаписи позволит внести в дело в качестве иного доказательства ее расшифровку, которую специалистам желательно получить для оформления ее соответствующим образом. Подобные расшифровки позволяют преодолеть нежелание суда воспроизводить даже в малой части аудиозапись судебного заседания для обоснования защитой фактических обстоятельств и оценки доказательств.

При этом, поскольку для изготовления аудиозаписи не требуется тех трудозатрат секретаря, которые нужны при составлении письменного протокола, при отказе суда вручить копию записи до окончания рассмотрения дела по существу целесообразно обращаться с соответствующим заявлением к председателю суда, т.е. не оставлять данное решение без должного внимания. Объективных причин для отказа в своевременном изготовлении и вручении стороне копии записей нет. Более того, возможно заявить ходатайство об отложении заседания для изучения стороной защиты доказательства и предоставлении на его основании иного.

7. Аудиозапись наряду с письменным протоколом может быть оценена на предмет допустимости в качестве доказательства согласно ст. 83 и 88 УПК РФ. Адвокатам следует при необходимости использовать возможность заявления ходатайств о признании недопустимым доказательством (полностью или в части) протокола судебного заседания и (или) судебной аудиозаписи.

8. Защите целесообразно вести аудиозапись судебного заседания самостоятельно. Учитывая, что в настоящее время отсутствие части аудиопротокола судебного заседания не свидетельствует, по мнению судов, о его порочности10, возможно, как показывает моя личная практика, приобщить собственную аудиозапись заседания как доказательство и восполнить в интересах защиты «пробел» в работе суда.

Полагаю, что в целях обеспечения реальной, а не формальной гласности судопроизводства в действующий УПК РФ необходимо внести поправки в части расширения круга оснований к отмене судебных решений – предусмотреть это при отсутствии не только протокола, но и при судебной аудиозаписи судебного заседания. Для гарантирования реализации права на защиту в полном объеме и своевременно считаю правильным дополнить и норму ч. 7 ст. 259 УПК РФ, установив минимальный срок для приобщения судом электронного носителя, содержащего судебную аудиозапись, к материалам дела, а также срок для вручения копий аудиозаписи не позднее дня, следующего за днем подачи соответствующего ходатайства. Целесообразно законодательно закрепить обязательное вынесение на обсуждение председательствующим возможности продолжить заседание при выявлении факта сбоя в работе техники, осуществляющей фиксацию происходящего в заседании, обязать незамедлительно уведомлять об этом участников. Судебную аудиозапись следует включить в перечень доказательств, указанный в ст. 74 УПК РФ. Существующие пробелы не согласуются с упомянутой Концепцией и требуют в связи с этим внимания законодателя.

О дублировании протоколов

Одновременное ведение письменного и аудиопротоколов в судебном заседании по уголовным делам является излишним требованием по причине абсолютной объективности и полноты аудиопротокола, его готовности к выдаче сторонам процесса сразу после судебного заседания и полной субъективности письменного протокола, длительного времени его изготовления и недейственной процедуры верификации письменного протокола сторонами процесса.

В уголовном деле объективная фиксация происходящего в судебном заседании имеет абсолютную ценность для судьи по причине важности принимаемого решения – приговором суда подсудимый может быть лишен конституционных прав.

Переход судов к использованию аудиопротокола, а в идеале – аудиовидеопротокола как единственного объективного доказательства происходящего в судебном процессе – полностью отвечает принципам уголовного судопроизводства и исключает субъективный фактор при формировании доказательства.

В переходный период возможны технические проблемы, связанные с тем, что не во всех судах имеются необходимые технические средства, в том числе при выездных судебных процессах. Кроме того, не все судьи смогут быстро перестроить свою работу с чтения письменного протокола на прослушивание аудиозаписи. Однако в целом убедительных причин для отказа от объективности судебного доказательства – судебной аудиозаписи – не существует. Процедура фиксации происходящего в судебном заседании, формирование доказательств судом по делу в ходе судебного заседания в порядке административного, гражданского, арбитражного, уголовного и конституционного судопроизводств не может быть различной и зависеть от вида судопроизводства.

Вид судопроизводства не может влиять на принципы судопроизводства в единой системе судов России – все типы судопроизводства осуществляются единым институтом государства – судебной властью. Применение различных правил формирования судом доказательств в ходе судебного заседания – в зависимости от вида судебного производства – на мой взгляд, недопустимо.

Как указано в ст. 123 Конституции РФ, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон независимо от вида судопроизводства. Невозможно обеспечить единство соблюдения конституционных принципов во всех типах судопроизводства, если формирование доказательств в ходе судебного заседания субъективно при ведении письменного протокола и объективно при ведении аудиопротокола. По этой причине все процессуальные кодексы Российской Федерации должны содержать требования о ведении аудиопротокола судебных заседаний как объективного доказательства, формируемого в ходе судебного процесса.

Обеспечение единства процесса формирования доказательств, получаемых судом в ходе судебного заседания, стремление к абсолютной объективности таких доказательств в любом типе судопроизводства соответствует, с моей точки зрения, целям и задачам ВС РФ – формированию единства правоприменительной практики судов судебной системы России.


1 Определение ВС РФ от 22 июня 2011 г. № 45-О11–63СП.

2 Определение КС РФ от 24 марта 2015 г. № 687-О.

3 Кассационное определение Девятого кассационного суда общей юрисдикции от 26 февраля 2020 г. № 77–64/2020, апелляционное определение Иркутского областного суда от 6 ноября 2019 г. № 22–3292/2019.

4 Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22 сентября 2020 г. № 77– 879/2020.

5 Определение КС РФ от 18 июля 2019 г. № 1917-О.

6 Определение № 67-УД20–5-К8 из Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2020) (утв. Президиумом ВС РФ 23 декабря 2020 г.).

7 Определения КС РФ от 2 июля 2009 г. № 1014-О-О, от 17 июня 2010 г. № 796-О-О.

8 Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28 октября 2020 г. № 77–2065/2020.

9 Определение КС РФ от 2 июля 2009 г. № 1007-О-О.

10 Кассационное определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 9 сентября 2020 г. № 77– 1749/2020.