07.09.20. Вместо упорядочивания практики – новые проблемы подследственности? Комментарий к проекту поправок в УПК, расширяющих полномочия следователей СКР. АГ. НОВОСТИ.

Асриян Борис

Председатель КА «Династия», к.ю.н.

04 Сентября 2020

23 августа «АГ» опубликовала новость о представленном для общественного обсуждения проекте поправки в ст. 151 УПК РФ, согласно которой следователям СКР предоставляется право производства предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 125, 151 и 156 УК РФ, в случае их выявления в ходе расследования тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних. Кроме того, к их подследственности планируется отнести дела о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления в случае выявления данного факта в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором.

Читайте также

Минюст предлагает расширить полномочия следователей СКР по делам несовершеннолетних

К их подследственности могут быть также отнесены дела по преступлениям небольшой и средней тяжести, связанным с оставлением в опасности, неисполнением обязанностей по воспитанию и вовлечением несовершеннолетних в совершение антиобщественных деяний

25 Августа 2020

Предложенная Минюстом поправка, расширяющая полномочия следователей СКР по делам о преступлениях в отношении несовершеннолетних, представляется крайне противоречивой и излишне нагроможденной, и вот почему.

Напомню, в законопроект предлагается ввести новый подп. «д» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, согласно которому следователи СКР могут расследовать дела о преступлениях, предусмотренных следующими нормами УК РФ:

ст. 125, 151 и 156 – если преступления выявлены ими в ходе расследования уголовных дел о преступлениях, указанных в подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ;

ст. 150, если это преступление выявлено в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором в порядке п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

Если зеркально поменять местами статьи и основания для расследования, возникает обоснованный вопрос: к какой подследственности отнести дела о преступлениях, предусмотренных ст. 125, 151 и 156 УК РФ, если они будут выявлены следователями СКР в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором в порядке п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ?

Аналогичный вопрос возникает в отношении дел о преступлениях по ст. 150 УК РФ в случае их выявления следователями СКР в ходе расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

То есть новелла, предложенная Минюстом, даже при поверхностном анализе представляется несовершенной и способной вместо упорядочивания правоприменительной практики породить новый круг нерешенных вопросов ведомственной подследственности.

При этом по ряду квалифицирующих признаков преступления, предусмотренные ст. 150 и 151 УК РФ, и так относятся к категории тяжких, а по уголовным делам о преступлениях по ст. 125 и 156 УК РФ предварительное расследование проводится в форме дознания. В итоге конструкция представляется крайне неудачной, поскольку противоречит изначальному содержанию форм предварительного следствия и дознания и окончательно загромождает понимание соотношения этих институтов.

Вместе с тем, по моему мнению, из буквального толкования нормы подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ вытекает возможность расследования следователями СКР уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, независимо от тяжести деяния.

Данное утверждение основано на анализе смежных норм ст. 151 УПК РФ.

Так, в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ при перечислении субъектов преступления (совершенного определенными лицами) используется союз «а также», когда речь идет о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц.

В анализируемой норме используется союз «и»:

«г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних;»

В русском языке использование союзов «и» или «а также» однозначно определяет понижающую интонацию, показывающую, что перечисление завершено. Использование союза «и» объединяет перечисленные объекты в одну семантическую группу. Союз «а также» действует немного иначе: объединяет предыдущее множество объектов в одну семантическую группу и добавляет к ним выделенный объект. Это может быть сделано с целью либо противопоставления, либо присоединения объекта другой природы.

Таким образом, положения подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК состоят из двух равных групп общей природы:

о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними;

о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних.

То есть, как представляется, все уголовные дела о преступлениях, по которым потерпевшими являются несовершеннолетние, подследственны СКР.

В практике встречаются случаи, когда согласно приведенному толкованию адвокаты успешно ходатайствовали перед следственными органами о передаче уголовных дел от дознавателей и следователей МВД России в подразделения СКР.

