07.06.2022 Эксперты изучили правовые позиции по административным делам из Обзора ВС № 1 (2022 г.) АГ НОВОСТИ

Применение КАС РФ

Согласно п. 36 документа заинтересованное лицо должно иметь реальную возможность устранить недостатки, указанные в определении судьи об оставлении административного иска без движения (Определение № 31-КАД21-3-К6).

Учредитель юридической фирмы «БИЭЛ» Лариса Рябченко полагает, что в этом пункте приведен типичный случай нежелания судов рассматривать дело по существу и возвращать административный иск, очевидно нарушая права административного истца на судебную защиту. «Во всех процессуальных кодексах РФ указаны задачи и обязанности судов по оказанию помощи сторонам в сборе доказательств. Отказ в рассмотрении дела по существу при явной и понятной невозможности получения административным истцом обжалуемого документа и легкой доступности его истребования судом у административного ответчика недопустим. В нашей практике мы неоднократно сталкивались с нежеланием судов рассматривать дела с участием госорганов или органов управления субъекта РФ, пользующихся любыми предлогами для возвращения административного иска. Возможно, такую правовую позицию будет использовать в практике при очередном оставлении административного иска без движения», – полагает она.

Адвокат АП Республики Башкортостан Надежда Крылова отметила, что включение в обзор этого дела свидетельствует о том, что в правоприменительной практике такие случаи довольно распространены. «Опасность таких ситуаций состоит в том, что в конечном итоге отсутствие реальной возможности получения документа, о представлении которого настаивает суд, не позволяет заинтересованному лицу защитить свои законные права и интересы», – отметила она.

Эксперт пояснила, что Верховный Суд одновременно обращает внимание нижестоящих судов на необходимость внимательного изучения как материалов, поступивших в приложении к административному иску, так и содержания текста последнего, в котором могут содержаться соответствующие ходатайства в связи с невозможностью представления доказательств. «Такая правовая позиция позволит административным истцам ссылаться на нее в обоснование невозможности представления суду каких-либо доказательств, в том числе доказательств с грифом ограниченного доступа, и исчерпания возможности самостоятельного их получения», – заключила Надежда Крылова.

В следующем пункте обзора отмечено, что орган местного самоуправления вправе в порядке самоконтроля отменить ранее изданный им муниципальный правовой акт из-за его несоответствия законодательству. Решение об этом должно быть обоснованным и не нарушать законных прав граждан (Определение № 25-КАД21-5-К4).

Надежда Крылова назвала разъяснение крайне важным. «Суд высшей инстанции обратил внимание на критерии постановления органа местного самоуправления об отмене ранее изданного им муниципального правового акта, к числу которых отнесено соответствие закону (обоснованность и ненарушение законных прав граждан); реализация органами местного самоуправления предоставленных законом полномочий не может зависеть от усмотрения такого органа. Эта правовая позиция позволит судам давать правильную и обоснованную оценку оспариваемым постановлениям органов местного самоуправления об отмене ранее изданных муниципальных правовых актов с целью недопущения нарушений законных прав граждан», – убеждена адвокат.

Лариса Рябченко считает, что в этом деле ВС вновь указал на то, что суд должен всесторонне рассматривать существо дела, а не просто поддерживать административный орган: «К сожалению, такие рекомендации ВС фактически не являются обязательными для нижестоящих судов – они могут повторяться регулярно, но ничего не изменится».

Практика применения положений КоАП

Как следует из п. 38, определение дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу имеет существенное значение для решения вопроса о наличии или отсутствии события административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.25 КоАП РФ и выразившегося в неуплате административного штрафа в установленный срок (Постановление № 3-АД21-2-К3).

Согласно п. 39 обзора подача в орган, осуществляющий государственную регистрацию юрлиц и ИП, заявления, содержащего сведения об адресе места нахождения юрлица, по которому оно фактически не находится, свидетельствует о представлении заведомо ложных сведений и образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 14.25 КоАП РФ (Постановление № 19-АД21-13-К5).

Лариса Рябченко назвала очень важным такую правовую позицию, поскольку она поддерживает недавнее начинание налоговых инспекций по сбору новых штрафов (в условиях послековидного и санкционного экономических кризисов) путем проверки нахождения юрлиц и их органов по месту их госрегистрации 20 и более лет назад. «В то время для регистрации юрлица требовался юридический адрес, но заключить договор аренды до тех пор, пока организация не была зарегистрирована, было невозможно, поскольку юрлицо и на сегодняшний день существует с момента государственной регистрации и внесения записи в ЕГРЮЛ. Поэтому большинство мелких и средних юрлиц были зарегистрированы по тем адресам, которые им согласились предоставить за плату или в качестве дружеской услуги организации, в чьей собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении на тот момент имелись объекты недвижимости», – отметила она.

По словам эксперта, малые и часть средних предприятий, не имеющие своего офиса и арендующие помещения, а также меняющие свои места нахождения в поисках более дешевой арендной платы/более удобных помещений, могут подвергаться таким штрафам неоднократно либо использовать конкретное жилье для регистрации, подвергая его риску обысков, налоговой проверки по месту жительства и т.д. «Таким образом, для малого и среднего бизнеса резко осложняются условия работы, появляются новые финансовые и временные обременения – штрафы, аренда – поиски места, в котором можно работать и быть зарегистрированным, что может увеличить арендную плату. ВС фактически принял участие в ухудшении положения отечественного бизнеса», – резюмировала Лариса Рябченко.

Как следует из п. 40, при решении вопроса о прекращении в отношении юрлица производства по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.28 КоАП РФ («Незаконное вознаграждение от имени юрлица»), на основании примечания 5 к названной норме нужно установить, в частности, чем непосредственно это лицо способствовало выявлению правонарушения, проведению административного расследования и (или) выявлению, раскрытию и расследованию преступления, связанного с правонарушением (Постановление № 13-АД21-5-К2).

Исходя из п. 41 обзора, при подаче жалоб на постановление, решение по делу об административном правонарушении несколькими управомоченными на это лицами (ч. 1 ст. 30.12 КоАП РФ) каждая из поданных жалоб, соответствующих требованиям ст. 30.14, ч. 4 ст. 30.16 Кодекса, рассматривается по существу. Иное представляет собой нарушение права на судебную защиту (Постановление № 5-АД21-62-К2).

Судебная коллегия по делам военнослужащих рассмотрела одно административное дело: в п. 42 отмечено, что игнорирование судом того обстоятельства, что на момент увольнения с военной службы военнослужащему не было достоверно известно о нарушении его жилищных прав, привело к ошибочному выводу о пропуске им срока обращения в суд (Определение № 224-КА21-20-К10).

Зинаида Павлова