08.06.2021 Связанные с госзаказами уголовные дела перейдут в категорию публичных АГ НОВОСТИ

В Думу внесены поправки, согласно которым отказ должностных лиц госкорпораций признать ущерб и отсутствие заявления о преступлении не будут препятствовать возбуждению уголовных дел о хищениях при госзаказах

Правительство внесло в Госдуму законопроект № 1184268-7, которым предлагается предоставить органам предварительного расследования право возбуждать без заявления потерпевшей стороны уголовное дело, если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

Так, ст. 20 УПК предлагается дополнить положением, согласно которому преступления, предусмотренные ст. 159, 159.1, 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, ч. 1 201 УК, не могут быть отнесены к уголовным делам частно-публичного обвинения, если предметом преступления явились денежные средства, иное имущество, выделенные в целях реализации государственного оборонного заказа, национальных проектов, закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд. В свою очередь, ст. 23 Кодекса предлагается дополнить указанием, исключающим необходимость подачи руководителем организации заявления о возбуждения уголовного дела в указанных выше случаях.

Поправки авторы проекта мотивировали тем, что размер причиненного материального ущерба по уголовным делам, возбужденным по фактам противоправных деяний в сфере оборонно-промышленного комплекса, за последние 3 года превысил 25 млрд руб. При этом должностные лица государственных корпораций либо интегрированных с ними структур отказываются от возбуждения уголовных дел о преступлениях, совершенных в сфере государственного заказа. Отказ в признании ущерба они мотивируют достижением конечных целей, несмотря на противоправные действия в ходе его исполнения, отсутствием претензий со стороны госзаказчиков, а также незначительным размером ущерба по отношению к выручке предприятий либо к стоимости их активов, объем которых часто превышает несколько миллиардов рублей.

Нередко представители оборонных предприятий под различными предлогами уклоняются от признания материального ущерба в ходе проверок их деятельности органами предварительного расследования и прокуратуры. «В сложившейся ситуации создаются условия для совершения новых преступлений, затрудняется своевременное взыскание ущерба, что влечет угрозу национальной безопасности не только в сфере государственного оборонного заказа, но и государственных и муниципальных закупок, в том числе в рамках реализации национальных проектов», – указывается в пояснительной записке.

В комментарии «АГ» младший юрист уголовно-правовой практики ART DE LEX Максим Стажила отметил, что в последние годы политика государства направлена на усиление ответственности и механизмов защиты государственных интересов в сфере государственного заказа. Законопроект является очередным методичным шагом к усилению защиты публичных интересов государства. Он заметил, что авторы поправок вводят переменную в виде специального условия о том, затронуты ли преступлением деньги и имущество, выделенные для реализации госзаказаов, при наличии которого перечисленные в законопроекте преступления становятся «публичными».

По мнению юриста, можно с уверенностью утверждать, что с принятием поправок в текущей редакции правоохранительные органы получат значительное усиление своих позиций. Причем выражаться это будет не только в наделении полномочиями на возбуждение уголовного дела, следующем из содержания законопроекта, – сама эта возможность выступает своеобразным рычагом давления и усиливает позиции правоохранительных органов при осуществлении проверочных мероприятий и в целом контрольно-надзорной деятельности.

«Если спрогнозировать развитие практики, то однозначно в скором времени будут возбуждены уголовные дела в отношении руководства оборонных предприятий и иных организаций, которые уже и станут отправной точкой формирования практики. Также хочется надеяться, что при придании публичности указанным ранее составам преступления практика не пойдет по пути поголовного привлечения должностных лиц коммерческих организаций к уголовной ответственности, а правоохранительные органы будут исходить из принципа соразмерности и ориентации на рациональность при осуществлении своей деятельности», – резюмировал Максим Стажила.

По мнению адвоката АП Тверской области Алексея Иванова, законопроект не вполне обоснован. «В пояснительной записке указана основная причина разработки поправок – это частый отказ соответствующих должностных лиц обращаться с заявлением об уголовном преследовании в связи отсутствием, по их мнению, ущерба, достижением конкретных целей государственного заказа, незначительным размером такого ущерба. Предлагаемым законопроектом волю коммерческой организации в указанных случаях предлагается просто нивелировать. Это противоречит целям уголовного судопроизводства. Если коммерческая организация полагает, что ущерб от преступных действий отсутствует, какой смысл принудительно осуществлять излишнюю уголовную репрессию? Если же в действиях такого должностного лица, отрицающего действительно причиненный ущерб, имеются признаки противоправного, уголовно наказуемого поведения, то с этим и нужно работать: привлекать, при наличии достаточных оснований, соответствующее лицо к уголовной ответственности, но ни в коем случае не отменять существующий порядок уголовного судопроизводства, сводя волю хозяйствующего субъекта к нулю», – посчитал адвокат.

Алексей Иванов посчитал, что идеи законодателя сохранить государственные средства и защитить их от разного рода хищений вполне ясны. Однако, по его мнению, в случае принятия законопроекта будут достигнуты результаты не сохранности государственного бюджета, а усиления давления на бизнес и его субъектов, которое и так является чрезмерным.

Адвокат АП г. Москвы Владимир Воронин посчитал, что в законопроекте можно выделить актуальный вопрос о борьбе с коррупцией: «Ряд представленных мероприятий направлены на борьбу с незаконной передачей должностному лицу заказчика средств, что должно привести к снижению темпов роста коррупции». Авторы законопроекта, отметил он, пытаются добиться прозрачности процедур внутри госкорпораций и интегрированных структур. То есть фактически государство, а не корпорация будет решать, причинен ущерб или нет. По мнению Владимира Воронина, в случае принятия законопроекта стоит ожидать точечного применения новых норм.

Марина Нагорная