07.06.2021 Эффективна ли мера, принятая мегарегулятором Банк России рекомендовал продлить реструктуризацию кредитов (займов) АГ

Материал выпуска № 10 (339) 16-31 мая 2021 года.

30 марта 2021 г. Банк России в информационном письме «О реструктуризации кредитов (займов) физическим лицам и субъектам МСП» рекомендовал кредитным организациям продолжать рассматривать возможность изменения условий ранее предоставленных кредитов (займов). Наш постоянный автор анализирует, защитит ли такая мера должника с учетом того, что завершился период обязательной реструктуризации кредитов для неипотечных заемщиков.

Первое, на что необходимо обратить внимание, – это рекомендательный характер информационного письма о реструктуризации кредитов (займов) физическим лицам и субъектам МСП от 30 марта 2021 г. № ИН06–59/19. Во-вторых, мегарегулятор ориентирует банки исключительно на собственные программы реструктуризации кредитов (займов), про реструктуризацию в силу закона не сказано ни слова.

Напомним, что по общему правилу ст. 310 ГК РФ изменение кредитного договора возможно по соглашению сторон. В одностороннем порядке обязательство изменяется в исключительных случаях, предусмотренных законом. К ним относится возможность получения кредитных каникул по основаниям и на условиях, предусмотренных законодателем. Первоначально (в 2019 г.) возможность предоставления кредитных каникул касалась только ипотечных заемщиков1. В связи с пандемией коронавируса законодатель распространил такую возможность на иные потребительские и бизнес-кредиты2. Однако по неипотечным кредитам предельный срок обращения за реструктуризацией в силу закона был ограничен – до 30 сентября 2020 г. Таким образом, на сегодняшний день у неипотечных заемщиков отсутствует возможность получения реструктуризации в силу закона.

И все же кризисная ситуация не прошла даром, если до пандемии изменить заемное обязательство на условиях должника вопреки воле кредитора было практически невозможно. Эпидемиологическая вспышка заставила должников более активно спорить с банками относительно оснований и условий предоставления реструктуризации. В результате как законодателю, так и правоприменителю пришлось переосмыслить традиционно сильный прокредиторский подход.

Верховный Суд РФ в одном из своих «пандемических» обзоров уделил внимание данной проблеме с учетом интересов заемщика3. В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации (ГД ФС РФ) находится целый ряд законопроектов, направленных на защиту должника. Рассмотрим некоторые из них.

Проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» № 1049782–7 разработан в целях недопущения недобросовестной практики кредитных (некредитных) организаций, выраженной в необоснованных отказах предоставления гражданам ипотечных каникул, и принят в первом чтении 17 марта 2021 г. Разработчиками данного законопроекта предлагается внести изменения в ст. 6.1–1 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», предусматривающие обязанность профессионального кредитора в уведомлении об отказе в изменении условий кредитного договора (договора займа) указывать причины такого отказа. По мнению законодателя, разработанный законопроект будет способствовать более ответственному поведению кредитных (некредитных) организаций при рассмотрении вопроса об изменении условий кредитного договора (договора займа). Безусловно, стоит одобрить инициативу депутатов, но, к сожалению, она защищает исключительно ипотечных заемщиков-физических лиц, если их случай охватывается действием ст. 6.1–1 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)». На иных заемщиков гарантии раскрытия информации о причинах отказа в предоставлении реструктуризации не распространяются.

Автор настоящей статьи не видит каких-либо разумных обоснований для признания того, что избранный круг ипотечных заемщиков имеет право на получение информации о причинах отказа от предоставления реструктуризации, а иные должники оказываются вне льготного правового регулирования. Возможно, подобная дискриминация обусловлена тем, что профессиональный кредитор не только не обязан, но и не заинтересован раскрывать причины отказа от заключения кредитного договора. Частным проявлением ситуации является нежелание раскрывать причины отказа в предоставлении реструктуризации4.

Откровенно говоря, незнание должником причин отказа является одним из столпов, на котором держится произвол финансистов. Если кредитор на законных основаниях отказывается от заключения (изменения) заемного обязательства без объяснения причин, то оспорить его действия невозможно. Следовательно, на стадии одобрения кредита (реструктуризации) заемщик готов подписать любой документ (о дополнительных комиссиях и услугах, возможности произвольного увеличения процентной ставки и т.д.), лишь бы получить кредит (реструктуризацию).