Например, в отделе дознания МУ МВД «Балашихинское» расследовалось уголовное дело по факту конфликта двух женщин на детской площадке. Оно было возбуждено в отношении матери малолетнего Р., повредившей кисть руки потерпевшей. В ходе очной ставки выяснилось, что причиной конфликта было то, что потерпевшая ударила ребенка Р. По завершении следственного действия сторона защиты заявила ходатайство о регистрации сообщения о преступлении в отношении малолетнего Р., которое было внесено в протокол, а также о выдаче талона-уведомления и направлении сообщения о преступлении в органы СКР по подследственности. Дознаватель удовлетворил ходатайство. Была проведена проверка в отношении потерпевшей по факту травмирования малолетнего. В результате основное дело прекращено в связи с примирением, хотя изначально потерпевшая категорически не желала примиряться с подзащитной.

В некоторых случаях адвокату приходилось ставить вопрос перед прокурором, и зачастую с формулировкой адвоката соглашались.

Так, в ОМВД «Королёвское» расследовалось уголовное дело по ст. 327 УК РФ по факту подделки документов о продаже имущества, принадлежащего несовершеннолетнему. Обращение в прокуратуру с жалобой в порядке ст. 124 УПК РФ с обоснованием позиции о передаче дела в подразделение СКР по подследственности привело к ее удовлетворению. В ходе расследования подразделение СКР выявило дополнительные эпизоды преступной деятельности. Расследование еще продолжается.

Также состоялись обращения в суд с жалобами в порядке ст. 125 УПК РФ, увенчавшиеся успехом.

Проиллюстрирую случаем из практики. В ОМВД «Жуковский» проводилась проверка по факту причинения легкого вреда несовершеннолетнему. Уголовное дело не возбуждалось на протяжении длительного времени (дознаватель выносил постановления об отказе в возбуждении дела).

Обращение в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о нарушении подследственности в соответствии с изложенной позицией привело к отмене прокуратурой постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и передаче материала для дополнительной проверки в подразделение СКР. В итоге уголовное дело было возбуждено и установлено виновное лицо.

В любом случае подобное решение органов предварительного следствия и прокуратуры не нарушает прав участников уголовного судопроизводства, а напротив – направлено на защиту прав несовершеннолетних, пострадавших от преступлений.

Понятно, что правоприменитель вправе толковать данную норму иначе. Однако если правильно понимать волю законодателя, норма, предусмотренная подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, направлена на защиту прав несовершеннолетних в широком смысле.

Именно поэтому уточнение подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ: «г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних;» – могло бы снять все споры при толковании на практике.

В заключение хотелось бы прокомментировать ряд позиций, высказанных экспертами в новости «АГ».

В частности, не согласен с позицией юриста Кирилла Кравченко о том, что предлагаемая поправка является законодательным ходом, предпринятым для упрощения производства предварительного расследования, когда несколько дел соединены в одно, поскольку, если дела уже соединены и находятся в производстве следователя подразделения СКР, нет оснований для выделения в отдельное производство и передачи в другой орган новых дел, даже если часть преступлений по расследуемому делу ему не подследственны.

Кроме того, статистический учет раскрываемости уголовных дел по преступлениям по ст. 125, 150, 151 и 156 УПК РФ не ведется и при ранжировании показателей работы СКР эти данные не учитываются.

В отношении доводов адвоката Александра Рязанцева о том, что возложение на следователей дополнительно дел о преступлениях небольшой и средней тяжести увеличит нагрузку на них и в перспективе потребует расширения штата, отмечу, что, несмотря на регулярное увеличение нагрузки на следователей СКР с 2007 г. (передача в исключительную компетенцию дел о налоговых, должностных, коррупционных преступлениях, а также о преступлениях в отношении несовершеннолетних и др.), расширения штатной численности не требовалось. Напротив, наблюдается тенденция к сокращению числа следователей на местах. Таким образом, ожидать с принятием проекта поправки в УПК РФ перспективы расширения штата СКР и, как следствие, – увеличения бюджетных расходов, полагаю, не приходится.