07.09.2021 Нарушение прав и законных интересов граждан или организаций в составе ч. 1 ст. 293 УК РФ «Халатность» АГ

Материал выпуска № 16 (345) 16-31 августа 2021 года.

В статье на основе случая из личной практики автора анализируется понятие «существенность» нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства при квалификации состава «Халатность», изложена позиция Конституционного Суда РФ по этому вопросу, даны рекомендации адвокатам.

Осуществляя защиту должностных лиц, в отношении которых проводится доследственная проверка, расследуется либо рассматривается в суде уголовное дело по признакам халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ), адвокат должен понимать, какие последствия вызывают квалификацию действий как преступных, а при каких – есть основания требовать прекращения уголовного преследования либо оправдания подзащитного.

В действующей редакции ч. 1 ст. 293 УК РФ халатность определяется как неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Крупным ущербом согласно примечанию к ст. 293 УК РФ является ущерб, превышающий 1,5 млн руб.

До недавнего времени такая предложенная законодателем юридическая техника порождала несогласованную правоприменительную практику. Фактически в ситуации, когда сумма ущерба была менее 1,5 млн руб., только от умозрения следователя, прокурора, суда зависело, будут ли последствия халатности поняты как существенные, а лицо – привлечено к уголовной ответственности. Такой подход не соответствовал принципу правовой определенности, столь важному в толковании уголовно-правовой нормы, на что неоднократно указывал Конституционный Суд РФ.

Случай из практики

На практике пришлось столкнуться с привлечением лица к уголовной ответственности при том, что размер материального ущерба (при отсутствии сопутствующего нематериального) был существенно меньше 1,5 млн руб. Однако обвинение восполняло несоблюдение требования закона отсылкой к нормам Конституции РФ относительно неприкосновенности права собственности, что, на взгляд обвинения, автоматически делало существенным любое лишение потерпевшего его собственности, даже если денежный эквивалент этой выбывшей по ошибке чиновника собственности был установлен товароведческой экспертизой и составлял менее 1,5 млн руб.

По обстоятельствам конкретного дела автор защищал государственного регистратора, зарегистрировавшего договор купли-продажи земельного участка, в котором продавцом выступил не собственник, а его полный тезка в лице представителя по доверенности. Потерпевший (собственник) обратился в полицию, было возбуждено уголовное дело по ст. 159 УК РФ, впоследствии прекращенное в связи с отсутствием состава преступления, поскольку следствие пришло к выводу о добросовестном заблуждении полного тезки продавца, посчитавшего себя собственником участка. Взамен было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ в отношении чиновника – государственного регистратора, интересы которого на предварительном следствии и в суде защищал адвокат – автор статьи. На следствии экспертиза установила стоимость земельного участка 628 тыс. руб., т.е. меньше крупного, однако следствие усмотрело существенный ущерб правам и законным интересам потерпевшего, выразившийся в нарушении гарантированного Конституцией РФ права собственности. Дело было направлено в суд. Обвиняемый, к тому времени умерший, был признан виновным, уголовное дело прекращено по нереабилитирующему основанию – в связи со смертью обвиняемого. Довод об исключительно материальном ущербе в размере менее крупного оставлен без внимания в связи с существенным нарушением права потерпевшего. Постановление оставлено без изменения всеми судебными инстанциями.

В обоснование своей точки зрения обвинение, в отсутствие иных разъяснений, ссылалось на трактовку понятия «существенность» в абз. 2 п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 19). Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией РФ.

При этом не учитывалось, что, в отличие от состава ст. 293 УК РФ, в ст. 285 и 286 той же главы УК РФ последствия описаны безальтернативно – только как существенность, без указания на конкретный минимальный размер материального ущерба. Кроме того, халатность является неосторожным преступлением, что затрудняет применение разъяснений, которые даны для составов умышленных преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ.

В КС РФ была направлена жалоба на нарушение прав доверителя действующей нормой – ч. 1 ст. 293 УК РФ, позволяющей привлечь к уголовной ответственности при материальном ущербе менее предусмотренного примечанием к ст. 293 УК РФ материального признака в 1,5 млн руб.

Нечеткость формулировки указанного признака состава данного преступления привела – в случае причинения материального ущерба в размере менее 1,5 млн руб. – к нарушению единообразия применения уголовно-правовой нормы, когда одни суды приходили к выводу об отсутствии состава при ущербе менее 1,5 млн руб., а другие при минимальном ущербе привлекали к уголовной ответственности.

Преодоление указанной неопределенности и потребовало разъяснений КС РФ.

Позиция КС РФ

В постановлении от 24 мая 2021 г. № 21-П (далее – Постановление КС РФ № 21-П) Конституционный Суд РФ указал на неполноту такого подхода. Он отметил: «… криминообразующими признаками выступают и крупный размер причиненного ущерба, и существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, причем использование союза “или” в законодательном описании халатности предполагает, что установление одного из альтернативных видов последствий образует достаточное условие для привлечения к ответственности за халатность, если установлены все остальные признаки состава этого преступления»1.

То есть КС РФ подчеркнул, что условием для привлечения к ответственности за халатность является как крупный размер причиненного ущерба, так и существенное нарушение прав и законных интересов. Следует особо отметить, что правовой подход КС РФ к применению союза «или» в законодательных актах является общеприменимым. Он распространяется не только на рассматриваемую ст. 293 УК РФ, но и на другие статьи – как данного Кодекса, так и других кодексов и законов РФ, исходя из единства юридической техники написания законодательных актов.