В ГД ФС РФ разгорелась битва вокруг законопроекта № 1045211–7 «О внесении изменения в статью 7 Федерального закона “О потребительском кредите (займе)”», внесенного 27 октября 2020 г. Народным Хуралом Республики Калмыкия. В документе содержится положение, обязывающее кредитора предоставлять потенциальному заемщику мотивированное объяснение причин отказа от заключения кредитного договора (займа). В связи с этим в официальном отзыве Правительства РФ дано пояснение: гражданское законодательство не относит кредитный договор к публичным договорам, следовательно, у кредитора отсутствует юридическая обязанность по его заключению с каждым обратившимся. Решение о предоставлении кредита принимается с учетом индивидуальных обстоятельств5. Комитет ГД ФС РФ по финансовому рынку вмешался и указал, что в законодательстве Российской Федерации предусмотрен механизм получения заемщиком информации, отражающей причины отказа. Согласно ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 218-ФЗ «О кредитных историях» субъект (заемщик) кредитной истории вправе не более двух раз в год бесплатно и любое количество раз за плату без указания причин получить кредитный отчет по своей кредитной истории, включая свой индивидуальный рейтинг. При этом согласно ч. 4.1 ст. 4 указанного Федерального закона в информационной части кредитной истории заемщика содержатся также сведения об основании отказа кредитора заемщику в заключении договора займа (кредита) с указанием причины. Предлагаемая Народным Хуралом Республики Калмыкия новелла, по мнению депутатов ГД ФС РФ, представляется избыточной. Кроме того, риск невозврата кредита всегда лежит исключительно на кредиторе (кредитной организации); отказ кредитора заключить договор является результатом комплексной процедуры принятия решения. Кредитору сложно выделить единственную (главенствующую) причину (основание), в силу которой заемщик получает отказ и которую следует сообщить потенциальному заемщику. Комитет ГД ФС РФ по финансовому рынку особое внимание обратил на то, что реализация проектируемых изменений поставит под угрозу сохранность коммерческой тайны, в том числе в отношении так называемых скоринговых моделей, используемых кредитными организациями для проведения оценки рисков кредитования заемщиков, а также для формирования своих резервов и капитала6.

Конституционный Суд Российской Федерации (КС РФ) в середине 2020 г. анализировал обоснованность немотивированного отказа от заключения потребительского кредита. В определении от 29 сентября 2020 г. № 2192-О КС РФ указал, что «…право кредитора по результатам рассмотрения заявления о предоставлении потребительского кредита (займа) отказать заемщику в заключении такого договора без объяснения причин обеспечивает в том числе сохранение конфиденциальности методик, позволяющих кредитным организациям провести необходимую проверку обращающихся за предоставлением потребительского кредита (займа) лиц и тем самым снизить риск невозврата денежных средств, а также достижение публичных интересов, направленных, в частности, на предупреждение, выявление и пресечение деяний, связанных с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма…»7.

Правовое управление ГД ФС РФ вступилось за заемщиков, отметив, что концепция законопроекта возражений не вызывает, поскольку в соответствии с нормами ч. 5 ст. 7 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» и ч. 4.1 ст. 4 Федерального закона «О кредитных историях» информацию об отказе от заключения договора потребительского кредита (займа) с указанием причин отказа кредитор направляет в бюро кредитных историй, предоставление этой информации непосредственно заявителю является обоснованным. Такой подход сократит административные процедуры – гражданину не потребуется обращаться в бюро кредитных историй, а также позволит ему объективно оценить свои возможности в качестве заемщика. Хотелось бы поддержать доводы Правового управления и добавить, что законодательно закрепленная обязанность банка обосновывать причины отказа от заключения потребительского кредита не только сократит административные процедуры для потребителя, но и устранит явную несправедливость, когда в информационной части кредитной истории содержится минимальная информация о причинах отказа, которая не позволяет заемщику понять его истинные причины. В частности, на сайте Национального бюро кредитных историй (НБКИ) в статье «Отказ в получении кредита в банке»8 проанализированы наиболее часто встречающиеся причины отказа, о которых кредитные организации передают сведения в бюро кредитных историй. Чаще всего в качестве причины отказа значатся: плохая кредитная история; недостоверные сведения, подаваемые заемщиком; чрезмерная долговая нагрузка. Иными словами, причина отказа сформулирована настолько обобщенно, что не несет какой-либо полезной информации для заемщика, а скорее окончательно запутывает его.

