07.10.2020 Взыскание с осужденных процессуальных издержек в пользу конкретных лиц противоречит требованиям закона АГ НОВОСТИ

Отменяя решения нижестоящих инстанций, кассация подчеркнула, что расходы потерпевшей на представителя подлежат возмещению бюджетом с последующим взысканием этих процессуальных издержек с осужденного в доход государства
Один из адвокатов посчитал, что в данной ситуации суд первой инстанции мог вынести решение такого рода, потому что это дело частного обвинения. Второй предположил, что суд кассационной инстанции руководствовался восстановлением нарушенного права потерпевшей, а также возмещением ее затрат, поэтому в первую очередь указал, что данные расходы необходимо возместить за счет федерального бюджета, а потом уже взыскать с осужденного в доход государства.

Восьмой кассационный суд общей юрисдикции опубликовал определение по делу № 77-209/2020, в котором указал на недопустимость взыскания с осужденного напрямую процессуальных издержек в виде расходов, понесенных потерпевшей в связи с выплатой вознаграждения представителю.

Приговором мирового судьи судебного участка № 1 г. Горно-Алтайска Республики Алтай, оставленным в силе апелляционным постановлением Горно-Алтайского городского суда, Леонид Кудрин был осужден по ч. 1 ст. 115 УК за умышленное причинение легкого вреда здоровью Ф., вызвавшего кратковременное расстройство здоровья. Мужчину приговорили к наказанию в виде штрафа в размере 10 тыс. руб. Кроме того, с него в пользу потерпевшей была взыскана компенсация морального вреда в размере 15 тыс. руб., а также процессуальные издержки в виде расходов, понесенных ею в связи с выплатой вознаграждения представителю в сумме 15 тыс. руб.

Сторона защиты подала кассационную жалобу, однако суд посчитал, что назначенное наказание соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, данным о личности осужденного, направлено на его исправление и восстановление социальной справедливости.

Вместе с тем, указала кассация, судебные решения в части взыскания с Леонида Кудрина в пользу потерпевшей процессуальных издержек в виде расходов, понесенных в связи с выплатой вознаграждения представителю в сумме 15 тыс. руб., подлежат отмене в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела.

Кассация отметила, что согласно положениям ч. 3 ст. 42 УПК потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, которые в соответствии с п. 1.1 ч. 2 ст. 131 УПК относятся к процессуальным издержкам по уголовному делу. По смыслу закона расходы, связанные с производством по делу, – процессуальные издержки возложены на орган, в производстве которого находится уголовное дело, и в соответствии с ч. 1 ст. 131 УПК возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

Суд сослался на п. 34 Постановления Пленума ВС от 29 июня 2010 г. № 17 (ред. от 16 мая 2017 г.) «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», согласно которому потерпевшему подлежат возмещению необходимые и оправданные расходы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, которые должны быть подтверждены соответствующими документами.

По мнению кассационного суда, взыскав с Кудрина в пользу потерпевшей процессуальные издержки в виде расходов, понесенных в связи с выплатой вознаграждения представителю, суд не принял во внимание, что данные расходы подлежат возмещению федеральным бюджетом с последующим взысканием этих процессуальных издержек с осужденного в доход государства. «Взыскание процессуальных издержек в пользу конкретных лиц, а не в доход государства противоречит требованиям закона», – подчеркивается в определении.

Допущенные судом первой инстанции существенные нарушения уголовно-процессуального закона суд апелляционной инстанции оставил без внимания, заметила кассация.

Таким образом, Восьмой кассационный суд общей юрисдикции отменил приговор мирового судьи судебного участка № 1 г. Горно-Алтайска Республики Алтай и апелляционное постановление Горно-Алтайского городского суда РА в части взыскания с Кудрина в пользу протерпевшей процессуальных издержек в виде расходов, понесенных в связи с выплатой вознаграждения представителю, и передал уголовное дело в этой части на новое судебное рассмотрение другому мировому судье в порядке ст. ст. 397, 399 УПК.

В комментарии «АГ» партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканёв отметил, что взыскание процессуальных издержек с осужденного регламентировано УПК, в котором суду предоставляется альтернатива выбора, за счет чьих средств взыскиваются процессуальные издержки: федерального бюджета или осужденного. Разграничения между выбором законодательством не предусмотрено.

Адвокат указал, что в соответствии с ч. 6 ст. 132 УПК, а также разъяснениями п. 5 Постановления Пленума ВС № 42 от 19 декабря 2013 г. «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» суду следует принимать решение о возмещении процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета, если в судебном заседании будет установлена имущественная несостоятельность лица.

«Позиция суда о том, что взыскание процессуальных издержек в пользу конкретных лиц, а не в доход государства противоречит требованиям закона, недостаточно мотивирована. Я думаю, что суд кассационной инстанции руководствовался восстановлением нарушенного права потерпевшей, а также возмещением ее затрат, поэтому в первую очередь указал, что данные расходы необходимо возместить за счет федерального бюджета, а потом уже взыскать с осужденного в доход государства. Подразумевается, что государство сразу возместит расходы потерпевшей, а в последующем государство, не обременяя ее дополнительными проблемами, взыщет данные издержки с осужденного», – отметил Алексей Буканёв.

Адвокат МКА «Правовой эксперт» Анастасия Саморукова посчитала, что в данной ситуации суд мог вынести решение такого рода, потому что это дело частного обвинения. Мировой судья поступил с ним так же, как если бы это было обычное гражданское дело, так как у уголовных дел частного обвинения и гражданских исков много общего. «Однако по закону издержки взыскиваются именно в том порядке, как указал суд кассационной инстанции. Полагаю, норма связана с тем, что потерпевший не должен страдать от того, что осужденный не сможет выплатить всю сумму сразу (а мало кто может в обычных уголовных делах, да и не все хотят), а взыскивать с него по, условно, тысяче в месяц – это еще одно ущемление прав потерпевшего, который уже понес не по своей вине те или иные расходы и теперь вынужден долго дожидаться их возмещения», – указала адвокат.

Анастасия Саморукова убеждена, что количество преступлений, отнесенных к категории дел частного обвинения, должно было существенно больше, а не как сейчас – всего три (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 и ч. 1 ст. 128.1). При этом потерпевший должен иметь возможность прекратить уголовное дело, возбужденное по его заявлению, если вина перед ним заглажена, если он простил обидчика и примирился с ним. «Именно это и предполагает частное обвинение: если потерпевший отказывается от обвинения, дело подлежит прекращению. Я считаю это правильным», – резюмировала адвокат.

Связаться с защитником осужденного «АГ» не удалось.

Марина Нагорная