При этом КС РФ обратил внимание на следующее. «В то же время причинение материального ущерба не в крупном размере не исключает выяснения того, что содеянным существенно нарушены иные, помимо экономически значимых, права и интересы, охраняемые законом. Привлечение к уголовной ответственности в этом случае не обусловлено денежной оценкой причиненного вреда». И далее. «За пределами стоимости объекта могут быть учтены и признаны существенными эстетическое, фамильное, социально-статусное значение вещей и имущественных прав, использование потерпевшим утраченного имущества как единственно возможного в конкретной жизненной ситуации способа удовлетворить потребность в жилище и иные подобные обстоятельства»2. То есть Суд полагает, что привлечение к уголовной ответственности возможно в случае, если причинен материальный ущерб размером менее крупного, но выбывший (утративший стоимость) материальный объект обладал для потерпевшего помимо денежной и другой, существенной нематериальной ценностью.

Альтернативным признаком совершения преступного деяния может служить «оценочный признак в виде неимущественного вреда, выраженного в существенном нарушении прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства», который «предполагает оценку имущественного ущерба, не достигшего указанного размера, в качестве существенного нарушения названных прав и законных интересов, имеющих неимущественный характер»3. «Понятие “существенное нарушение прав и законных интересов”, как и всякое оценочное понятие, получает содержание в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и при надлежащем толковании законодательных терминов в правоприменительной практике»4. Здесь КС РФ подчеркивает, что указанное понятие требует оценки существенности в зависимости от обстоятельств уголовного дела, однако имущественный ущерб в размере менее крупного в качестве существенного нарушения прав и законных интересов трактовать нельзя.

КС РФ отметил, что состав ст. 293 с начала применения УК РФ претерпел эволюцию. Изначально норма связывала возложение ответственности за халатность с наступлением последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Затем в 2003 г. описание состава преступления было изменено. Наступление ответственности по ч. 1 ст. 293 УК РФ законодатель связал с причинением исключительно крупного ущерба. В 2008 г. в качестве последствия в дополнение к крупному ущербу возник признак существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Таким образом, сегодняшняя редакция ч. 1 ст. 293 УК РФ в основных положениях повторяет положения и подходы, использованные в первоначальной редакции ст. 293 УК РФ. Это очень важно для понимания правового подхода КС РФ правоприменителями (в том числе адвокатами-защитниками). Кроме того, это позволяет для более правильного понимания правовой позиции КС РФ и уяснения судебного толкования квалификации преступления «Халатность» пользоваться правовым подходом судов до 16 октября 2009 г. Причем использовать не только правовое толкование отмененного постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» (признано недействующим с принятием постановления Пленума ВС № 19), но и судебные акты по конкретным делам. КС РФ фактически именно на это нацеливает правоприменителей, довольно подробно описывая правовые позиции в период действия отмененного постановления Пленума Верховного Суда СССР № 4 (см. абз. 2 п. 3 комментируемого Постановления КС РФ № 21-П).

Итак, КС РФ признал неверной практикой привлечение к уголовной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшее исключительно материальный вред в размере, не превышающем 1,5 млн руб. Но при этом он не исключил наличия состава преступления в случае, если при выбытии в результате халатности материального объекта помимо материального ущерба в размере менее 1,5 млн руб. допущено существенное нарушение и связанных с таким объектом нематериальных прав потерпевшего. Например, если выбывший предмет имел для потерпевшего важную фамильную, статусную и иную подобную очевидно важную ценность.

Рекомендации адвокатам

В связи с разъяснением конституционно-правового смысла ч. 1 ст. 293 УК РФ в Постановлении КС РФ № 21-П адвокатам, осуществляющим защиту по ст. 293 УК РФ «Халатность», можно порекомендовать следующее. Если халатность повлекла материальные последствия – произвести независимую оценку ущерба, не ограничиваясь в спорных случаях кадастровой или иной подобной стоимостью либо ценой сделки. Если ущерб менее 1,5 млн руб. – ставить вопрос о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Если на данном этапе возникает вопрос о существенности для потерпевшего ущерба, несмотря на то что его размер не превышает 1,5 млн руб., – изучать вопрос, какой именно ценностью помимо денежной обладал утраченный предмет (либо его отдельные утраченные свойства), которого потерпевший лишился в результате предполагаемой халатности должностного лица, представлять соответствующие доказательства в опровержение утверждений обвинения. Конкретная возможная нематериальная ценность вещей перечислена в Постановлении КС РФ № 21-П (эстетическая, фамильная, социально-статусная и т.д.). При наличии у защиты сомнений относительно степени существенности настаивать на проведении экспертизы с целью определить данную степень, не допуская постановки в основу обвинения не подкрепленного доказательствами декларативного утверждения о существенности ущерба для потерпевшего.


1 Постановление КС РФ от 24 мая 2021 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 293 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р. В. Величенко», абз. 2 п. 3.1.

2 Там же, абз. 1 и 4 п. 4.3

3 Там же, абз. 5 п. 4.3.

4 Там же, абз. 2 п. 4.3.