Несмотря на лояльную к потенциальным заемщикам позицию Правового управления, Комитет ГД ФС РФ по финансовому рынку рекомендовал отклонить предложенный законопроект, что и было сделано законодательным органом 6 апреля 2021. К сожалению, депутаты не учли западный опыт. Дело в том, что в наиболее развитых западных правопорядках должники столкнулись с отказами от заключения финансовых сделок по причине особенностей генома. Так, Е.Е. Богданова в лекции «Геном и право: цивилистический аспект»9 приводит пример, когда клиент получает отказ от заключения договора страхования займа в связи с наличием риска развития у него наследственного заболевания, информация о котором была получена финансистами вследствие доступа к сведениям о геноме индивида. Подобные отказы могут быть оспорены в суде, но для этого клиент должен иметь доступ к максимально полной информации о причинах отказа от заключения договора.

Другой законопроект – № 967805–7 прошел первое чтение 29 сентября 2020 г.; в нем указано на необходимость обеспечить равные условия в предоставлении «ипотечных каникул» заемщикам – физическим лицам, в том числе гражданам, получающим доходы от предпринимательской или иной деятельности с применением специальных налоговых режимов. Действующая редакция ст. 6.1–1 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» обязывает заемщика для подтверждения затруднительного финансового положения представить кредитору справку по форме 2-НДФЛ. Предусмотренное условие означает, что заемщик должен быть официально трудоустроен и подтвердить снижение своего дохода справкой 2-НДФЛ, выданной работодателем. В такой ситуации заемщик, который получает доход от предпринимательской или иной деятельности, например, находясь в статусе «самозанятого» или осуществляющего деятельность на патентной системе налогообложения, лишен права воспользоваться «ипотечными каникулами», поскольку его доходы не подтверждаются справкой 2-НДФЛ, а могут быть удостоверены иными документами (налоговой декларацией, книгой доходов и расходов и/или др.). Ввиду указанного законодательного пробела сложилась негативная банковская практика, при которой банки отказывают гражданам, получающим доход от предпринимательской деятельности или иной деятельности, в предоставлении «ипотечных каникул». Создаются неравные дискриминационные условия предоставления «ипотечных каникул» только трудоустроенным гражданам по сравнению с гражданами, получающими доход от предпринимательской деятельности или иной деятельности с применением специальных налоговых режимов. В целях устранения существующего законодательного пробела законопроектом предлагается дополнить ч. 8 ст. 6.1–1 Федерального закона «О потребительском кредите (займе)» положениями, согласно которым «в случае если заемщик является предпринимателем или физическим лицом, осуществляющим деятельность по патентной системе налогообложения или с применением специального налогового режима “налог на профессиональный доход”, предоставляются иные документы, подтверждающие наличие дохода от предпринимательской или иной деятельности с применением специальных налоговых режимов. Перечень указанных документов определяется кредитором самостоятельно».

С одной стороны, законопроект № 967805–7 вызывает одобрение, но с другой стороны, он был принят в первом чтении 29 сентября 2020 г., прошло полгода, однако никаких дальнейших действий со стороны ГД ФС РФ не наблюдается. Между тем предложенные изменения, защищающие ипотечных заемщиков, получающих доходы от предпринимательской деятельности, были крайне необходимы в разгар пандемии, когда действовали жесткие ограничительные меры. Чем вызвано промедление со стороны законодателя, остается только догадываться.

Финансисты продолжают оставаться в приоритетном положении

Резюмируя ситуацию в области реструктуризации кредитных обязательств, можно сделать вывод о том, что наибольшими преференциями наделены ипотечные заемщики, поскольку в отношении них сохраняется возможность изменения заемного обязательства в силу закона, даже если профессиональный кредитор этого не желает. Другие группы должников вправе получить реструктуризацию исключительно с согласия финансовой организации. Информационное письмо Банка России от 30 марта 2021 г. № ИН06–59/19 подтверждает данный вывод.

В ГД ФС РФ периодически вносятся законопроекты, направленные на обеспечение неипотечных заемщиков большими преференциями в области реструктуризации заемных обязательств. Например, законопроект № 658847–7 был направлен на установление права заемщика на получение отсрочки исполнения обязательства по договору потребительского кредита (займа) на срок прохождения им военной службы по призыву или участия в военных сборах. Данный законопроект был отклонен 11 февраля 2020 г. Через год в ГД ФС РФ вносится новый законопроект № 1096221–7, в котором предполагается распространить механизм, аналогичный механизму «ипотечных каникул», предусмотренному в Федеральном законе от 1 мая 2019 г. № 76-ФЗ, на договоры потребительского кредита (займа), а также на кредитные договоры, договоры займа, которые заключены с заемщиком – физическим лицом в целях, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности, и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой, заемщиками по которым являются военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы. При этом указанным лицам предоставляется право установить продолжительность такого льготного периода, которая не может превышать срок, равный сроку его военной службы по призыву, увеличенному на три месяца, а также дату начала льготного периода. Как отмечается в пояснительной записке к законопроекту № 1096221–7, призыв на военную службу влечет существенное сокращение дохода призываемого лица по независящим от него обстоятельствам, что повышает риск неисполнения таким лицом своих обязательств по потребительскому кредиту (займу), в том числе обеспеченному ипотекой. Таким образом, меры, предусмотренные указанным законопроектом, направлены на снижение финансовой нагрузки на граждан, проходящих военную службу по призыву, а также курсантов военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования до заключения с ними контракта о прохождении военной службы при обслуживании ими потребительских кредитов (займов). Данный законопроект принят в первом чтении 6 апреля 2021 г.

Очевидно, что для профессиональных кредиторов вопрос предоставления реструктуризации на условиях должника, даже если он руководствуется законом, является крайне болезненным. В то же время, если должник соглашается на условия банка, то рискует получить неадекватные условия реструктуризации вкупе с дополнительными ненужными платными услугами. Несмотря на многочисленные попытки защиты прав заемщика, финансисты остаются в приоритетном положении не только в рамках индивидуальных договорных отношений с должником, но, по всей видимости, виртуозно лоббируя свои интересы в высших властных инстанциях.

По моему мнению, целесообразно закрепить на законодательном уровне возможность получения неипотечным должником, попавшим в сложную жизненную ситуацию, «кредитных каникул» по аналогии с «ипотечными каникулами». А в качестве следующего шага необходимо предусмотреть в законе административную ответственность профессионального кредитора за необоснованный отказ от предоставления такой реструктуризации. До тех пор, пока это не сделано, финансисты будут прибегать к различным ухищрениям, лишь бы избежать реструктуризации кредитов (займов) в силу закона. В частности, в информационном письме Банка России от 9 февраля 2021 г. № ИН06–59/9 «О предоставлении льготного периода по договорам, сумма кредита (займа) по которым выражена в иностранной валюте» выявлены прецеденты, когда предоставление кредита (займа) в иностранной валюте рассматривается некоторыми кредиторами в качестве основания для отказа в удовлетворении требования о предоставлении льготного периода. На недопустимость подобной практики обратил внимание мегарегулятор. Роспотребнадзор пытается наказывать профессиональных кредиторов, но подобные попытки, зачастую не имеющие под собой достаточной правовой базы, – лишь капля в море. Кроме того, необходимо внедрить специальный судебный порядок защиты прав как ипотечного, так и неипотечного должника. Такие требования должны рассматриваться судами в ускоренном режиме, и решение подлежит немедленному исполнению. Полагаю, что обозначенные предложения позволят усовершенствовать практику реструктуризации заемных обязательств, выведя ее на более цивилизованный уровень.


1 См.: Федеральный закон от 1 мая 2019 г. № 76-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенностей изменения условий кредитного договора, договора займа, которые заключены с заемщиком-физическим лицом в целях, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности, и обязательства заемщика по которым обеспечены ипотекой, по требованию заемщика» // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_323793/

2 См.: Федеральный закон от 3 апреля 2020 г. № 106-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)” и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части особенностей изменения условий кредитного договора, договора займа» // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_349323/

3 Вопрос 2 Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2 (утв. Президиумом ВС РФ 30 апреля 2020 г.) // http://www.supcourt.ru/files/28881/

4 Этой проблеме посвящены мои предыдущие статьи, опубликованные в «Адвокатской газете» (см., например: Севастьянова Ю.В. Когда принудить банк нельзя. Защита прав заемщика на стадии заключения кредитного договора // Адвокатская газета. 2020. № 6).

5 Официальный отзыв Правительства РФ от 8 декабря 2020 г. № 2.3.3-11/1320 на проект федерального закона № 1045211-7 // https://sozd.duma.gov.ru/bill/1045211-7

6 Заключение Комитета ГД РФ по финансовому рынку от 10 марта 2021 г. № 241/4 «О проекте федерального закона № 1045211-7 “О внесении изменения в статью 7 Федерального закона “О потребительском кредите (займе)”» // https://sozd.duma.gov.ru/bill/1045211-7

7 Определение КС РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Попова Сергея Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью 5 статьи 7 Федерального закона “О потребительском кредите (займе)”» // https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-29092020-n-2192-o/

8 См.: https://www.nbki.ru

9 См.: https://lfacademy.ru/course/2128280